Мы ждем перемен

Перемен требуют наши сердца!

Виктор Цой.

Эта вечная фраза всё чаще звучит повсюду от телеэкрана до разговора на кухне. Да и не спроста.  Правила бытия от вождей племен и  свободного Великого Новгорода до наших дней не искоренили жажду перемен. Когда людям хорошо, они хотят перемен в лучшую сторону, а когда им  лучше, то еще больших перемен хочется. И, понятное дело, что обязательно хотят перемен тогда, когда плохо живется, когда невмоготу терпеть.

Спросим себя, а когда это простому люду было хорошо? А когда люди не хотели перемен?

Так что ничего нового. Хорошо забытое старое время, по которому ностальгируют сегодня, а вчера хотели перемен. Прошли светлые денечки стабильности и постоянства. Пролетел коммунизм, обещанный Великим кукурузознатцем, да так пролетел, что его и не заметили. А всё хотели перемен.

Да где это видано и в какой сказке, чтобы желания о справедливости, добром и заботливом царе сбывались, чтобы люди не хотели перемен к лучшему? А если нет перспектив к лучшему, то, стало быть, на выходе худшее. Поэтому даёшь перемены!

Со времени начала нашего общения много написано, много прочитано и забыто,  еще много рассказано о желаниях к переменам и причинам, их побудивших. Но стоит заметить, что изменения и перемены идут постоянно во многих сферах жизни, то набирая обороты, то сбрасывая их до минусовой отметки.

Вот и сегодня, посматривая по сторонам, невольно ловишь себя на мысли, что всё не  так уж и плохо. Мы подходим к тем заповедным временам, когда было, наверное, хорошо, когда имелись стабильность и понимание ситуации.

Мы начинаем это немного понимать, а другие наши соплеменники уже и этим недовольны. Нам предлагают обнулить, что было вчера, и начать с чистого листа новую песню. Правда, для кого-то она может стать лебединой, а для кого-то прорывом в новую жизнь. Всё зависит от стартовой площадки.

Так вот и наблюдается, что нам предлагают обнулиться, а перед этим отсидеться по домам, доесть последний хрен, а потом идти на паперть за милостыней к новому-старому царю, теперь уже пожизненному. Стабильность и постоянство - вот наши идеалы.

Оглядываясь, увидел как-то фигуры наших управителей от прошлых не демократических, но затем демократических, постыдных и лихих 90-х до настоящего времени.

Вот был в славной губернии на кормлении избранник народный от  главной партии и служил он преданно немногим более 18 лет, которые теперь считаются застоем. След оставил. Живешь на Смоленщине - будь строителем! Завещал строить. Но начался распад империи, и он ушел на покой. 

Потом пришли временщики, то из кубанского сельского района, то от холодильного производства,  из номенклатуры перебежчик, потом партийный фокусник, потом комсомолец, еще и еще и, наконец, пришлый фотограф. Вот уж подсел, так подсел. Всех пересидел. И так крепко уцепился за доходное место, что клещами не выдернешь, если не помочь горячей смолой по русскому обычаю. Одним словом, фигура не фигура, а так сморчок один, зато гонору столько, что Наполеон позавидует. У Бонапарта же не было фотоаппарата и вождя, как у нынешнего, в учителях. Тот сам всего добился через кровь и смерти, а этот через известный проход и без мыла. Недаром сладеньким зовется. Пролез, откатил, закатил, подкатил и накатил, что следует и кому следует.

А люди всё равно хотят перемен. Чего неймётся? Будут Вам перемены! Вот сладенький, получив благословение,  пойдёт на новый правительственный срок  управления губернией. Подсчитав, за червонец перевалит. Кто еще такой нужный, как не ОН, родимый, отец родной и благодетель, поднял разрушенную область до передовых, правда, сзади, как ему привычней. Как не ОН отстроил дороги выше уровня Ихних Западных, на примере разбитого двора в центре Профсоюзного благоденствия и детских кружков, даже суд беззубо шамкал, объясняя трудности от природных явлений, влияющих на разрушение асфальтового покрытия возле поликлиники атмосферными осадками,  за которыми не успевают доблестные коммунальщики, руководимые барабанщиком, - пионерского горна только не хватает. Кто, как не он, внедрил повсеместно правильную диету, вместо говядины все переходят на крольчатину, а посему коровы под нож, коровники банкам в залог, а кредиты для выращивания диетического продукта. Понятное дело, теперь ни молока своего,  ни мяса, а крольчатина нам только снится в страшном сне с двузубым Кролом и усмешкой, что, наелись моего мяса????  Кто, как не он, привел в действие рычаг оптимизации здравоохранения на селе, после чего в деревнях не осталось специалистов, ФАПы, они же ФИГи для бумаги. А грянула беда, всех повезли в центр. На селе по-прежнему лечат старым дедовским методом: водка, чеснок, а не помогает, тогда лопата, крест. Зато своих ставленников, что приносили ему мзду, в угоду общественному мнению, крестоносцам сдал, коих даже на полати посидеть отправил. Ближних сдавай, а сам выплывай. Чем не заповедь властолюбца!

