Продавцы воздуха

     Великий писатель-фантаст и, к гордости смолян, уроженец Смоленска Александр Беляев написал замечательный роман «Продавец воздуха», которым зачитываются поколение за поколением жителей планеты Земля. Герой романа английский коммерсант Бейли создал в отроге Верхоянского хребта секретную фабрику, на которой сжижал воздух из атмосферы и частично разделял его на компоненты (кислород, водород и гелий), а «продукт» посылал на Марс для обогащения атмосферы красной планеты. В результате на нашей Земле воздух стал дефицитным и превратился в товар для продажи.
Гениальность Александра Беляева мне представляется не только в захватывающих сюжетах его произведений и в простоте, доступности и художественном совершенстве языка произведений писателя, но и в реальности высказанных идей, которые с развитием науки становятся осуществимыми на практике. Вспомним гиперболоид инженера Гарина, превратившийся в мощные лазерное и ядерное вооружения, которыми сегодня владеют ведущие страны мира. А продавцы воздуха появились среди бизнесменов, расплодившихся особо пестро в среде чиновничества и в предпринимательских кругах, связанных с социальной сферой. И что знаменательно – именно на малой родине писателя в городе Смоленске преуспели деятели, научившиеся делать деньги из воздуха, приобретающие установки, предназначенные для подачи воздуха, обогащенного кислородом.
     Каждый, кто имел несчастье заразиться коронавирусом или «схватить» воспаление легких, подтвердит, что без подключения к кислороду болезнь не вылечить. Известны сотни и тысячи случаев, когда люди умирали из-за отсутствия подачи кислорода.
     Вот почему Правительство Российской Федерации выделило огромные средства на приобретение субъектами федерации концентраторов кислорода производительностью более 1000 литров в минуту каждый при наличии основной и резервной линий концентратора производительностью не менее 500 литров в минуту каждая. В этой формулировке, взятой из названия постановления Правительства, предусмотрены все возможные детали. Федеральная исполнительная власть установила четкие конкретные правила предоставления средств из бюджета на закупку установок по выработке кислорода. Смоленской области предоставили финансирование на две установки, и местные чиновники выбрали для их монтажа Рославльскую и Сафоновскую центральные районные больницы. При выборе мест для концентраторов, надо полагать, подразумевалось, что основная и резервная линии в этих ЛПУ уже построены. А если таковых не имелось, то региональные власти надеялись за время, пока поставщик приобретет и смонтирует концентраторы, изыскать деньги и сдать в эксплуатацию эти линии.
     Губернатор Смоленской области Алексей Островский сообщил в социальных сетях, что «в сложившейся эпидемиологической ситуации, когда значительное количество ковид-пациентов нуждается в кислородной поддержке (в период пиковых подъемов заболеваемости расход доходил до 30 тонн в сутки), вопрос наличия собственных мощностей по производству медицинского кислорода выходит на первый план». Губернатор выразил признательность Правительству за включение региона в число тех, кому из федерального бюджета выделили финансирование для закупки и установки станций по производству кислорода. Как отметил Алексей Островский, «для нас особенно важен тот факт, что благодаря собственному производству себестоимость кислорода уменьшится в несколько раз, что позволит сэкономить средства областного бюджета, направив их на реализацию социально значимых проектов».
     Как же подчиненные отнеслись к закупке, которую глава региона посчитал исключительно важной для лечения ковидных больных и первоочередной среди решаемых задач? В Рославле и в Сафонове основных и резервных линий по производству кислорода не оказалось в наличии. Но это дело поправимое, если срочно взяться за строительство объектов. В Рославле решили резервную линию провести в здание детского инфекционного корпуса, который закрыт. Когда комиссия туда приехала, увидела привычную для заброшенных зданий картину. А в Сафонове на строящуюся резервную кислородную линию, являющуюся объектом повышенной пожарной и взрывной опасности, отсутствовали проект и акт экспертизы. Главный врач пояснил, что указание на проведение работ дали в департаменте Смоленской области по здравоохранению. Правоохранительные органы позже в ходе проверки получили информацию, кто тот могущественный чиновник, распорядившийся «крушить стены» в больничном корпусе. Не доверять словам руководителя больничного заведения нет никаких оснований. Главврачи в нашем регионе – бесправные люди, хотя и называются «должностными лицами». Вспоминаю, как их «строили» в кабинете высокопоставленной чиновницы, когда та требовала произвести оплату так называемых передвижных ФАПов на сумму около ста миллионов рублей. И здесь кто-то поверит, что можно пробивать стены без разрешения хозяина? Им фактически является тот, кто назначает и увольняет главных врачей. Можем ли мы представить себе, чтобы в наших приватизированных квартирах, например, без нашего согласия разбирали стены или убирали перегородки посторонние лица?
