«Засекреченные» миллионы

Эта статья была подготовлена примерно за неделю до Дня медицинского работника. Но редакция решила «придержать» публикацию: не хотелось «наступать на больную мозоль» людям, которые в основной своей массе денно и нощно несут нелегкую вахту по охране здоровья смолян, являются профессионалами высокого уровня, отличаются добросердечностью и вниманием к пациентам. Но замалчивать проблему, которая сводит на нет усилия медиков, нельзя. Слишком дорого обществу обходится бездушие организаторов здравоохранения, не обеспечивающих персонал медикаментами для лечения больных, допускающих задержки с выплатой заработной платы

Очень многие лечебные учреждения Смоленщины имеют большие долги перед поставщиками лекарств и просроченные коммунальные платежи. Долгов по разным данным – от 800 миллионов до одного миллиарда рублей. В самом печальном финансовом положении оказались центральные районные больницы. У них нет возможностей заработать не только на погашение старых долгов, но и на недопущение новых. Арбитражные суды по требованиям истцов блокируют счета должников. А департамент Смоленской области по здравоохранению, по оценке аналитиков, занимает охранительную для себя позицию. То есть фактически никаких кардинальных мер не предпринимает, чтобы помочь попавшим в тяжелое финансовое положение учреждениям здравоохранения. Можно было бы, например, обратиться к поставщикам тепла или электроэнергии: подождите с оплатой, не подавайте в суд,  временно придержите исполнение судебных решений и т.д.

Словом, больницам уготовили такую участь: выживайте сами, выкручивайтесь, как можете. А департамент ограничивает свою роль методическими рекомендациями. Когда же приходится наказывать главных врачей и других руководителей больниц, тут уж департамент проявляет кипучую энергию и охотно выступает в роли карающего кнута.  

Есть в системе здравоохранения региона организация, учрежденная для проведения комплекса работ по льготному обеспечению определенных категорий граждан лекарственными препаратами. Это Смоленский областной медицинский центр. Но и у него, как выяснилось, тоже имеются долги. А когда заблокируют счета этого учреждения (это рано или поздно произойдет при таком наличии долгов), то регион не сможет платить за поставку льготных лекарственных препаратов. Это будет скандал на всю страну. Но информацию по финансовому состоянию центра департамент тоже держит в тайне.

Кстати, долги учреждений здравоохранения не отражаются в информации по долгам бюджета. Получается, что власть держит ответ только за взятые кредиты, и тот же Минфин, возможно, в неведении, сколько бюджетных обязательств субъекта федерации оказались невыполненными. Как я понимаю, проблему могут представить в таком свете – мол, это долги, сформировавшиеся от коммерческой деятельности учреждений здравоохранения. Другого объяснения не нахожу, потому что администрация области и конкретно департамент по здравоохранению не информируют общественность  об этих долгах и хранят гробовое молчание, как будто эта ситуация их никаким боком не касается. Не исключаю вариант, что из-за утаивания департаментом катастрофической ситуации с финансами на подведомственных предприятиях о проблеме не знают ни губернатор, ни курирующая эту отрасль заместитель губернатора госпожа Лобода.

Областной медицинский центр – это тоже бюджетное учреждение. Взять ему деньги неоткуда, кроме бюджета. И пока центру не дадут средства из бюджета на покрытие долгов, проблема будет только усугубляться. Поставщики лекарств не будут ждать, когда с ними рассчитаются. Их терпение не безгранично. И они пойдут в арбитражные суды, начнут взыскивать деньги через судебных приставов. А это – блокировка счетов и паралич деятельности учреждения.

Безденежье отрасли привело к тому, что больницы реально ничего не закупают. Больные и их родственники, направляясь на стационарное лечение, берут с собой физрастворы, глюкозу, шприцы. Наверное, скоро уже и спирт придется прихватывать с собой.

Это очень удобно – так экономить. Ничего не купил, но больного полечил, от фонда медицинского страхования деньги получил и с какими-то долгами рассчитался. Но эти самые долги на самом деле тем не менее не уменьшаются.

В этой ситуации больше всего возмущает то, что департамент молчит и не принимает никаких мер. Может, действительно следовало призвать губернатора, депутатов, руководителей подведомственных предприятий собраться за «круглым столом» и обсудить проблему, пути ее решения?

Хотя, справедливости ради, отмечу, что департамент проводил совещание с участием Росздравнадзора, на котором обсуждалась проблема долгов. Но это был так называемый междусобойчик. А нужен более высокий уровень, и, непременно, с участием общественности.

Вот не так давно заблокировали счета в Дорогобужской ЦРБ. Персонал остался без зарплаты, произошла просрочка с коммунальными платежами. Завтра-послезавтра такая участь может постигнуть и другие больницы. А это – коллапс!

Меня удивляет также поведение пациентов. Приезжает, скажем, в больницу губернатор или начальник департамента. Спрашивают у людей: у вас все есть? К вам внимательно относятся? В ответ слышится дружное: «Да!». Так отвечает и персонал. Наверное, не хочет обидеть главного врача?

Давно пора во всеуслышание сказать правду. Поставщикам тоже надолго не закроешь рот. Да, можно под угрозой прекращения дальнейшего сотрудничества предложить  отозвать исполнительный лист. Но поставщикам никто не простит долги. А они накапливаются, приходится их взыскивать. Тем более, что поставщики сталкиваются с тем, что в обещанные сроки им деньги никто не возвращает. Более того, видят, что ответственные сотрудники департамента никаких мер по ликвидации задолженности не предпринимают. На что они рассчитывают, не понятно.

Очень удобно замалчивать ситуацию, делать вид, что проблемы нет. Но проблема решается только тогда, когда что-то делается для ее решения. В данной ситуации никто не делает ничего – такой печальный вывод я делаю по результатам многочисленных бесед с поставщиками лекарств и организаторами здравоохранения.

В последнее время стали идти по пути сокращения персонала и даже целых учреждений. Расчет, по-видимому, такой: меньше расходов – меньше долгов. В Велиже, например, закрыли родильный дом.

Оптимизация, безусловно, - дело хорошее. Но надо, наверное, подумать, прежде чем оптимизировать, чтобы никто не пострадал. А на практике получается, что страдают больные люди. Пример: передача диализа по всей области в частные руки. Люди, которые надеются на пересадку почки, за себя постоять не могут. Они как бы привязаны к этой искусственной почке. Один пациент из Вязьмы посетовал мне, мол, звоню в департамент с жалобой на конкретных исполнителей, а там отвечают, а что вы от нас хотите, мы ничего поделать не можем, это частный центр, мы за его работу не отвечаем. На практике для частника пациентом является не рядовой гражданин, а тот, на ком можно заработать деньги. По сути, это объект по добыче денег.

При подготовке этой публикации я говорил со многими медиками и пациентами. И все заявили, что состояние здравоохранения Смоленской области они оценивают как катастрофическое. Признаться, такое единодушие оценок меня пугает. У людей боль в душе от того, что не видят выхода. Молчание руководителей, будто в отрасли все хорошо, ее еще дальше загоняет в тупик. Мало бояться воровать, что характерно, на мой взгляд, для нового руководства департаментом. Страх должен присутствовать и на молчание. Надо говорить правду! Многие главные врачи хотят работать. Но они, грубо говоря, пришли на свалку. И чтобы ее разгрести, требуется огромный потенциал сил, энергии, знаний, физических и духовных возможностей. В реальной жизни зачастую поправить ситуацию просто невозможно.