Вот за эти Высокие заслуги и старания его поощрить следует, потому как незаменимый, потому и продлить полномочия можно надолго. Оно же и понятно: мы хотим постоянства и стабильности. Здесь, как всегда, всё постоянно и стабильно плохо. Но ведь и в Сирии не легко. Так что денег нет, но Вы держитесь, славяне!

Так что готовьтесь голосовать опять ЗА, но можете и не голосовать, кнопку нажмут и без Вас.  Царю нужны послушные, а не бродливые.

Перемен по-прежнему просят сердца. Да, перемены наступили и в другой ветви власти, что при пагонах и на машинах. Эти-то хоть работают! Многие жизни отдали за стабильность и постоянство, не получив обещанных боевых, компенсаций по случаю утраты кормильца, а некоторые наследники героев даже жилье потеряли, не успев въехать при жизни героя. На обращение к весам за справедливостью, знамо дело, получен правильный и законный ответ - не положено после жизни, если при жизни не успел. А вот лампасы пришить успевают до перехода  в другой регион или главк. Правда, некоторые чудом избежав решетки, быстренько слились в пенсион. Но главное, все они метили наверх и считали это пристанище временным трамплином. Ну и получили под зад, как половцы, печенеги, поляки и иже с ними французы и немцы.  На этой земле и с этими людьми не нужно строить радужных планов. Они могут по причине природных явлений и сбыться.

Пообмельчал руководящий поток, вот и шлют во второстепенную для некоторых губернию трамплиеров и прыгунов.

На территориях помельче засилье всё тех же по духу. В соседнем территориальном объединении случилась плановая проверка расходования бюджетных средств в период всеобщей экономии ввиду востребованности оных сильно. На 100 душ населения по стандартам должно приходиться одно помывочное место. На каждое заведение свой штат. Результат проверки оказался фантастическим.  Штатное расписание бани равносильно штатному расписанию местной администрации, где по ранжиру расположились родственники тех, кто управляет провинцией. А доход от услуг не окупает расходы на содержание штата и обслуживание этого заведения.

А по соседству находится частное аналогичное заведение, работающее по записи круглые сутки, приносящее доход. Но штат в разы меньше. Парадокс. Ни одного родственника в сем заведении от элиты нет. Но элита посещает сие заведение исправно. Замечен не только главный финансист, но главный блюститель законности и правопорядка. По-видимому, здесь он и подхватил чумку, что сразила многих его коллег и не только. Здесь, как ни странно, самоизоляция была временной, только на период посещения определенных особ.    После чего усиленная дезинфекция. Но, видимо, реагенты слабы оказались. Не помогло.

Что до всеобщей изоляции, так она только на бумаге и в цитадели правды и справедливости, что отражалось на лицах и руках его обитателей. В остальном всё как всегда. Тишина, покой домочадцев охраняются законом - административными санкциями, кои призваны пополнить и без того оскудевший местный бюджет.

В третью власть, где долгие годы восседал всесильный ВЖ, тоже прислали из Ларца, походкой подлеца, внешностью наглеца, глаза завидущие, руки загребущие и крюком, языком от ФЕНИ, одним словом, страшилище для устрашения местного люда. Может, душой и знаниями силен и порядок наведет? Да нет, по прошествии времени показал,  как и внешность, отличить сложно. А дела говорят сами за себя. Крик и феня стали нормой для общения с коллегами по цеху, записываться на прием следует заблаговременно и примет не всегда. Кто не записался, не пеняй на судьбу. Зато в почете наушничество,  шепот и доносительство, по которым скоротечно принимаются кадровые решения. Разные грызутся с разными, раньше вместе чаи гоняли, с праздниками поздравляли. Ныне Табу на общение. Ныне донос друг на друга поощряется финансово и грамотно. Страх и недружелюбие наполнили стены святой цитадели несправедливости и беззаконности.

