Есть поселок, где можно согреться

Юрий Кекшин родился 1 сентября 1959 года. Малая родина – посёлок Хомутовка Курской области. Окончил Ульяновское высшее военно-техническое училище имени Богдана Хмельницкого. Служил в Полтаве, в Смоленске. В 1998 году уволился в запас по сокращению с должности командира воинской части. Печатался в журналах «Молодая гвардия», «Подъем», «Русская провинция», «Наркомат», «Воин России», газетах «Красная звезда», «Литературная Россия», «Завтра», «Московский литератор», «Российский писатель», «Советник Президента», Всероссийском поэтическом альманахе «День поэзии-2017» и других периодических изданиях, в многочисленных поэтических альманахах и коллективных сборниках. Стихотворения поэта представлены в поэтической антологии «Поэзию любят красивые люди». Автор книги стихов «Двое» и сборника стихотворений «Домашних окон огни». Член Союза писателей России с 1996 года. Награжден специальным дипломом Курской областной организации Союза писателей России «За верность памяти Пимена Карпова», лауреат премии Союза журналистов России, лауреат конкурса ФСКН России за лучшее поэтическое произведение об органах наркоконтроля.

У МОГИЛЫ ОТЦА

Я стремился за счастьем и горем,

Как к земле дождевая вода,

Но ушли за кудыкину гору

И надежды мои, и года.

А за этой горою кладбище,

Спит кладбище за этой горой,

Где отца земляное жилище

Поросло перезревшей травой.

Как же больно кресту поклониться,

А ведь пасть на колени хотел.

Не успел я по-русски проститься,

Я проститься с живым не успел.

Бьёт наотмашь увесистый ветер

И морщины сдувает с лица.

Сто веков или тысячелетий

Отделяют меня от отца.

Пряча думы свои горевые,

В безответном пространстве стою

У подножья отцовской могилы,

Как у жизни своей на краю…

***

От кукования кукушки

Лес эхом сумрачным запел,

Не мне ль сегодня на опушке

Определяют мой предел?

Не дарит даже веры мнимой

За новым годом новый год.

Прошедшее невозвратимо,

А всё грядущее не в счёт…

ХОМУТОВКА

Есть посёлок, где можно согреться,

Ветром тихого счастья дыша,

Там и сердце наполнено сердцем,

И в душе воскресает душа.

Ощущаются там по-иному

Для меня и реальность и сны,

Днём и ночью там пахнет весною –

Круглый год – от весны до весны.

Тает жизнь, как вечерние свечи,

Оттого, со сторонкой моей,

С каждым годом пронзительней встречи,

С каждым разом, разлука – больней.

Мне б успеть – до предсмертного бреда,

Перед тем, как увянуть во мгле,

Вздох последний и выдох последний

Посвятить хомутовской земле…

***

Он рванулся сквозь темень на дот,

Не кричал и не гнулся,

Но, за десять шагов до высот,

Он о пулю споткнулся.

Он поднялся, споткнулся опять,

И поверил – что поздно:

Повернулась галактика вспять

И осыпалась грозно.

Он поверил, что кончился бег,

В муках смерти забился,

Окровавленный тающий снег

Его жизнью дымился.

А душа его, с горних высот,

С болью зрила, как с вражьей пехотой,

Смертно бились родной его взвод

И его поредевшая рота…

***

Мне ощущать уже не странно,

Что видеть я давно привык

И дно гранёного стакана,

И мимолётной страсти лик.

Но не хочу уже, как прежде,

На медь разменивать слова.

Душа в изношенной одежде –

Младенцем трепетным - жива…

***

Над домом и полем, над рощей и садом

И вечен, и странен огонь звездопада.

Стареют и звёзды за счастьем в погоне,

Им срок обозначен на Божьей ладони.

И скорбно летят на небесный погост

Горящие жизни невидимых звёзд…

НА РОДИНЕ ПИМЕНА КАРПОВА

(Пимен Карпов – выдающийся русский поэт и прозаик, друг С.А. Есенина, уроженец села Турка Хомутовского района Курской области).

Сквозь Турку, дух роняя тленный,

Стеной прополз бурьянный лес:

Накрыла мерзость запустенья

Простор его родимых мест.

Ни огонька крестьянской жизни,

Ни человечьего следа,

И в небо смотрит с укоризной

Колодцев чёрная вода.

 Не зря он, видевший далече,

В том, окровавленном былом,

Пророчил нынешнюю нечисть

Своим талантливым пером.

Нечистой силе на потребу

Певца пустеющей земли

Ошмётки кожаного неба

Смертельно мучили и жгли.

Его, кто зрил в года лихие

Народа тяжкий недород,

Помимо нас – детей России –

Лишь край заброшенный поймёт…

ОСЕННЕЕ

Смотрите, как ливни устали лить

Над горестной Русской землей.

