Прощание с мэтром

   На журналистов «Комсомольской правды» я еще с юнкоровских лет смотрел как на великих журналистов, продолжателей славных традиций Алексея Аджубея – моего кумира, статьи которого читал и перечитывал уже после знаменитой хрущевской оттепели (которую не застал в силу детского возраста). Позже посчастливилось лично познакомиться и даже подружиться со многими из «комсомольцев».
    Редактор «Смены» Игорь Пузырев часто посылал меня сопровождать столичных газетчиков в их поездках по Смоленщине. Помнится, однажды с ребятами из «Комсомолки» мы побывали на комсомольской свадьбе в Данькове, что в Починковском районе. Не помню, кто был автором репортажа (кажется, Миша Сердюков), но я тогда получил классический урок, как в короткой заметке передать гамму чувств, восторга, гордости за молодых людей, начинающих совместную жизнь.
   А самым колоритным из журналистов «Комсомолки» был, конечно же, Ярослав Кириллович Голованов. Мы с ним за несколько дней объехали почти всю область. Целью поездки были репортажи об осуществлении в регионе программы по возрождению сельского хозяйства Нечерноземной зоны РСФСР. Ярослав Кириллович написал несколько очерков, которые просто потрясли меня даже не писательским талантом автора, а тем, что он подметил моменты, на которые я внимания не обратил. И эти детали были положены в основу его публикаций. Подумалось: каким же нужно было быть глубоким и наблюдательным человеком, чтобы увидеть ростки возрождения смоленской деревни в самых, казалось бы, незначительных вещах. Тогда я для себя вынес урок: в журналистике мелочей не бывает, и, чтобы стать мастером пера, нужно быть наблюдательным и стараться не упустить ни одну деталь.
   Постепенно в «Комсомолке» у меня появилось много друзей. Особенно сошелся с Валерой Кашириным, который работал ответственным секретарем редакции. Однажды он меня познакомил с генеральным директором (кажется, так именовалась его должность) издательского Дома Владимиром Николаевичем Сунгоркиным. Тот сразу же сказал, что знаком со мной по заметкам из Смоленской области. Жаль, что регион «убитый», там даже собкора мы не можем держать. Но ты стремись привлечь хозяйственников к сотрудничеству с нашей газетой. Вот тебе расценки, предложи своим «красным директорам»!
  Когда я показал расценки Владимиру Петровичу Отрохову, тогдашнему генеральному директору автоагрегатного завода, тот сказал, что за такие деньги завод месяц может прожить.
А ведь были регионы, которые готовы были выложить любые суммы, лишь бы прославиться на страницах «Комсомолки». Сунгоркину за короткое время удалось поднять экономику газеты до такого уровня, что даже доходы от миллионных тиражей составляли незначительные проценты от прибыли издательства. И это в те годы, когда большинство СМИ влачило нищенское существование.
    Спустя некоторое время всемогущий Сунгоркин взял в свои руки всю власть в «Комсомольской правде», стал ее главным редактором. Газета была очень читабельной. Правда, какими методами достигалась популярность, мне было не по нутру. Приведу один пример. В «Комсомолку» на работу взяли молодую женщину, которая в журналистике работала очень короткий период времени, а до областной газеты имела несколько лет стажа в библиотеке или в каком-то другом учреждении культуры. Мы с ней познакомились во время выезда группы журналистов в Германию на стажировку.
   И вот однажды дама ко мне обратилась с просьбой познакомить ее с семьей Михаила Егорова, водрузившего Знамя Победы над рейхстагом. Я созвонился с родными Михаила Алексеевича, получил добро на приезд корреспондента из «Комсомолки» и повез свою гостью в Рудню. А там перед калиткой дома-музея услышал настоятельную просьбу коллеги оставаться в машине и своим присутствием не мешать ей брать материал. Каково же было мое удивление, когда позже я прочитал в газете, что знаменосец Победы был, оказывается, отпетым пьяницей и т.д. Весь материал был построен на негативе и дешевой сенсации.
   Но Владимир Николаевич, конечно же, не был повинен в том, что некоторые его сотрудники попросту увлеклись чернухой. В погоне за популярностью газеты главный редактор не всегда мог распознать личные качества корреспондента, его честность и объективность в подготовке публикаций.
   Скажу, что в те годы в «Комсомолке» была большая текучесть кадров. Тот же Валера Каширин ушел в «Трибуну», а Федя Сизый, прославившийся как собкор «Комсомолки» на Ямале, с финансовой поддержкой Рэма Ивановича Вяхирева создал газету «Деловой Вторник», которая полюбилась россиянам именно своей схожестью с советской «Комсомолкой», публиковавшей очерки о героях страны и простых тружениках. После скоропостижной смерти Федора Ивановича редакцию возглавил еще один воспитанник «Комсомолки» Леонид Арих. Обновленная газета получила название «Новый вторник». Несколько лет я посылал в нее свои заметки. Горжусь тем, что могу назвать Леню своим другом.
    Владимира Николаевича Сунгоркина я встретил года три назад на конференции Общероссийского народного фронта. Во время обсуждения он сказал, что выпуск «Комсомолки» для издательства стал убыточным. Убытки покрываются за счет интернет-издания и других видов хозяйственной деятельности. Когда в кулуарах конференции я попросил Владимира Николаевича поделиться секретами получения доходов от сайта, тот сказал, что все деньги в Москве, а в Смоленске мне, будь я хоть семи пядей во лбу, не удастся добиться успеха на этом поприще.
   Да, такой он был – прямой, немного колючий, но честный и откровенный. Таким запомнится мне. Буду Вас помнить, дорогой мэтр!

Фотогалерея

Добавить комментарий