Но, может быть, работать стало лучше, всё-таки перемены пришли, что так долго ждали? Нет, заплакал народец местный, не такого вождя себе хотели. Бывших хаяли, сдавали, предавали. Это как бы для них - норма. Но пришел ИНОЙ, и притихли обитатели серпентария. Не сложились у него отношения не только с ними, но и другими, равными по полномочиям, но свободными по должности и подчиненности. Отдалились оные, и связи с ним не ищут другие иные. Что и требовалось в эпоху разделения властей. Может, такой монстр и нужен ныне живущим? Заслужили сию кару, значит, и крест нести со смирением.

Для царя важно: разделяй, но властвуй, дабы не объединились против САМОГО.  

Простые посетители не увидели перемен в лицах, но заметили перемены в делах. Чаще стали отменяться заказные и просто глупые решения самодуров и лихоимцев.  Теперь из-за страха отмен, коих стала почти половина от всех обжалованных наверх решений снизу, стали работать немного, как позволяют знания, лучше или старательнее. Значит, брак гнали и раньше. Только раньше прикрывалось всеми способами, а ныне для нового Иного чем хуже у этих, тем лучше у него. Но это на время, а потом и с него спросят и за качество, и за сроки, и за ФЕНЮ. Кому надо, всё видит, и всё пишет в папку памяти.

Но нынешний брак уже не брак, а лечение от него и кадры теперь нужны грамотные от института, и профессионалы в деле праведном, а не из-под стола или трассы. Чужеродным здесь, как всегда, не рады. Потому многим не суждено пробиться, несмотря на все старания Иного. Но вакансии заполнять не спешат. Потому и работать приходиться за себя и за тех, кого нет. На объеме работы это сказывается, как сказывается и на усталости и состоянии здоровья. Только кому оно нужно это здоровье, кроме самих трудяг и их близких. Иному только работу подавай и не ропщи. Выбился из стаи, так сразу в шкуродёрню, дабы ритм не сбивали. А охочие до чужого найдутся. Этого …ма здесь навалом. Такой работе не позавидуешь, даже из-за приличной оплаты. Высосет все соки и выбросит, как ненужный экскремент.

Это и есть система ценностей.

Человек, его права и свободы, являются высшей ценностью, которая охраняется государством. Прямо как в этой отдельно взятой свободной губернии Великой Державы. Но территория и дух святой такой, что ассимилирует со временем всех и даже иноверцев. Проверено.

Каких еще мы хотим перемен? Если ничего практически не поменялось. Если общая система ценностей осталась прежняя. На кого уповать желаем, братия?

Конечно, на себя родимых. С себя и начинать. В народе сказывают, нечего пенять на зеркало, коль…, ну Вы понимаете.

Далеко за горами не ходить. Никто не будет чистить территорию, коли сами грязним постоянно. Урны поставлены для мусора, а не для сдачи в металлолом. Скамейки поставлены для отдыха, а не выламывания досок для измерения лихой пьяной удали. Газоны обустроены для красоты, а не парковки авто и загрязнения собачьими отходами. Стены домов покрашены в стиль городской архитектуры, а не для росписи бездарными неуками и грязных выражений.

Так что перемены в мечтах, а работа - в делах. Перемены нужно еще и заслужить или добиться их своими делами, работой и результатами испытаний, что даны неспроста.

За сим, с Верой в заслуженные перемены, а не мнимые,

Ваш Макар Зацепин.

Похожие материалы

Где правда, а где вымысел, или История одного клеветника

Где правда, а где вымысел, или История одного клеветника

Ваше право заканчивается там, где начинаются права другихВ далекие исторические времена гонцов с плохими или неправдивыми известиями казнили.В наше время такие гонцы и носители некоей информации стали популярными и называются по-разном...

Перевертыши судьбы, или Рука руку моет

Перевертыши судьбы, или Рука руку моет

(поучительная история для обучаемых)С давних пор, когда Советы еще крепко стояли на ногах, в их недрах уже выросли и окрепли узы братства и взаимопомощи соплеменников по кабинетному пространству.Как ни странно это звучит, но люди разных фак...

Улыбка Макара Зацепина

Улыбка Макара Зацепина

Задом напередПопалась мне книжка с самонадеянным названием «Радуйтесь мне». Захотелось порадоваться. Начал читать и обомлел: «Радуйтесь мне и прощайтесь навеки». Убийственная фраза. Так я еще пожить хочу.