Это надо не мертвым, это надо живым!

Команда Сергея Кривко пригласила меня однажды принять участие в автопробеге по местам былых сражений Великой Отечественной войны. Что ни место остановки, то легендарное место, навечно записанное в анналы народной летописи: Мароярославец, Дубосеково, Можайск. 

Но на меня особое впечатление произвел Ржев. Об этом городке раньше слышал на уроках истории, что там проходили ожесточенные бои с фашистами, что там каждый клочок земли обильно полит кровью защитников Родины. Помнил я и проникновенные слова из стихотворения великого земляка Александра Твардовского «Я убит подо Ржевом»:

Я убит подо Ржевом,
В безыменном болоте,
В пятой роте, на левом,
При жестоком налете.
Я не слышал разрыва,
Я не видел той вспышки,—
Точно в пропасть с обрыва —
И ни дна, ни покрышки.
И во всем этом мире,
До конца его дней,
Ни петлички, ни лычки
С гимнастерки моей.
Я — где корни слепые
Ищут корма во тьме;
Я — где с облачком пыли
Ходит рожь на холме;
Я — где крик петушиный
На заре по росе;
Я — где ваши машины
Воздух рвут на шоссе;
Где травинку к травинке
Речка травы прядет, —
Там, куда на поминки
Даже мать не придет.
Подсчитайте, живые,
Сколько сроку назад
Был на фронте впервые
Назван вдруг Сталинград.
Фронт горел, не стихая,
Как на теле рубец.
Я убит и не знаю,
Наш ли Ржев наконец?

Но все же не мог представить себе, какая мясорубка там была. Когда наяву увидел обрыв к реке, овраги, где погибли тысячи советских воинов, услышал рассказы местных краеведов, мурашками кожи ощутил глубокий смысл стихотворения Александра Твардовского и представил себе весь ужас смертельной схватки с врагом ради жизни на земле.

На школьных уроках нам не рассказывали, что под Ржевом советские войска потеряли около миллиона бойцов и были биты фашистами в двух крупных сражениях. А ведь руководство войсками тогда осуществлял будущий Маршал Победы Георгий Константинович Жуков. Выходит, и у великих случаются неудачи и ошибки.

Я невольно вспомнил о вяземском котле и том ужасе, который пережили мои предки на родной Смоленщине в окружении врага. Нечто подобное произошло и под Ржевом.

В ходе автопробега мы возложили венки и цветы также к могилам советских воинов на мемориальном комплексе Рыленки, что совсем рядом с границей Смоленской области. Там захоронен мой двоюродный дедушка Михаил Порфирьевич Коренев. Я долго искал постамент с указанием его фамилии и инициалов. Наконец, нашел. Несколько минут не мог сдвинуться с места. Никогда в жизни не видел этого своего родственника, знал только, что «колония» его самых близких обосновалась до войны в Гусине. Оттуда мой дед и ушел на фронт. Был еще «зеленым», не обученным и в одном из первых боев (если не в первом) получил тяжелое ранение, оказался в полевом госпитале неподалеку от Дубровно. Скончался в госпитале, и позже его прах был перенесен на место мемориала в Рыленках.

Я был несказанно благодарен Сергею Кривко и его коллегам из регионального движения «Земляки» за то, что благодаря автопробегу смог положить цветы на могилу Михаила Коренева. В следующий наш приезд в Рыленки мемориал выглядел более благоустроенным и величественным. Могильные постаменты были заменены на большие гранитные щиты, на которых реставраторы нанесли имена погибших воинов. На сей раз фамилию родственника я нашел быстро. Благодарен был участникам автопробега, что они тоже почтили память моего двоюродного деда.

Среди родственников Михаил Порфирьевич оказался единственным погибшим. Мой родной дед Иван вернулся домой изрешеченный пулями, но живой. Правда, прожил недолго, до 1955 года. Я его в силу младенческого возраста, естественно, внешне не запомнил. Отец вернулся с фронта с «иконостасом» наград: орден Славы III степени, три медали «За отвагу», медали «За боевые заслуги» и «За победу над Германией». В последующие годы его наградили орденом Отечественной войны I степени и орденом Красной Звезды. Как сказали в военкомате, орден Красной Звезды он получил в качестве компенсации за неполученный орден Славы II степени, к которому отца представили за форсирование реки Шпрее в 50 километрах от фашистского логова. Но на следующий день в бою отец получил контузию и оказался в госпитале. Второй орден Славы старшина Коренев так и не получил. А мой родной дядя Иван Иванович был танкистом. Тоже имел несколько боевых наград. А как он красиво пел! Кажется, что и сегодня я слышу его голос: «Три танкиста, три веселых друга, экипаж машины боевой!».

Вот только ради этого – сохранения памяти о героях войны – надо проводить автопробеги. По их итогам Сергей Кривко и его команда выпустили Атлас памяти с фотографиями мест, которые посетили участники. На картах приложили координаты, чтобы проезжающие автомобилисты по ресурсам Яндекса могли узнать, какой памятник здесь установлен, кто захоронен в братской могиле.

Думаю, работу над Атласом надо продолжить. Можно фотографии снабдить подробным текстом, в котором дать исчерпывающую информацию об автопробегах и памятных местах.

Фотогалерея

Похожие материалы

Автопробег сближает народы

Автопробег сближает народы

В последние годы автопробеги превратились в модную забаву. Собирается группа молодых людей на велосипедах, мотоциклах или автомобилях и - айда по городам и весям! Да еще местные власти напрягают эти «энтузиасты», чтобы оказывали  содей...

Итоги автопробега подведены

Итоги автопробега подведены

Четвертый автопробег «Дороги войны. Дороги мира. Дороги памяти» прошел через три области Республики Беларусь (Могилевскую, Минскую и Витебскую) и южные районы Смоленской области (Шумячи и Рославль).  Участники автопробега возлагали вен...