Абонент недоступен

«Встать, суд идет», - выкрикнула пионерским фальцетом молоденькая секретарь суда. Люди медленно, словно нехотя, поднялись. Из комнаты судьи вышел щупленький человек в мантии и направился к подиуму. Там стояло высокое, как трон, кресло с подлокотниками. 

Это хорошо, что судьям вменили ношение мантий, скрывающих порой природную тщедушность или излишнюю тучность служителей Фемиды.

Опускаясь в кресло, судья безразлично бросил: «Прошу садиться», - и стал перебирать принесенные с собой бумаги. Обвиняемый продолжал стоять, ухватившись за прутья клетки. Судья посмотрел на него поверх очков и повторил: «Прошу садиться».

После провозглашения приговора, Илья Матвеевич семенящей походкой вышел из зала судебных заседаний. Притворив дверь своего маленького кабинета, он подошел к окну. Расстегнул ворот мантии и закурил, пуская дым в приоткрытую форточку. Решетка не позволяли распахнуть ее настежь. Грязные стекла, со следами от мух, портили и без того печальный пейзаж.

- Надо уборщице сказать, чтобы мыла тщательнее, - подумал Илья Матвеевич. Отвернулся от окна, затушил сигарету и тут же забыл о своем намерении. Сменив форменную одежду на партикулярное платье, он, наконец, почувствовал себя счастливым.

Была пятница. Закончилась рабочая неделя. Работа на близкой периферии все же лучше любого районного городского суда с кучей дел. Собственно, до дома ехать на электричке всего сорок минут.

Времени до отправления электропоезда было еще предостаточно.

- Надо бы немного перекусить, - возникла досужая мысль.

Не торопясь, он направился в привокзальный ресторан, единственный в городке. Некогда эпохально - космическое название «Спутник» незаметно перестало существовать, когда первая буква погасла.

Жизнь оставил свое: «…путник».

Конечно, никаким рестораном в мишленовском смысле тут и не пахло. Но зато пахло наваристым борщом и пирожками, винегретом и компотом из сухофруктов.

Закончив трапезу, судья вышел на перрон. В вагоне электрички он достал газету и погрузился в необязательное чтение. Пустоватая по содержанию и убогая по форме районная газетенка вскоре утомила, и он задремал, не выпуская ее из рук. На стыке рельсов вагон слегка дернулся, пробудив читателя ото сна. Пробежав глазами заголовки, он наткнулся на подборку стереотипных брачных объявлений:

«Добрая женщина 45 лет, брюнетка, рост 170 см, полненькая, без вредных привычек, ищет спутника жизни…». Дальше следовал телефон.

Имевший привычку к анализу, Илья отметил, что ни в одном из объявлений не встретил слова «добрая».

«Добрая», - произнес он вслух, и соседи обернулись к нему.

Смутившись просыпающейся старческой особенности озвучивать мысли, он кашлянул и намеренно повторил: «Добрая газета». Люди закивали, увидев в его руках местную прессу.

Илья сложил газету, но потом снова развернул ее, достал смартфон и записал номер телефона из объявления.

- Что это за категория такая – «добрая»? – продолжал он рассуждать про себя. Так отвечают дети на вопрос, какой должна быть учительница.

Может, она учительница? Электричка уже медленно подползала к высокому перрону, и вопрос остался без предполагаемого ответа.

Профессия юриста в их семье была передавалась по наследству, и мальчик поступил на юридический факультет Воронежского университета. Вскоре отца, военного прокурора, перевели служить в Смоленск. Маме Ильи город категорически не нравился. Она постоянно бурчала: «Люди какие - то неулыбчивые, агрессивные, хамоватые».

Свои первые студенческие каникулы Илья провел в этом новом для него городе. Конечно, это не Воронеж, но ничего – мил, зелен. Ему было на это ровным счетом «фиолетово», он жил в каком – то состоянии левитации. Приближающаяся осень оживила романтические воспоминания первого курса. Однажды, когда он искал коменданта общежития, без стука распахнул дверь одной из комнат. А там стоит девочка, как сейчас бы сказали, топлес и пытается погрузить свои непокорные волосы в тазик с водой.

Вдруг она обернулась, увидев незнакомца, ойкнула и выпрямилась. Волосы, наполовину мокрые, выскочили из таза и обняли ее полуобнаженное тело.

Длинные, каштановые змейки со струящимися на пол струйками воды закрывали ее до колена. Она безуспешно пыталась запахнуть их на груди руками. Несколько секунд они стояли, словно завороженные, и смотрели друг на друга.

Эту немую сцену застала ее соседка по комнате, которая принесла большую кастрюлю с горячей водой из кухни. Шикнула на Илью, как на кота: «А ну брысь отсюда!».

Он выскочил в коридор, даже забыв, зачем пришел. С тех пор на общие межфакультетские лекции по истории КПСС Илья садился позади и рассматривал ее косу. От волос шел дурманящий аромат донника – степной травы. Они узнавали друг друга, но приветствовали только взглядами.