Вглядитесь, листва перестала быть

На кронах густою листвой.

Пытаются тучи пробиться на юг

За край почерневших небес.

От влаги давно задыхается луг,

Заросшее поле и лес.

И в мыслях и в небе – сплошной безпросвет,

И нервы, и нервы болят,

И все монотонней дождливый рассвет

Сменяет дождливый закат.

Дожди не сдадут своего рубежа,

Пока есть предчувствие гроз.

И чаще, все чаще стыдится душа

Внезапных нахлынувших слез…

МОНОЛОГ ПАВШИХ

«И у мёртвых, безгласных 

Есть отрада одна: 

Мы за родину пали, 

Но она – спасена»

А. Твардовский

Нас пятеро в могиле.

С войны той тяжкой мы

Не можем, и не в силе

Покинуть царство тьмы.

Я сам из-под Рязани,

Что справа – белорус,

А в общем, все мы парни

Одной страны – Союз.

Не помним запах тмина,

Забыли всплески зорь,

Над нами только глина,

Тяжёлая, как боль.

Тяжёлая, как муки,

Тяжёлая, как пот,

Как горькие разлуки,

Как плач больных сирот.

Как слёзы, что пролиты

На наш могильный холм,

Как каменные плиты

На кладбище глухом.

Сейчас бы пробежаться

По мокрому лугу,

В речушке искупаться,

И выспаться в стогу.

Косить хмельные травы,

Пить кислый хлебный квас,

Песнь соловья в дубраве

Услышать хоть бы раз.

Но здесь иная вера,

Есть у неё ответ,

Что за чертой предела

Назад дороги нет.

И, находясь за краем,

Мы просим вас моля:

Пусть людям будет раем

Родимая Земля.

Пусть бытие не гаснет

От взрывов бомб и мин,

Пусть возликует счастье,

Пусть возликует мир.

Пусть сбудется навеки,

За что сражались мы,

Об этом наше эхо

Вам - из подземной тьмы.

РУССКАЯ БЫЛЬ

Он от вина был нисколько не пьян –

Душе его было невмочь.

Он выпил до дна свой последний стакан

И вышел в глухую ночь.

Калитку закрыл за собой навсегда.

Петляла тропа, как змея.

И еле держалась на небе звезда,

Звезда его бытия.

Его уже не тревожила высь

И в прошлом забытые дни,

Лишь в спину лучами толкали: «Вернись!»

Домашних окон огни.

Идя в неизвестность, где ветер дул,

Ничейный, как мрак и снег,

Он взялся за сердце и горько заснул,

Как оказалось, навек…

***

О, как же одинока высь!

И как пышна листва!

Поди, попробуй, разберись –

Где правда, где молва.

Сиренево дымится даль,

В низинах тонет мгла…

Понять бы до конца печаль,

Которая прошла.

Но, как бы не трепала жизнь,

И кривда, и молва –

Все так же одинока высь,

И как пышна листва!

БЕССОНИЦА

Высокая полночь светила свои

Картиной созвездий зажгла.

Ветвистые тени на землю легли,

И темень на тени легла.

Ни малого звука. Дремотная тишь,

Нежданный обманный покой.

Мелькнула в пространстве летучая мышь,

Беззвучно зовя за собой.

Заснуть от причинной тоски не сумел,

Ход мыслей тягуч и непрост.

И как ощущается чей-то предел,

От всполохов гибнущих звёзд!

Секунды стекают в бездонный провал,

Где света и памяти нет,

И, кажется, что безвозвратно пропал

Далёкий, как счастье, рассвет…

***

Те и не те леса глухие,

Тот и не тот уже народ:

Остался от былой России

Лишь звёздный вечный небосвод.

На юных и не юных лицах

Печать растления видна:

Лукавым демоном бесстыдства

Страна моя побеждена…

***

Седой валун в пустынном поле

К земле натруженной приник,

Как символ одинокой боли,

Как жизнью брошенный старик.

Покрытый мхом и сетью трещин,

Он тих и нем, он недвижим,

Но тоже дух его трепещет

От неба вечного над ним.

Им тоже властвуют заботы,

Омыт дождём его покров,

Как будто в гости ждёт кого-то

Из тьмы погаснувших веков.

***

У кладбищенской ветхой скамьи

Покаянной терзаюсь загадкой:

Где покоятся предки мои,

Где лежат мои прадед с прабабкой?

Я дорогу к погосту забыл,

Не о том, что сбылось, сожалея.

От крестов безымянных могил

Укоризненным холодом веет.

От рожденья не помня родства,

Как все олухи нашей планеты,

Понапрасну роняя слова,

Отбродил я по белому свету.

Может, снова сюда я приду,

От тоски, задыхаясь старинной,

До того, как свой дом обрету

В чернозёме, намешанном с глиной.

