Практика

Харассмент

Я люблю наше старое институтское здание, оно«мироточит» духовностью и наукой.

Такое же ощущение у меня и от учебного корпуса медицинского института.Недаром же, в былые времена, они уживались под одной университетской крышей. Здания других вузов города, как не намоленные храмы: светло тепло и пусто. Словом: « VivatAcademia! …»

Смешно, но в какой – то мере это обстоятельство повлияло на выбор моей профессии.Исходная позиция была такова: обрети форму, а содержание подтянется.Конечно, хотелось бы учиться в Ленинградском университете, или в «Герценовке», но это явно не наш «калашный ряд».

Короче, я - студентка третьего курса филологического факультета. Скоро идти на активную практику в школу. Я боюсь. Чего? - и сама не знаю. Но прежде меня ожидает своеобразный «обряд инициации» – встреча с наставником – методистом.Это одновременно и волнует, и успокаивает.

Сегодняя несу ему подробный конспект урока.Время, которое назначено мне - неудобное, вернее, оно неудобно Сашке, моему парню.Но всем известенмем: «Надо, Федя, надо!».

Познакомились мы с Сашей в Доме художника на вернисаже «Мой любимый Смоленск». Я шла с рынка, встретила девчонок из нашей группы, и они меня туда затащили.Это был дебют молодого художника - урбаниста.Художник оказался молодым симпатичным парнем. Его работы привели всех в восторг. Мне они тоже понравились.

Потом ему дарили цветы, брали автографы. В моей сумке не оказалось ни буклета, ни ручки.В пакете был только полный набор овощей для борща, а сверху лежал большой пучок кудрявой петрушки.Я его вынула, встряхнулаи вручила художнику.Он улыбнулся и дал мне свою визитку с адресом и телефоном его мастерской.Девчонки обзавидовались.Кстати, в древних легендах упоминается о колдовской силе петрушки.

Все, все, - бегу в институт.Уже немногоопаздываю на консультацию.Двести тринадцатая аудитория.Приоткрываю дверь, – никого. Вхожу в кабинет, располагаюсь со всем своим имуществом: методичками, лекциями, школьными пособиями,словарями. Просматриваю конспект урока, кое-что повторяю наизусть.

За дверью слышу шаги.Входит Он, тот,кому я априори доверяю.Встаю, как школьница.

Рассматриваю его с интересом:

«Росточком не больно – то вышел, но мой Сашка и того меньше, со мной один в один. Методист одет не с шиком, но аккуратно, знать жена заботится.Лоб высокий, ленинский, портит его только кудряшка, как у утки на хвосте».

Улыбается:

-Ну, тис, с чем пожаловали?

Достает ключ из кармана, закрывает дверь.

-Чтобы никто не помешал, - поясняет.

Кладу тетрадь на преподавательский стол - подробный конспект первого в моей жизни урока, в прямом смысле, плод моих бессонных ночей.

Но, вообще, я считаю, что такие «пошаговые»конспектыс предполагаемыми ответами учеников, ровным счетом, никому не нужны.Учитель практически ведет свой урок, как пилот -«по визуалу».Быстрая смена ситуаций, как быстрая смена погоды за бортом самолета. Только интуиция и импровизация поможет удачно посадить столь хрупкую конструкцию на заброшенный аэродром. Конечно, все должно быть основано на хорошем прочном знании «матчасти».

Короче говоря, я готова к уроку, и методист мне нравится.Вот он берет мою тетрадь, на голубой обложке которой буйно цветет японская сакура, и углубляется в чтение.Перевожу дух,готовлюсь отвечать на его вопросы.Но их долго нет, и я волнуюсь. Перелистывая очередную страницу моего фолианта, и не поднимая головы, он вдруг говорит: «Раздевайтесь».

Я замираю.У меня синхронно открывается рот, и выпучиваются глаза.

Мозг лихорадит:

-Все, сошла с ума, скатилась с катушек, чокнулась за время подготовки к уроку.Мне Сашка говорил, что я уже стала, как одержимая.

Я сощурилась и посмотрела на преподавателя, стараясь не встретиться случайно взглядом.

Ну, ничего не совпадало: его фигура, сосредоточенное лицо и услышанные мною слова.Может, звукоряд опередил видеоряд?Сердце стучитнабатным колоколом. Во рту – сухо.

Факт налицо –студентка помешалась.Скорую, ей нужно вызвать самую скорую помощь, -думаю о себе в третьем лице.Но кто ее вызовет? - только Сашка!

Фантазии мне и по жизни не занимать.Мысленно, я уже в приемном покое,близ лежащей психбольницы на улицеимени Войкова – известного убийцы.Мы с ребятами когда - то шутили, что по закону « парных случаев»рядом с пединститутом – дурдом, с физинститутом – роддом, финансовый институт угнездился около тюрьмы, а мединститут соседствует с кладбищем.