     Линии, конечно, важны. Но концентратор нужнее. Те, кому поручили выбор поставщика, и сам поставщик, по-видимому, считали иначе. Мне представляется, что они были заинтересованы в другом - заработать на установках. Иное трудно даже предположить, потому что заказали и поставили совершенно не то, что требовалось, и в установленные сроки работы не завершили. В моем понимании, это фактически убийство тех, кто не получил в кризисный момент кислород. Вместо кислорода закупленное оборудование стоимостью в 64 миллиона рублей предназначено для производства кислородно-газовой смеси. Медицинским изделием установка не является, регистрационного удостоверения не имеет. Эту информацию департамент по здравоохранению получил из письма Минпромторга, который представил регионам перечень торговых представительств Российской Федерации за рубежом, готовых оказать содействие в контактах с производителями концентраторов кислорода. В перечень включили несколько поставщиков, указали срок изготовления, наличие или отсутствие регистрационного удостоверения и подчеркнули, что письмо имеет всего лишь информационный и рекомендательный характер. Смоляне почему-то (хотя я догадываюсь, почему) выбрали производителя, у которого отсутствовало регистрационное удостоверение, который запросил на 4-8 миллионов рублей больше других потенциальных соискателей так и не состоявшегося аукциона. Из письма Министерства любому непредубежденному заказчику стало бы понятно, для каких целей используется данное оборудование. Производитель, кстати, информацию не скрывал.
     Раз оборудование считается технологическим, то контроль за его использованием осуществляет Ростехнадзор. Как проинформировали редакцию сведущие люди, до сдачи объекта ответственные лица должны пройти обучение в учебном центре и получить соответствующие удостоверения. А после приема установки в 10-дневный срок полагается обратиться в Ростехнадзор за постановкой установки на учет. Сколько времени займет процесс? И ради чего приобреталось то, что изначально было обречено на «спускание» денег на ветер?
Я еще могу понять ход мыслей известного торговца, который имеет преференции по поставкам в регион лекарственных средств и медицинского оборудования. Он при любых претензиях остается как бы в стороне. Руководителями фирм, где он, выражаясь современным языком, бенефициар, являются люди, которых в любой момент можно сделать «козлами отпущения». За закупки отвечает дама, которая в свое время в департаменте по здравоохранению как раз данной работой занималась. Это госпожа Елизавета Радговская, сегодня генеральный директор АО « Технологии и инновации». С ней заключал контракт заместитель начальника департамента Смоленской области по здравоохранению Олег Степаненко, с которым судьба уготовила их совместную работу как в государственном органе, так и у частника. И для сведущих людей весьма пикантная ситуация, когда «многолетние коллеги» заключают друг с другом контракты. Но если к Радговской могут быть, как мне представляется, только моральные претензии (она поставила то, что заказали, а что никогда подобное оборудование раньше не закупала, то когда-то ведь надо начинать новое дело!), спрашивать будут с г-на Степаненко, который подписывал контракт, принесший региону прямой ущерб. Но я не исключаю, что этому господину удастся выйти «сухим из воды»: в департаменте уже начато расследование в отношении начальницы управления, которая давно в опале и на которую хотят «повесить» идею закупки именно этой станции.
     Правда, данная тема про «козлов отпущения» - для другой статьи. А в этой я призываю правоохранительные органы как можно скорее подготовить обвинительное заключение в отношении лиц, виновных в растранжиривании 64 миллионов рублей из федерального бюджета. А заодно завершить расследование в отношении закупки 17 мобильных комплексов без регистрационных удостоверений, которые уже более трех лет не могут использоваться по назначению. Должностное лицо, которое обязано было контролировать многомиллионную закупку, теперь ссылается на решения арбитражных судов. А те лишь констатировали, что было поставлено то, что заказали. Если техническое задание оказалось заведомо неграмотным, то за это же кто-то должен нести ответственность? И, главное, в казну за счет виновных необходимо вернуть впустую истраченные почти сто миллионов рублей. Теперь вот еще одна закупка, которую инициировал г-н Степаненко, - приобретение передвижных палатных рентгеновских аппаратов. Опять не было регистрационных удостоверений. И опять, как с передвижными ФАПами, на доукомплектование которых выделили деньги, но не учли, что новое оборудование можно приспособить только в заводских условиях. А здесь - закупили палатник, цифровик, имеющие удостоверения, оборудовали рабочее место врача-лаборанта, и все это назвали системой. Обошлись неработающие аппараты казне в 42 миллиона рублей.
     До каких же пор будут безнаказанно транжириться народные деньги? Неужели придется обращаться к уважаемым руководителям федеральных правоохранительных структур Александру Бастрыкину и Игорю Краснову, чтобы направили в наш регион следователей по особо важным делам?
     Пока же г-н Степаненко и его подельники удивительным образом походят на мистера Бейли из знаменитого романа Александра Беляева. И это уже не фантастика! Продавцы воздуха стали, в моем представлении, неотъемлемым атрибутом смоленского опыта ведения бизнеса.

Фотогалерея

Добавить комментарий