Искусство милосердия

Больной поступил ближе к ночи. Врач осмотрел и сделал назначения. Персонал четко и оперативно приступил к их выполнению. Появилась капельница для внутривенного введения лекарственных препаратов. Обычная работа первого отделения неотложной кардиологии больницы скорой медицинской помощи (БСМП),  сохранившей традиционное название «Красный Крест». Поскольку открыта она была местным управлением общества Красного Креста. 

Алексей Иванович ГурзовНа следующий день пациент, воспрянув от болезни, поднялся с постели и отправился за дверь палаты. Да, видно, не той ногой порог переступил. Раздался стук падения. Сбежались медсестры и санитарки. Из ординаторской выскочил врач Алексей Иванович Гурзов и незамедлительно приступил к искусственному дыханию. Больной стал оживать и открыл глаза. Все облегченно вздохнули.

Алексей Иванович возвел руки к небу и воздал хвалу Богу. Мне показалось, что прозвучала она на латыни. Кому-то послышалась польская речь. Да и какая разница: Бог для христиан един, вероисповедание может быть разным.

Соседям по палате больного, пережившего клиническую смерть, было любопытно, что там – за гранью жизни. Пациент отвечал, что видел много лиц вблизи своего лица. «Это ты видел медработников, когда в себя пришел», - сделал заключение один из любопытствующих. И всем такое объяснение показалось убедительным.

Милосердие в традициях больницы «Красный Крест» еще с той поры, как начиналась она с маленькой лечебницы. Тогда забота о больных лежала на Смоленской общине сестер милосердия.

Через сутки проблемный больной радовался жизни. Жене он рассказывал, что и спал всю ночь, и ест охотно.

- Здесь хорошие врачи, в этом отделении, - поддерживала жена. - Люди все хвалят и лечащего твоего Алексея Ивановича Гурзова, и заведующего отделением Юрия Владимировича Егеря. Благодари Бога, что сюда попал, что умереть не дали.

…В палату заглянул кто-то из больничных пациентов.

- Что ты, Слав, хотел? – спросил у старого знакомого  доктор Гурзов.

- Я подожду, - ответил тот.

Появление друга юности навеяло воспоминания.

- А помнишь, как мы стремительно перемещались по городу, -  спрашивал Гурзов. – Вот мы у памятника «с орлами», а вот уже на Соборной горе. Ты – с фотоаппаратом, я – встречаю очередную группу туристов.

- Скоро выходит новый фотоальбом, - сообщил как бы между прочим любитель фотосъемки.

От него я позже узнал, что Алексей Иванович Гурзов – увлеченный краевед. И в молодости водил экскурсии по городу.

Знание истории Смоленского края проявляется на каждом шагу. Выглянул в окно – и вот она,  история: улица Тенишевой, где что ни дом, то памятник. Взгляд ловит свидетельства эпохи. О них Алексей Иванович может рассказывать бесконечно.

И разве может человек, влюбленный в город, не любить его жителей?! Человек с Богом в душе – не проявлять милосердия?! Разумеется, не может. Искусство милосердия – дар по милости Божьей, душевная потребность и профессиональное назначение.