Галки, палки и бумажки

Обратились ко мне должностные лица из одной уважаемой организации с просьбой опубликовать важную для читателей информацию. Но дальше в письме стояло требование: к определенному числу отчитаться перед этой инстанцией за проделанную работу. 

Признаться, впервые за десятки лет в журналистике получил такую «указявку». Но сдержался.  Не допустил, чтобы  принципы взаимодействия независимого СМИ с юридическими и физическими лицами (редакция не вступает в переписку) помешали распространению действительно нужной читателям информации.Я проникся актуальностью публикации, вскрывающей язвы нашего общества и предлагающей действенный рецепт по противодействию злоумышленникам.

К обозначенному сроку позвонил исполнителю письма, сообщил ему, что публикация увидела свет на сайте журнала. Сказал о том, что редакция заинтересована в сотрудничестве с этой службой и готова в будущем продолжить публикации на подобные темы. Но попросил впредь оставить приказной тон в общении с редактором средства массовой информации. На другом конце провода услышал: «Так ответ Вы нам не пришлете?».

Выходит, для моего собеседника важна не публикация, а официальная бумага из редакции -письменный отчет о проделанной работе.

Кто-нибудь, возможно, мне возразит:  зачем предавать гласности глупость мелкого клерка, возомнившего  себя большим начальником, который якобы имеет полномочия давать указания средствам массовой информации. Но проблема здесь не в неадекватной самооценке некоторых персон, а в палочной системе. Заведению нужны официальные ответы из СМИ, и в отчетности этим бумагам отведена особая роль.

А это рецидив старой бюрократической болезни, когда «галочки» определяли рейтинг того или иного учреждения. Не дело, а палки и бумажки.

Ей Богу, страшно, что мы опять скатываемся к этой самой пресловутой палочной системе. Однажды несколько лет назад довелось быть на сходе граждан в одном сельском районе нашей области. Там в отчете большого начальника услышал сногсшибательную цифру публикаций, якобы организованных службой в соцсетях, а также откликов граждан на работу ведомства. Да в районе даже столько блогеров не найдется, а все вместе взятые журналисты всего региона (а не одного только маленького района) не написали столько заметок на эту тему за год, сколько районный начальник указывает в отчете за месяц! По-дружески посоветовал начальнику не увлекаться рекордными цифрами. А тот возразил, мол, о каждой информации в сетях делается запись в специальном журнале. Бедная девушка, которая днями напролет «строчит» в журнале ссылки на неведомые нам, смертным, мифические отклики граждан и публикации! А вдруг найдется въедливый контролер, который захочет проверить эти самые ссылки?! Неужели начальник добровольно уйдет в отставку? Или все-таки он найдет «козла отпущения»?Мол, излишне доверился подчиненным, занимавшимся, как «неожиданно» выяснилось, приписками? Скорее всего, предпочтет второй вариант. У нас в стране не принято, чтобы честь и совесть стояли в сознании должностного лица на первом месте.

Другую – тоже весьма влиятельную и обладающую большими полномочиями организацию - я все-таки назову, потому что это уже далеко не первый случай, когда она проявляет дремучее неуважение к людям и подвергает их нравственным страданиям. Это инспекция Федеральной налоговой службы России по городу Смоленску. В 2018 году журнал «Смоленск» уже рассказывал о том, как инспекция приняла незаконные постановления об административных правонарушениях в отношении фирмы и ее должностного лица. Тем пришлось обращаться в суды, чтобы защитить свои честь и добропорядочность. И вот опять эта же фирма и это же должностное лицо подвергаются наказанию со стороны ИФНС. В вину им инкриминируется то, что не предоставили в срок информацию в Росфинмониторинг. Ранее сотрудники инспекции принуждали (в суде заявили: не принуждали, а рекомендовали) организацию подключиться к личному кабинету Росфинмониторинга, взывали к гражданской сознательности, чтобы никто не смог укрыть налоги. Благородная цель! И организация добровольно стала сообщать сведения, которые высокая надзорная инстанция хотела от нее получить. Но когда из-за компьютерных сбоев произошли задержки в отправке информации, когда она была отправлена не в течение трех, а в течение четырех дней, из Москвы в смоленскую инспекцию пришло требование наказать «нарушителей», а инспекция тут же взяла «под козырек».

Суть в том, что по закону организация не обязана была сообщать эти сведения – на то была более высокая инстанция, находящаяся в Москве. И когда смоленских «добровольцев» наказали за фактически высокую гражданскую ответственность, они возмутились, обжаловали постановление об административном правонарушении. И Арбитражный суд Смоленской области встал на их защиту. Постановление признано незаконным. Так же, очевидно, поступит и Промышленный районный суд при рассмотрении жалобы должностного лица организации (иного решения при вынесенном вердикте Арбитражного суда по аналогичному делу и быть не может, да и закон в данном случае конкретен и не предполагает такую трактовку, которую «придумали» Росфинмониторинг и смоленская налоговая инспекция).

Теперь давайте поищем причину  «кровожадности» ИФНС России по городу Смоленску. Неужели причина только в привычке брать «под козырек»? Представитель инспекции заявил в суде, что постановления, в которых выносится предупреждение, никто не обжалует. Мол, не думали, что организация обратится в суд. Выходит, существует план по наказаниям? Если это действительно так, то подобную практику необходимо прекращать, а порочную систему ломать.

И еще остался неразрешенным вопрос: почему в государстве остаются безнаказанными должностные лица надзорных органов, допустившие незаконные действия? Налицо двойные стандарты: одним непозволительно ничего нарушать, а другие при принятии карательных мер могут и «палку перегнуть», и наказать ни в чем не повинных граждан или юридических лиц. В советские времена в случае принятия обладающими властными полномочиями инстанциями незаконных актов суды выносили частные определения. Партийные органы при получении сигнала в обязательном порядке разбирались, за что в отношении начальника или инстанции вынесено частное определение суда. И в большинстве случаев разбирательство в партийных органах заканчивалось освобождением должностных лиц от занимаемых должностей.

Сегодня – иные времена. Я бы назвал их временами безнаказанности для определенной «касты» столоначальников. У них план по наказаниям, и если малость перестарались, никто журить не будет.

Может быть, к своему стыду, но я не знаю, есть ли инстанция, кроме вышестоящего начальства в  системе налоговых органов, которая может наказать, скажем, начальника ИФНС России по городу Смоленску Алексея Потапова, неоднократно выносившего незаконные постановления о наказании за несуществующие административные правонарушения. Наверное, могла бы вмешаться прокуратура?

Надеюсь, что на сей раз у г-на Потапова хватит мужества письменно извиниться перед должностными лицами незаконно привлеченной им к административной ответственности организации. Редакция журнала «Смоленск» также ждет из ИФНС по городу Смоленску информацию о принятых в инспекции мерах по недопущению чрезмерного администрирования.