Фантомная боль

Только потом, в жару, я оценила по достоинству «неудачу», когда мои друзья таяли, как пластилин, у себя в номере с видом на море. С моей лоджии были видны белые дома с плоскими крышами, на которых стояли большие бочки с водой, и солнце бесплатно грело ее.

Вокруг домов повсюду  зеленели сады, виноградники. На аккуратных полях набухали полосатые глобусы арбузов,  доходили до посинения баклажаны. На межах шуршали  трехметровые тростники  - свидетели недавних болот. Под непроницаемой зеленью плюща угадывалось  какое – то невысокое здание, где беспрерывно журчит вода.

От горничной  узнала, что это очистные сооружения нашего отеля. Ни капли грязной воды не должно попасть в море! И над всем этим хозяйственным великолепием – голубое, до обморока, небо, в котором парит цветной аэростат.

Обзор закончен, теперь только в море. Устраиваюсь в вестибюле  под кондиционером  в ожидании друзей и наблюдаю за снующей туристической братией.

Перед входом в гостиницу на флагштоках развеваются флаги стран Евросоюза. К притормаживающему у входа отеля лимузину  выбегает мальчик - турок. Он открывает дверь автомобиля и подает руку молодой женщине в широкополой шляпе.

Дама словно не замечает протянутой руки, и капризно  - денежным жестом, указывая на багажник,  говорит по-итальянски: "Вещи - там".

Мальчик срывается с места и поочередно выставляет один за другим элегантные кожаные чемоданы на беломраморные ступеньки крыльца. Затем переносит их к стойке регистрации. Отойдя немного в сторону, он ждет дальнейших распоряжений.

Следом из машины выбирается грузноватый мужчина маленького роста с хвостом волос, завязанных черной резинкой. Он берет на руки  маленькую дочку и ставит ее около машины. У девочки на зубах брекеты,  и она все время что – то поправляет пальчиками во рту. Когда она закрывает ротик, то ее лицо, как и лицо ее матери, приобретает надменно - брезгливое выражение.

Гостевые карты на ресепшене заполняет глава семейства. В графе «страна убытия» он пишет - Украина. Оставшаяся на время не у дел женщина заглядывает в анкету через плечо мужа. Вдруг она  громко на русском языке  с вызовом выкрикивает: "А вообще - то мы  из Армении!"

Русскоязычный портье недоуменно поднимает глаза, а мальчик, не поняв смысла фразы, вытягивается, наклоняется вперед, демонстрируя готовность услужить. Указаний не последовало, и он стоит в недоумении, не понимая причин волнения этой женщины.

Ему неведомо, что в далеком 1915 году около 800 представителей армянской интеллигенции были арестованы и казнены в столице Османской империи – Стамбуле. И это стало сигналом для начала массовых гонений армян на всей территории Турции. Он явно не знает, что в годы Первой мировой войны Османской империей были уничтожены более 1, 5 миллионов армян, что  почти в каждой армянской семье кто-то стал жертвой страшных репрессий.

Геноцид армян признан в 23 странах. В частности, в России, Германии и Франции,  а также Европарламентом и Всемирным советом церквей. Не знает он и того, что его страна, как и Украина,  до сих пор не готова признать геноцид.

Мужчина отрывается от заполнения анкеты и спокойно говорит жене в полголоса: "Ахчик, ну зачем...?

А пусть турки знают, кому они чемоданы теперь носят! – произносит она с надрывом.

Сказав это, женщина замирает  с высоко поднятой головой. Мужчина глубоко вздыхает.

Закончив заполнять  карту гостя, он достает бумажник и протягивает подоспевшему мальчику крупную купюру. Тот некоторое время держит деньги в руке, не решаясь положить их в карман курточки. Потом, спохватившись, тащит чемоданы к грузовому лифту.

Мужчина обнимает взволнованную жену, берет девочку за руку, и они медленно направляются к пассажирскому лифту.

***

Неврологи нашли подтверждение тому, что мозг со временем перестраивается. Сигналы от потерянной части тела перемещаются на существующую в реальности, и тогда фантомные боли прекращаются.

«И верю я — настанет день,
когда границ не будет — только арки радуг,
Исчезнут в мире злоба и вражда,
И я прижмусь щекою к Арарату».

Фотогалерея

Добавить комментарий