Как управа власть употребляла

Продолжение. Начало в № 11 (279) ноябрь 2023 г.

     В декабре 1884 года культурным развитием смоленской городской публики озаботился один из антрепренёров Пермского городского театра, потомственный дворянин, свободный художник Александр Бонавентурович Турчевич, известный под сценическим псевдонимом Александр Борисович Глумов. Ссылаясь на свои обширные связи в театральной среде и большую опытность в деле театральной антрепризы, а также желая принести посильную пользу обществу своими знаниями и практикой, сей деятель культуры просил городскую управу передать ему в аренду смоленский городской театр. Турчевич упирал на то, что в его распоряжении на данный момент находится богатая библиотека и до пятидесяти перемен самых богатых и разнообразных декораций. Хвалился и своими постановками на сцене пермского театра, такими как «Сон в летнюю ночь» Вильяма Шекспира и «За 80 дней вокруг света». В документах управы к сему заявлению нет даже резолюции, что указывает на то, что смоленское городское самоуправление данное обращении просто проигнорировало.
      Случалось, что городской управе приходилось рассматривать обращения горожан по вопросам, не входившим в компетенцию городского самоуправления. Ну, не имела представления смоленская мещанка Анна Климентьевна Хон, куда нужно обращаться с земельными проблемами. В 1882 году прикупила она у краснинского мещанина Захара Корнеевича Пивоварова пустопорожний участок земли на Витебском шоссе близ вокзалов в третьей части губернского города. По документам участок имел одни размеры, а вот на поверку через два года оказалось, что по одной из сторон двух сажен не хватает. А по городскому уложению расстояние между постройками на смежных участках чётко определено, а посему мещанка Хон на своём участке выстроить желаемое строение не сможет. С этой бедой Анна Климентьевна и пошла в городскую управу. На что и получила ответ, что по законам Российской Империи на городскую управу не возложена проверка усадебных участков частных лиц. А свои проблемы мещанка Хон может решить только в судебном порядке.
        В мае 1884 года подрядчик от городской управы Кривошеев проводил работу по ремонту Воскресенской улицы, в том числе и около усадьбы Павла Михайловича Грибоедова. После первого же сильного дождя Грибоедов заявил управе претензию, так как склон на его участке обрушился. Винил домовладелец в этом подрядчика Кривошеева, якобы при ремонте обрезавшего часть крутого склона, а через него и городскую управу. Направленный для разбирательства член городской управы И.П. Бекин доложил городскому голове, что в обвале виноваты сильные дожди, а никаких признаков среза части склона он, Бекин, на месте не усмотрел. Через городское полицейское управление информация об этом была доведена до домовладельца Грибоедова, с присовокуплением при том, что на домовладельце лежит непосредственная ответственность за ограждение своего участка и защиты его любым известным способом от обвалов.
        Случалось и так, что обращения горожан игнорировались управой по вполне банальной причине - по отсутствию денег в городской казне. Так, церковный староста Петропавловской церкви коллежский асессор Брянцев в течение 1884 года два раза уведомлял управу о плачевном состоянии дороги от Большой Петропавловской улицы к Петропавловской церкви и просил провести ремонт, предлагая использовать для насыпки нового дорожного покрытия кирпичный щебень, оставшийся у ограды Петропавловской церкви после сноса старой городской богадельни. Но чтобы нанять рабочих, у управы не было средств. Дело с ремонтом тянулось до тех пор, пока тот же Брянцев не взял расходы по ремонту (60 рублей серебром) на себя. Вот тут уж управа быстренько всё организовала, организаторские способности у городских чиновников были выдающиеся.
