Агония контуженого «пиджака»

Танк

В  Созоновке, откуда он родом, этот парень был первым на деревне. Старушки нахваливали  маму: смотри, какой молодец твой Валерик:  гражданский вуз окончил, а теперь вот пошел в «пиджаки» - танкистом станет! Только бы не сгорел  в танке! 

Эти слова стали своего рода сглазом. Нет, Валерик в танке не горел. Случилась другая напасть: на первом же тренировочном заезде при резком развороте не удержал равновесие и больно ударился головой об люк.

Какие там «шестеренки» в мозгу повредились, трудно сказать. Только с той поры стал Валерик брызгать желчью, плести интриги против товарищей-сослуживцев. К ним он испытывал стойкую неприязнь: учились в военных училищах, а ему, «пиджаку», с гражданки приходится продвигаться по военной службе тернистым путем.

Что это за путь, вскоре прояснилось. Однажды, когда «стукачок» в очередной раз подошел к командиру и сообщил тому, что  сосед по офицерскому общежитию чуть ли не каждую ночь сбегает в самоволку и ночует у своей подружки, наставник ему по-дружески сказал: «Запомни на будущее: чтобы на тебя не вешали ярлыки, упреждай удар и  научись бить первым. Смотрю, ты хочешь стать политиком. А там надо свои грехи подавать как чужие. Тогда никто тебя не обвинит в стукачестве или в чем-нибудь  еще: ты же сам у другого этот порок осуждал»!

А еще командир оказался «заднеприводным». И приучил юного танкиста лизать. Начинали с гениталий. Вскоре Валерик ощутил выгоды от лизания и во взаимоотношениях с начальством. Только это вылизывание стало другого рода: подхалимаж, лизоблюдство, угодничество. Чтобы, упаси Бог,  не обвинили в этом грехе, стал направо и налево искать лизоблюдов и предавать их анафеме. Успех пришел неожиданно: получил «пиджак» очередное воинское звание раньше коллег по части – выпускников военных училищ. Радости  у контуженого танкиста не было предела.

Около его родной Созоновки в 10-14 веках жили кочевники, поставлявшие воинство в отряды монголо-татар. Татарские потомки проживают в этих местах и сегодня. Многие из них породнились с евреями. Эту помесь контуженый «пиджак-шпак» и сегодня называет татаро-евреями. В политических баталиях армейской жизни пренебрежительные слова о людях этой национальности вызывали восторг у определенной публики, вдохновителем которой в свое время стал незабвенный Вульфович.

Когда «пиджак-шпак» перед дембелем оказался на Восточной возвышенности, он надеялся россказнями о татаро-евреях завоевать популярность. Но не учел  того, что татары эту землю не завоевали, а евреям в свое время установили 70-километровую черту оседлости. Слабые познания по истории  данной территории привели контуженого к конфузу. Но он не падал духом и продолжал усердно интриговать. Надо сказать, преуспел в сталкивании лбами наивных граждан, оказавшихся волею судеб с ним в одной партячейке. Подумать только: «пиджак» смог победить даже двух доблестных генералов - кадрового штурмана и политработника ракетных войск. В когорту поверженных вошли также преподаватель вуза, звезда местной журналистики болгарского происхождения, мастер заказных статей Крыс, отставной прокурор, бывший комсомольский лидер региона и районный партийный секретарь и многие-многие другие, весьма заметные люди, являвшиеся личностями губернского полета. В «прихватизированной» газетенке партячейки, которую жители Восточной возвышенности назвали «Кривда», «пиджак» всласть изгаляется над своими недругами. Их число с каждым днем только возрастает.

Это уже привело к роптанию товарищей по партии. Окончательно лопнуло терпение однопартийцев, когда бывший танкист не обеспечил явку избирателей на выборы, всю предвыборную кампанию находился в тени, а появился на людях только по приезду члена ЦК. Тот, кстати, явился на Восточную возвышенность не для того, чтобы поддержать кандидата от партии, а наоборот, чтобы побудить руководство партячейки «слить» его. Оказалось, попросил об этой услуге сам олигарх - уроженец Поволжья, который в живописном уголке возвышенности выстроил себе дворец, завел маралов, обустроил охотничьи вышки. Для олигарха важно было иметь в регионе надежного смотрящего. Но тот за много лет в этой роли скомпрометировал себя в глазах местных жителей. Тогда на самом верху было решено не выдвигать находящихся на слуху у людей кандидатов. Единственной помехой мог стать выдвиженец партии, совсем недавно являвшейся руководящей и направляющей.

Нейтрализовать его и прибыл на возвышенность член ЦК, а бывший танкист должен был выполнить партийное задание – обеспечить низкую явку избирателей. С этой задачей контуженый лизоблюд с честью справился. Он вообще мастак по части ничегонеделания и перехвата лавров в случае успеха.

Теперь товарищи будут на Пленуме подводить итоги выборов. Надежды усидеть на руководящем «стуле» у «пиджака» минимальные. Скорее всего, его ждет бесславный конец.

За сим, завершая сей рассказ, – плод моего творческого вдохновения и воображения, преданный вам, дорогие читатели,

Макар Зацепин.

Похожие материалы

Где правда, а где вымысел, или История одного клеветника

Где правда, а где вымысел, или История одного клеветника

Ваше право заканчивается там, где начинаются права другихВ далекие исторические времена гонцов с плохими или неправдивыми известиями казнили.В наше время такие гонцы и носители некоей информации стали популярными и называются по-разном...

Перевертыши судьбы, или Рука руку моет

Перевертыши судьбы, или Рука руку моет

(поучительная история для обучаемых)С давних пор, когда Советы еще крепко стояли на ногах, в их недрах уже выросли и окрепли узы братства и взаимопомощи соплеменников по кабинетному пространству.Как ни странно это звучит, но люди разных фак...

Улыбка Макара Зацепина

Улыбка Макара Зацепина

Задом напередПопалась мне книжка с самонадеянным названием «Радуйтесь мне». Захотелось порадоваться. Начал читать и обомлел: «Радуйтесь мне и прощайтесь навеки». Убийственная фраза. Так я еще пожить хочу.