Подставы

Смоленск – город маленький. Здесь каждый знает о соседе зачастую больше, чем сам о себе объект повышенного внимания. Скажем, в нашем некогда породнившемся походами в «Стекляшку» журналистском сообществе все в далекое уже советское время знали, кто заменил себе инициалы с Лейбы Мееровича на Леонида Михайловича. Но тогда еще сильны были последствия  бытового антисемитизма, и журналисты с пониманием относились к желанию коллеги не привлекать внимание читателей к  происхождению и национальности. А в нынешнем,  не настолько спетом и спитом сообществе оракулов  пера, уже никого не волнует, какую фамилию в детстве носил, скажем, Цукерманн или Захер. Вот один известный сегодня издатель раньше имел в метриках фамилию Хренов. Собрался наш будущий коллега попробовать свои силы на телевидении. Но кто будет слушать и смотреть репортаж некоего Хренова? Тогда будущий звездный мальчик местного пошиба подумал: надо сменить фамилию на Редькина. Но внутренний голос подсказал: хрен редьки не слаще. И вот она  - Эврика! Надо фамилию сделать сладкой! Например, Цукер или Захар. Но Захар больше ассоциируется с именем. Цукер – неблагозвучно звучит. Тогда лучше Сахаров или с первой не глухой, а звонкой согласной «З».

Наш коллега оказался «писарчуком» небесталанным. Но гены, по-видимому, сказываются. Не зря же предков его родичей прозвали хренами!  Наверное, за непорядочность, недоброе отношение к людям, но в то же время за острое или горькое мышление. Последнее качество привлекает поклонников, дает на очернении коллег, общественных деятелей, представителей властных структур желанные лайки, которыми сегодня, к сожалению, зачастую оценивают журналистов, ощущение востребованности.       

У Сахарова есть бесспорное чутье на актуальность и читабельность темы. Но надо что-то кушать. И вот уже новоиспеченная звезда на просьбу бывшего покровителя сообщает тому о ценнике своей публикации. Дальше – больше. Появляются провокационные статьи, автор которых, критикуя, в то же время дает сигнал власть имущим: купите меня!

Наверное, у Хренова перенял  качество муссировать волнующую простых людей тему один из лидеров сегодняшних смоленских «неокоммунистов» Андрей Шапошников. Он почувствовал, что на сегодня самая востребованная  тема – про смертельную атаку коронавируса на население планеты Земля.  Мрут тысячи, миллионы землян. Появились вакцины, которые, со слов их разработчиков, позволяют или не заболеть, или переболеть короной в легкой форме. Но вот беда: наш человек, словно Фома неверующий. Пошли разговоры о том, будто вакцинирование – это попытка властей идентифицировать нас всех, внедрить в нас ген, который будет сообщать кому-то о наших потаенных мыслях, благонадежности и т.д. На удивление много, казалось бы, разумных, интеллигентных людей попали под влияние статей в Интернете и видеосюжетов в Тик-Токе и на прочих каналах. Даже один из самых авторитетных  авторов журнала «Смоленск» с пеной у рта пытался меня убедить, что вакцинация – это что-то дьявольское. Честно говоря, я испытал шок, слушая  профессора. Не мог поверить, что это он. Сделал такой вывод: бес вселил в его мозг ересь.

Сегодня уже известно, что это атака западных спецслужб на сознание россиян – вызывать сомнения в эффективности вакцин, особенно российских. Между тем, в странах Запада процент вакцинированных намного выше, чем в России. Выходит, в своем доме рекомендуют  вести одну политику, а идеологическому врагу предлагают другой «алгоритм» действий?

Меня удивляет, что член КПРФ, судя по противодействию политике с вакцинацией населения, фактически оказался в лагере врагов России. Зачем Андрею Шапошникову убеждать земляков, что вакцинация – это «щупальца» дьявола? А ответ мне представляется очевидным: в ситуации, когда у людей в умах сомнения, на которые повлияла  дезинформация западных спецслужб, постараться заработать очки.  Мол, я разделяю опасения земляков: власть будто бы использует пандемию, чтобы нас всех как 38 попугаев пересчитать.  

Андрей Шапошников заверил смолян, что фракция КПРФ в Смоленской областной Думе будет голосовать против проекта  федерального закона № 17357-8 «О внесении изменений в Федеральный закон "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения" (в части введения некоторых ограничительных мер в целях предотвращения распространения новой коронавирусной инфекции). Что так возбудило депутата? Неужели смоленские «неокоммунисты» стали ярыми приверженцами либеральной демократии времен Гайдара и Чубайса и не желают позволять вводить какие-либо ограничения вроде  повсеместного использования QR-кодов? Неужели тысячи смертей смолян ничто в сравнении с принципами «свободного мира», не допускающего какого-либо ограничения прав и свобод человека?

Честно говоря, я, воспитанный в идеологии социализма, возглавлявший в советское время отдел пропаганды и культуры областной молодежной газеты, не могу даже себе представить, как партия Ленина могла скатиться до такой позиции: позволить инфекции умертвлять свой народ. Неужели Шапошников и те, кто стоит за ним, готовы ради популизма, ради попытки заработать очки на новой теме типа пенсионной реформы, отправить на аппараты искусственной вентиляции легких тысячи смолян?