Но сейчас мне было не до шуток.Набегает, как цунами, очередная паническая волна.

Путаются мысли.Нет, пусть меня отвезут лучшев Гедеоновскую больницу, там прекрасный старый парк.

Титаническим трудом налаживаю диалог с самой собой:

-Что он спросил?

-Нет, он не спросил, он сказал – раздевайтесь.

-В каком смысле? Что это, шутка?

-Это - слуховые галлюцинации…,значит, - жди зрительных!

Мой внутренний бред продолжается.Мысленно я уже в серой смирительной рубашке с завязанными сзади длинными рукавами. Рядом стоит медсестра со шприцем успокоительного средства.За дверью плачет мама:

-Я же тебе говорила, не иди в Пед., иди в Мед.В семье должен быть свой врач, чтобы в больнице тебя не отравили или не зарезали.

-Поздно, мама!

В открытую фрамугу ворвался свежий ветерок с улицы.Так, спокойно. Надо преодолеть скованность. Украдкой оглядываю помещение.На стенах висят портреты.Это кто? Гоголь? Он мне не помощник.Вот этого я знаю – это ж…

Мельком глянула в окно.

На улице сумерки, почти ночь.

Появились видения из серии «Капричиос».Констатирую: Франсиско Гойя.«Сон разума рождает чудовищ».Нет, это не Гойя, это - Дали. Сашка мне растолковывал разницу, ноя уже не помню в чем она.

Теперь это совсем неважно. Я – чудовище. Мне нельзя в школу к детям!

Снова слышу его голос:

-Раздевайтесь и ложитесь.

-Кто это сказал? Он!

В моей сумочке, брошенной на стол, забарахтался и застонал телефон.Мне не нравился этот бодренький рингтон, но сейчас он вернул меня к действительности.

Не доставая его,схватила сумку за одну ручку и кинулась к двери.

Ключ повернула в одно мгновение. Я уже в коридоре.Каблуки выбивают дробь из лестничных ступенек, подобно бешеному ксилофону. Вестибюль, крыльцо, еще пять ступенек, распахнула махом тяжелую дверь.

Поперхнулась весенним воздухом, бегу через дорогу, визг тормозов.

-Марина, ты куда? - кричит мне вслед Сашка.

Догнал, схватил за руку.

-Что случилось?

Я его не вижу.

-Успокойся.

Заплакала.

На следующий день в школе методист вернул мне тетрадь и спокойно спросил:

-Почему вы вчера убежали?

Я молчала, опустив голову.

Потом медленно пошла к выходу, не оглядываясь, -  боясь превратитьсяв мифический соляной столб жены Лота, после разрушения Содома и Гоморры.

Больше я не ходила на консультации, не предъявляла конспектов, не оставалась на разбор уроков, даже своих.

За педпрактику мне поставили «отлично».

O tempora! O mores! (с лат.) — «О времена! О нравы!» - может воскликнуть читатель, вглядываясь в глубину минувших лет. 

***

Но не торопитесь с выводами, а лучше вспомните знаменитое выражение: «Никогда такого не было, и вот опять».

«15 мая 2020 года.

Студенты МГУ имени Ломоносова опубликовали открытое письмо против домогательств в университете. Авторы потребовали создать отдельный регламент,вкотором будутзакреплены принципы общения преподавателей и студентов…»

Москва, 15 мая. 2020/ТАСС/пресс-служба министерства.

Ответ на открытое письмо:

«Минобрнауки РФ осведомлено о письме студентов Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова о домогательствах со стороны преподавателей вуза. Это недопустимо, в ситуации необходимо разбираться…»

26 мая 2020

Выпускники СПбГУ призвали ректора признать проблему харассмента в вузе и принять меры.

Фотогалерея

Похожие материалы

Это кто тут такой дюже умный?!

Это кто тут такой дюже умный?!

Героиню рассказа звали Лара. Это странное, по деревенским понятиям, имя дал ей отец, когда вернулся к родам жены из города. Бабы судачили, что у него в районной чайной была зазноба - Лариса. Ее карминовые губы, беленькая накрахмаленная коро...

Романс

Романс

Впервые мне довелось услышать романс «Ландыш» в возрасте тинэйджера. Смоленск. Канун лета. Настежь распахнуты окна бабушкиного дома. Теплый ветерок слегка колышет ситцевые занавески. Палисадник полон ярких цветов. Из дешевенького радиоприем...

Как твоя фамилия?

Как твоя фамилия?

Дорогой Макарушка! Позволь тебе на карандаш предложить свои «размышлизмы», появившиеся на свет после посещения одной чиновничьей конторы. Полагаю, что моя статья станет дополнением к твоим эссе, изобличающим язвы нашего времени.  С ува...