       В том же 1884 году губернское правление запросило у городской управы сведения о том, не представляется ли возможным и удобным переход на отопление общественных зданий с дров на каменный уголь. Ибо Государю было подано ходатайство от съезда горнопромышленников с описанием резонов перехода на угольное отопление, в том числе и общественных зданий, в местностях, где минеральное топливо будет не дороже дровяного. Смоленская городская управа решила остаться «на дровах».
      В декабре 1889 года смоленская городская дума выразила желание издать сборник постановлений от начала введения Городского Положения и на каждое последующее четырёхлетие отдельно. Заниматься изданием вызвался гласный городской думы Пётр Фёдорович Ланин. Он запросил у городской думы открытый лист для своего переписчика, который во время, назначенное городской администрацией, приходил бы в управу и снимал копии с журналов постановлений городской думы. Городская управа испросила разрешения у начальника губернии на печать сборника постановлений смоленской городской думы за первое четырёхлетие от её образования в 103-х экземплярах. Один из них должен был быть представлен в цензурный комитет, один преподнесён губернатору, а один хранился бы в городской управе. Остальной тираж в 100 экземпляров должен был быть распродан обывателям через городскую управу по цене, во что обойдётся издание каждого экземпляра. Расходы по изданию Ланин брал на себя, с возмещением средств за счёт продажи изданных сборников. В январе 1890 года Петр Фёдорович запросил у городской управы разрешения на продажу ему крови убиваемого на городских бойнях скота. Кровь он собирался использовать для удобрения земли в своём имении – сельце Рогачёве. Платы купец предложил управе 25 копеек за керосиновую бочку крови весом от 12 до 15 пудов. Городской голова сей «гешефт» дозволил.
     Январь 1890 выдался для смоленской городской управы крайне насыщенным. По требованию инспектора Московского фабричного округа был составлен полный список всех заводов, фабрик и промышленных заведений города Смоленска. Приведём его здесь полностью:
Кожевенные заводы: купца П.В. Филимонова, Петропавловская улица собственный дом, мещанина Л.П. Семёнова, Верхне-Рыбацкая улица, мещанина И.П. Янченкова, Средне-Рыбацкая улица.
Кирпичные заводы: наследников поручика П.Т. Пятницкого на Рославльском шоссе, купчихи П.Ф. Квасковой на Покровской горе, купчихи А.И Боровиковой у церкви Гурия, Симона и Авивы на Рославльском шоссе, купца А.П. Ефременкова на Покровской горе, купца Н.С. Текоцкого на Покровке. мещанина Г.М. Матвиева на Краснинской дороге, мещанина Н.С. Абрамова, мещанина С.Д. Карцева.
Изразцовые: купца П.А. Будникова в 3-й части у тюремной церкви, мещанина Н. Карцева на Рачевке у Духовской церкви, мещанина Д.Д. Карцева на Рачевке у Окопной церкви.
Мыловаренные: купца Н.К. Рубцова на Старо-Московской улице.
Восковые: при Смоленском Вознесенском монастыре
купца Я.Я. Щокотова, мещанки М.Е Шевелёвой.
Свечно-сальные: купца Н.К. Рубцова на Старо-Московской улице.
Красильные заведения: два рядового Д. Хона.
Маслобойные заведения: княгини Святополк-Четвертинской в 3-й части.
Типографии: Типография Губернского правления
дворянина А.И. Елинского, мещанина П.А. Силина.
Пивоваренные заводы: Акционерного общества пивомёдоварения по Ново-Петербургской улице
купца А.П. Ефременкова.
Гончарный завод: купца П.А. Будникова в 3-й части у тюремной церкви.
Известковые заводы: мещанина А.П. Заквасина, мещанина Н.С. Абрамова.
Скорняжные заведения: еврея Шевелёва в доме Пирянова, еврея Пергамент в доме Богданова на Вознесенской улице, еврея Шевелёва в доме Вознесенской церкви на Троицком шоссе.
       В марте 1890 года Сюкеевский асфальтовый завод Густава Брауна, что в Москве на Варварке, предложил смоленской городской управе мастику (асфальт) и гудрон самого высокого качества для заливок тротуаров и мостовых в городе, а также для укладки полов заводов, фабрик, бань, мельниц и кладовых. Для производства асфальтовых работ от завода высылались сведущие мастера. Но и сей запрос остался без ответа.

 
Продолжение следует.

Фотогалерея

Добавить комментарий