Муж моей сестры умер в реанимации ковидного отделения в больнице на Покровке. Я в июне прошлого года оказался на больничной койке в «Красном Кресте» с подозрением на коронавирус. Окончательный диагноз мне поставили другой – воспаление легких. Но не пожелаю никому оказаться там, где я был, когда часами лежал на животе с подпиткой кислородом. Если бы тогда проводили вакцинацию, то я готов бы был несколько раз получить уколы «Спутником-V», лишь бы не оказаться под «подпиткой» кислородом. И когда Андрей Шапошников выражает готовность защищать меня протестом против вакцинации, мне хочется уложить его на больничную койку и провести на ней очищение его мозгов от дьявольского влияния.

Но не этот спор об отношении к прививкам вызвал мое возмущение текстом Андрея в Интернете. Он озвучил аккаунты коллег по областной Думе и призвал смолян обращаться к ним с протестами против политики вакцинации.

А вот это публичное озвучивание электронных адресов коллег по областной Думе мне представляется родственным с жизненной позицией Хренова. Можно организовать, например, информационную атаку на аккаунт, психологически давить на оппонента. Вспоминаю времена первого «демократического» губернатора Смоленщины Валерия Фатеева: его помощники, отставные подполковники, садили за стол «возмущенных гражданок», и те под диктовку «солдафонов» писали пасквили о безобразиях оппонентов-политических противников.

Приведу и еще один пример – с бывшим главой  Смоленска Владимиром Соваренко. Мне этот  молодой человек многим симпатичен: он долгое время работал в муниципальных органах власти, и ко времени, когда возглавил исполнительную власть в Смоленске, прошел многие ступеньки в управленческой карьере. Казалось, весьма подготовленный руководитель, способный обеспечить достойное социально-экономическое развитие Смоленска. Но «в нутре» оказалась, на мой взгляд, гниль: взял, да и выложил в соцсетях переписку с губернатором. Да, можно не любить Островского, можно не соглашаться с ним даже в конфликте с мэром. Но когда оппонент переступает «красную линию», когда он, ничтоже сумняшеся, предает того, кто в него поверил, этого я не одобряю. И не только я. Не случайно Владимира Александровича никто из руководителей областного масштаба не захотел приглашать на работу. Тот, кто способен вынести разногласия за пределы стен учреждения, не может получить вотум доверия от других руководителей.

Да простит меня Андрей Шапошников, но он, в моем представлении, недалеко ушел от Владимира Соваренко в том, что касается этики поведения среди товарищей по депутатской службе. Считаю, что это не правильно: подставлять коллег «под бой» - предлагать читателям соцсетей «бомбардировать» оппонентов из других партий, а самому оставаться в тени. И, конечно, всегда быть против. Это удобно, безопасно, с виду даже смело. Вот только история с охотой Рашкина наглядно показала миру: нынешним «неокоммунистам» ни в чем верить нельзя. Когда человек сегодня говорит одно, завтра другое, сегодня делает одно, а завтра отказывается от своих дел, такому человеку никто не поверит, даже если ему «помогли» упасть. Мне очень не хотелось бы, чтобы Андрей Шапошников пошел по пути «кузнечиков», скомпрометировавших на Смоленщине коммунистическое движение. Но, видимо, воспитание в среде «стукачей», открывающих пароли, явки, оказывает пагубное влияние на молодое поколение последователей коммунистических идей. И пока рашкины и Компания выезжают на охоту на служебном автотранспорте, пока считается приемлемым бесплатно получать льготы и преференции, эта партия иметь будущее в народе попросту не сможет. Так что бегите из этой клоаки, Андрей Борисович! - Мой Вам добрый совет! 

            
И еще одно важное дополнение.  Шапошников в своем обращении к народу говорит о том, что вопрос о санитарно-эпидемиологическом благополучии населения будет рассматриваться 25 ноября на заседании областной Думы. Я посмотрел на сайте повестку заседания: этого вопроса там нет. Очень странно, что депутат парламента не знает элементарных вещей. А, может, специально нагнетает обстановку?

В этой связи хотелось бы напомнить Андрею Борисовичу (юристу по образованию), что в УК РФ имеются две статьи (207.1 и 207.2), которые предусматривают наказание тем, кто активно распространяет в соцсетях и в СМИ заведомо ложную информацию о вреде вакцинации против новой коронавирусной инфекции. По статье 207.2 (о публичном распространении) с виновного лица взимается штраф в размере от 700 тысяч до 1 миллиона рублей. Нарушителя суд также может лишить свободы на срок до трех лет. А в случае смерти человека из-за ложной информации предусмотрены штраф от 1 до 2 миллионов рублей или 5 лет колонии.

Так что осторожнее с призывами, юрист Шапошников! Кстати, ТО Росздравнадзора РФ по Смоленской области сообщил в правоохранительные органы о двух случаях участия граждан в антипрививочной кампании. Уж не Андрей ли Борисович попал «на крючок»? 


 

Фотогалерея