Вскоре он осмелел, подошел к ней после занятий и спросил:

- Ты пойдешь на фестиваль студенческой песни?

- Увы, у меня нет пригласительного билета.

- А у меня есть лишний, - и протянул ей свой билет.

Концерт Илья слушал, стоя в коридоре.

На выходе из зала он встретил ее.

- Ну как? Понравилось?

- Очень, очень. Особенно песня «Ты у меня одна, словно в ночи луна…». Большое тебе спасибо.

- Как тебя зовут?

- Варя.

- Варвара?

- Я хочу, чтобы меня звали просто Варя.

Все только начиналось. После второго курса Илье пришлось перевестись в Новосибирск, где жила, а, вернее, серьезно болела бабушка – мать отца.

Бабушка поправилась, но прерывать учебу еще раз не разрешили родители. Окончив Новосибирский университет, Илья вернулся в Смоленск, где познакомился со своей будущей женой.

Девушка напоминала ему чем-то ту Воронежскую первокурсницу Варю.

Жизнь пошла своим чередом: работа – дом, дом – работа. Родилась доченька. Выросла, выдали замуж, родилась внучка.

Как-то за ужином жена рассказала, что к ним в казначейство устраивается на работу симпатичная женщина, и что она нуждается в квалифицированной юридической помощи.

- Илюша, может, ты ее проконсультируешь?

- Мать, я же не цивилист.

- Не важно, я обещала.

- Ну, ты даешь, - обещала…

- Пупсик, не откажи. Неудобно как-то.

- Ой, ну пусть приходит.

Илья достал визитку.

- А где вы встретитесь?

- Где скажешь.

- Может, в кафе на Блонье?

- Где? Сошла с ума.

- Ладно. Я в четверг читаю лекцию в университете. Аудитория 45.

В назначенное время женщина не пришла, и Илья свободно выдохнул. Закончил читать лекцию, погасил проектор. Аудитория быстро опустела. За последним столом сидела женщина.

Прошло почти 30 лет, но Илья узнал ее сразу. Он спустился с кафедры и подошел к ней. Женщина встала, улыбнулась и представилась: Варвара. По ее лицу было трудно определить, узнала она его или нет. Они долго  молча стояли друг напротив друга.

Первым пришел в себя Илья. Он пригласил ее присесть и стал знакомиться с принесенными бумагами. На его высоком лбу выступила легкая испарина. Ознакомившись с документами, он дал рекомендации к дальнейшим юридическим действиям. Варвара улыбнулась, поблагодарила и спросила об оплате. Илья развел руками и покачал укоризненно головой.

- Можно вас проводить?

Она ответила коротко: «Да, конечно».

- Простите, а где вы живете?

-Постоянно живу… и она назвала городок, где работал Илья.

Его слегка потряхивало от невероятных совпадений.

- Сейчас, когда мне предложили хорошую работу, переехала в Смоленск и временно снимаю квартиру до окончательного решения вопроса, - пояснила она.

Какая-то мистика, - подумал Илья.

- Простите, а это не ваш номер? Он открыл смартфон.

- Откуда он у вас? – в свою очередь изумилась Варвара.

- Прочитал в газете среди объявлений.

- Все – таки она это сделала!

- Простите, кто?

- Моя дочь. Все меня замуж хочет выдать.

- А вы хотите?

- Я уже много лет вдова и не хочу нарушать статус - кво.

- А она, счастливая в браке, меня не понимает.

Наступила неловкая пауза. Илья понял, что нечаянно вторгся в чужое личное пространство.

- Простите Бога ради.

- Ничего, ничего. А мы вот уже и пришли.

Варвара протянула Илье руку. Он пожал ее, задержав на мгновение.

- Если возникнут еще какие - нибудь вопросы, то обращайтесь в любое время.

Спустя несколько недель жена поинтересовалась:

- Илья, помнишь, ты консультировал мою знакомую?

- Да. А что случилось?

- Ничего, но все странно как-то. Она прошла по конкурсу, получила хорошую работу и вдруг уволилась.

Илья молчал. Выйдя на прогулку с собакой, набрал ее телефон.

Робот металлическим голосом сообщил: «Абонент не доступен или находится не в зоне  досягаемости сети».

С тех пор в его смартфоне зазвучал новый рингтон: https://youtu.be/xP7noHL7NCM (Я у тебя одна).

Похожие материалы

Судебная одиссея по-смоленски, или Как разрушить жизнь человека

Судебная одиссея по-смоленски, или Как разрушить жизнь человека

Повторяя за великим русским поэтом А. Некрасовым его хрестоматийные строки «в суды, в палаты я входил, не повторю, что там я видел…..» и т. д., приходится констатировать, что в XXI веке судебная практика в России очень далека от совершенств...