Это будет потом, а пока,

Отмечаю, как мудро и просто,

Недовольные мной облака

Проплывают над древним погостом.

***

Сбившись с дороги в погоне за мигом,

Всем это в жизни дано,

Плачет надрывно пчела-горемыка,

Бьётся в глухое окно.

Я замахал на неё полотенцем,

Руки над нею простёр,

Выдворил пленницу в тёмные сенцы,

Далее – в летний простор.

Мчись во весь дух в свой встревоженный улей,

В сотах родных затаись,

И вспоминай, как проснувшийся дурень

Спас твою бедную жизнь.

***

Души и сердца лекарь,

Мой идол, мой божок,

Петух, прокукарекав,

Взлетел на свой шесток.

Вокала чистый гений,

Мне больно говорить,

Что пару дней рожденья

Тебе осталось жить.

Скажу я без утайки,

За это не суди:

От топора хозяйки

Тебя мне не спасти.

Есть странные загадки,

Они всегда темны:

Мир этот жизнью краток,

В том нет ничьей вины.

Ну, а, пока что, царствуй,

Забыв своё чутьё,

В ухоженном пространстве,

Которое твоё…

***

За левым краем и за правым

Взрастает городская тень,

И над родной моей державой

Смолкает эхо деревень.

Что русский дух уже не грозен,

Лукавый русофоб твердит,

И глас его многоголосый

Кипящей серою смердит.

Нет, будет жить моя держава,

Не может, а – наверняка,

Пока не объегорит дьявол,

Однажды, Ваньку-дурака.

***

На окраине дикого сада

Я сижу у реки и смотрю,

Как туман молодой и лохматый

Оттеснил молодую зарю.

Он навис необъятной громадой

И закрыл голубеющий край.

Растревожила эта досада,

Хоть в холодную воду ныряй.

Точно знаю, туман разбредётся,

Разойдётся, как лед по весне,

Отчего же, так бьётся, так рвётся

Моё странное сердце во мне?

***

Хором бессонным лягушки заквакали,

Спать им мешает луна,

Птица проснулась и громко заплакала

В тёмном овраге без дна.

Сердце тревога пустая и странная

Жжёт, словно градус огня,

Всех зацепила она, окаянная,

Птицу, лягушек, меня.

Шёл от болота и вышел к болоту,

Путь мой до дома далёк,

А в кулаке моём, смоченный потом,

Сорванный стонет листок…

***

Зачем так сурово и строго,

Свернув на иной перевал,

Во мне отзвучала эпоха,

В которой я тоже звучал?

Зачем так легко и без страха,

Как в тот приснопамятный год,

Народ рассуждает о плахе,

Тесня к ней такой же народ?

Унижены вечные темы –

Свобода, рождение, смерть,

И только звезда Вифлеема

Велит мне страдать и терпеть…

Добавить комментарий

Правила добавления комментариев
  1. Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц их написавших, и не является мнением администрации сайта journalsmolensk.ru. 
  2. Каждый автор комментария несет полную ответственность за размещенную им информацию в соответствии с законодательством Российской Федерации, а также соглашается с тем, что комментарии, размещаемые им на сайте, будут доступны для других пользователей, как непосредственно на сайте, так и путем воспроизведения различными техническими средствами со ссылкой на первоначальный источник. 
  3. Администрация сайта journalsmolensk.ru оставляет за собой право удалить комментарии пользователей без предупреждения и объяснения причин, если в них содержатся:
  • - прямые или косвенные нецензурные и грубые выражения, оскорбления публичных фигур, оскорбления и принижения других участников комментирования, их родных или близких;
  • - призывы к нарушению действующего законодательства, высказывания расистского характера, разжигание межнациональной и религиозной розни, а также всего того, что попадает под действие Уголовного Кодекса РФ; 
  • - малосодержательная или бессмысленная информация; 
  • реклама или спам; 
  • - большие цитаты; 
  • - сообщения транслитом или заглавными буквами за исключением всего того, что пишется заглавными буквами в соответствии с нормами русского языка; 
  • - ссылки на материалы, не имеющие отношения к теме комментируемой статьи, а также ссылки, оставленные в целях "накручивания трафика"; 
  • - номера телефонов, icq или адреса email. 

Защитный код Обновить

Читайте также

Прихожане молят о помощи

№12 (220) 2018 г. 871

В светском государстве, которым является Россия, Православная церковь, как и другие конфессии, ...

Чего не знает Путин

№12 (220) 2018 г. 878

Большая ежегодная пресс-конференция Президента России В.В. Путина оставила противоречивые впечатлени...

Пусть побеждает добро!

№12 (220) 2018 г. 525

Перед звоном курантов все мы вспоминаем год проходящий и мечтаем об исполнении желаний на год будущи...