Всем давать – давалка сломается!

Всем давать – давалка сломается!

Это знаменитое изречение Виктора Степановича Черномырдина невольно вспомнилось, когда я прочитал в Интернете хвастливый пост известного политика, давно отмывшего на лице копоть от угольной пыли. Сообщил депутат, что безвозмездно раздал маски социальным работникам. А организовал  акцию, с его слов, некоммерческий фонд, в попечительском совете которого состоит этот господин.

Напрасно я пытался узнать на сайте фонда, сколько масок роздано, по какой цене и в каком количестве они закуплены. Зато с удивлением обнаружил, что в попечительском совете состоят известная заказными заметками и явно проплаченными скандалами блогерша, а также другие общественники, не имеющие финансового ресурса для осуществления прописанных в Уставе акций. Невольно возникли мысли о мутности этого фонда. Не понятно, кто финансирует его деятельность, куда направляются деньги. Какой-либо видимостью и прозрачностью операций тут и не «пахнет». А те же маски якобы поставили в государственные бюджетные социальные учреждения. Как, надеюсь, догадываются читатели, через эти учреждения легче, чем, скажем, через учреждения образования или здравоохранения, «провернуть» различные темные схемы, чтобы уйти от общественного контроля.

В советские времена, помнится, у гражданского общества были права проверить работу любого фонда или предприятия. Редактор журнала «Смоленск» как-то рассказывал на страницах издания, как он, будучи нештатным инспектором областного комитета народного контроля, обращался к сотрудникам ОБХСС с инициативой провести совместный рейд, и вместе они проверяли расходование средств на том или ином предприятии. А чтобы сегодня правоохранительные органы пришли с проверкой в какую-нибудь фирму, нужны очень веские основания, а не просто подозрение в использовании жульнических схем или желание осуществить общественный контроль. О том, чтобы провести, скажем, встречную проверку у производителя масок, в фонде и в социальных учреждениях, и речи быть не может – это  имеет место только тогда, когда правоохранители собрали косвенные улики и намерены возбудить уголовное дело.

Сказанным выше я никоим образом не призываю изменить законодательство по порядку проведения проверок у субъектов предпринимательской деятельности и в некоммерческих фондах, расплодившихся по городам и весям. Просто с ностальгией вспоминаю о старых - добрых временах, когда проверка не являлась чем-то чрезвычайным. Зачастую те же заведующие магазинами, например, сами предлагали общественным контролерам ознакомиться с накладными и другими документами, чтобы отвести любые подозрения в возможных махинациях.

Полагаю, что во времена, когда во всем мире беда, находятся проходимцы, зарабатывающие огромные деньги на горе людей. И простые люди чаще всего не верят в честность и добропорядочность деятелей из различных фондов. Вот провел я эксперимент: рассказывал всем своим собеседникам по телефонным разговорам о безвозмездной раздаче масок сотрудникам социальных учреждений. При этом никак не комментировал  информацию. И, представляете, процентов восемьдесят моих собеседников высказали подозрение, будто это проходимцы, мошенники, отмывающие деньги на жульнических операциях. Такая реакция людей мне представляется естественной в ситуации, когда работа фонда не отличается прозрачностью. Да и выбор тех, кому передаются маски, является не бесспорным. На социальную сферу выделяется наибольшая часть регионального и федерального бюджетов. На приобретение масок в бюджете средства есть. Сложнее в системе здравоохранения, где лечебные учреждения имеют многомиллионные долги. У пенсионеров из категории 65+ также финансовые проблемы: зачастую еле хватает средств на оплату услуг ЖКХ и покупку продуктов питания. Почему внимание фонда не было обращено в сторону медицинских работников и пенсионеров? Да потому, наверное, что в этих сферах потребовалось бы отрегулировать процесс раздачи масок. А это гласность и прозрачность. Их, по-видимому, хотели избежать в фонде.

Словом, я не верю в добропорядочность тех, кто стоит у руля фонда. Не верить – мое право, которое не покушается на права других. Я ничего не утверждаю. Это – моя точка зрения, которая может быть и ошибочной, как и у 80 процентов моих собеседников, с которыми я обсуждал акцию, предпринятую учредителями и дирекцией фонда. Я отдаю себе отчет в том, что всегда могут быть те, кто не верит или недоволен. Когда на всех тех же масок не хватает, очень актуально изречение ЧВС: «Всем давать – давалка сломается!». Вспоминаю и другую крылатую фразу Виктора Степановича: «Никогда так не было, и вот опять!». Также напомню читателям  народную мудрость о том, что фамилии от фонаря не даются. Это я к тому, что не веровать в данном случае вполне естественно.

За сим,

с пожеланием добиваться прозрачности во всем,

Ваш Макар Зацепин.

Похожие материалы

Губернатор Островский стал волонтером

Губернатор Островский стал волонтером

Ежегодно миллионы россиян направляют обращения Президенту Путину на «Прямую линию с гражданами России». Значительная часть этих обращений – это жалобы на недоработки местных властей. Что Президент и его Администрация могут сделать с этим ог...