Тест на компетентность

Тема пандемии коронавируса по-прежнему остается самой актуальной и обсуждаемой в СМИ и в социальных сетях. Много внимания «диванные критики» отводят и оценке работы губернаторов в это наполненное вирусами время. Не буду оригинален и я, хотя очень хочу сохранить объективность и не уподобляться тем, кто всеми силами стремится больнее уколоть глав своих территорий. А то, что во многих субъектах федерации недовольны своими руководителями, вполне объяснимо: поддержанная ими поголовно антинародная пенсионная реформа, самоизоляция за счет работодателей, огромный разрыв в доходах различных категорий россиян не могут не сказаться на отношении людей к властям предержащим. И Смоленщина здесь не исключение. Более того, она, на мой взгляд, среди лидеров по антирейтингу высшего должностного лица региона, как бы ни пытались «карманные» СМИ и «сапожники» из «внутренней политики» убедить нас в обратном. Объяснение непопулярности г-на Островского в массах мне видится в его гипертрофированном хвастовстве, неуважительном отношении к подчиненным, которых Алексей Владимирович неоднократно публично унижал и меняет, как перчатки, а также в частых «посадках» чиновников. Аресты бывших приближенных  многие объясняют  подставами со стороны их начальника, чтобы списать на них провалы в работе или увести подозрения в мошенничестве от себя. 

Цыплят, как говорят, по осени считают. Но уже сегодня можно, на мой взгляд, давать оценку вкладу Алексея Островского в борьбу с пандемией. Поначалу, когда в регионе еще не было ни одного случая заражения граждан, губернатор тупо (по моему восприятию) скопировал московские ограничительные меры. Тогда они были у нас, по мнению специалистов, излишними. Вместо запретов нужно было усилить контроль за подготовкой коечного фонда в больницах для пациентов с подозрением на коронавирус, а также ограничить доступ в интернаты и дома престарелых, обеспечить персонал масками, перчатками, очками и защитной одеждой. Ничего этого сделано не было. Более того, наладить поставку в лечебные и социальные учреждения средств защиты удалось лишь к середине апреля. Хотя какие это налаженные поставки, когда даже имеющихся средств защиты в инфекционном отделении 1-й городской больницы Смоленска едва хватает на неделю работы в «красной зоне»?! А ведь об угрозе эпидемии коронавируса федеральные власти предупреждали губернаторов еще в январе.

В это многие власть имущие не верили. Полагаю, и Алексей Островский не думал, что ему придется принимать ограничительные меры. Иначе он бы не дал согласие на поездку в Египет первого заместителя начальника департамента по здравоохранению, авторитетного инфекциониста и вирусолога Кристины Рябковой. Та, ничтоже сумняшеся, разместила в соцсетях фотографии со своего отдыха, не оставшиеся незамеченными ее недоброжелателями и журналистами федеральных СМИ. А тут, к несчастью, появились первые зараженные – сначала в Москве, а потом и в регионах. Губернатор Калужской области возмутился поездкой в зарубежный отпуск главного врача областной больницы, пресса потребовала немедленной отставки проштрафившегося медика. «Паровозом» стали поступать звонки смоленскому губернатору по отпуску Кристины Рябковой. И Алексей Владимирович, по моему мнению, растерялся и испугался стать крайним. Он тут же призвал Кристину Александровну, находившуюся на тот момент на карантине в «границах» своего отпуска, уйти в отставку. А та не стала «упираться», потому что работать в условиях полного игнорирования со стороны начальства она не хотела. Кстати, во время самоизоляции чиновница пыталась дистанционно продолжать работу, но ей этого не позволили. Кристину Александровну давно звали в Москву на очень приличную работу с высоким заработком и моментальным предоставлением служебной квартиры. И она согласилась на переезд в столицу. Хотя, как сказали мне ее друзья, для Рябковой деньги – не главное в жизни, и она очень хотела работать в родном Смоленске.

Считаю, что губернатор проявил несправедливость по отношению к Кристине Александровне. Прервать отпуск и поменять билет из Египта – очень сложная задача. И почему она должна была прерывать отпуск, если ее отпускал сам губернатор?! Да и не могли несколько дней отсутствия пусть и классного специалиста серьезно повлиять на эпидемиологическую ситуацию в регионе.

Даже если согласиться с очень спорным мнением, будто поступила Рябкова неэтично, то разборки можно было оставить «на потом», когда пик заболеваемости пройдет. Полагаю, если бы опытная инфекционист сегодня была бы при делах, она бы не допустила, например, чтобы в больнице на Покровке персонал из палат инфекционного отделения «пересекался» с другими медиками. В многопрофильной больнице инфекционисты и сотрудники Перинатального центра пользуются услугами одной лаборатории, одной аптеки и других общих вспомогательных отделений.Также нужно было немедленно обеспечить врачей костюмами химзащиты, которые можно было попросить у военных. А что мы имеем сегодня? – Первые случаи заражения сотрудников больницы из других отделений. Коронавирус «проник» в Перинатальный центр. То ли еще будет?!  Не удивлюсь, если число зараженных людей в 1-й городской клинической больнице Смоленска будет расти в геометрической прогрессии.

Или пример Вязьмы. В интернате для престарелых, находящемся в ведении департамента Смоленской области по социальному развитию, не осуществлялись никакие профилактические меры: никто не проверял температуру на входе в помещение, отсутствовали средства химзащиты. Вот и оказался в стенах учреждения человек, контактировавший с больными из Вьетнама. Будь та же Рябкова при делах, она бы, возможно, проинструктировала коллег из другого департамента о необходимых мерах по предотвращению распространения инфекции в интернате, где содержатся пожилые люди – наиболее подверженный заражению вирусами контингент. Вместо взыскания сотрудникам областной администрации губернатор сразу же после выявления массового заражения в интернате уволил главного врача Вяземской ЦРБ, который никоим боком не отвечает за санитарную обстановку в городе и на рабочих местах за территорией вверенной ему районной больницы. Если же причина увольнения главврача была иной, то нужно было гласно о ней сообщить общественности.

Что же касается департамента по здравоохранению, то в нем практически не осталось тех, кто может принимать решения и берет на себя ответственность. Департамент готовит справки, отчеты, а учреждения «варятся в собственном соку» и не ощущают помощи от департамента. Во главе его г-н Островский в свое время поставил далекого от медицины менеджера, который по жизни больше работал на собственный карман. Именно Владимир Степченков в свое время инициировал, кстати, размещение по соседству в больнице на Покровке инфекционного отделения и Перинатального центра. Кураторами департамента в ранге заместителей губернатора сначала была выпускница сельскохозяйственного вуза, а сегодня - чиновница с торговым образованием. Плоды кадровых предпочтений губернатора Смоленщина пожинает в период пандемии коронавируса.  

Сегодня губернатор пошел по пути перестраховки: объявил карантин во всех учреждениях социальной сферы. Персонал оторван от семей, люди недовольны, создалась взрывоопасная обстановка, которая может привести к массовым увольнениям или даже протестам. А в Дорогобужском районе  вообще допущен, на мой взгляд, беспредел – фактически районный центр и поселок Верхнеднепровский оказались в полной изоляции. Как  пояснил в интервью г-н Островский, это сделано ради того, чтобы крупный налогоплательщик не пострадал. Вот только не сообщил смолянам губернатор, что основные налоги от деятельности предприятия по производству минеральных удобрений не поступают в бюджет нашего региона.Да и не является карантин, объявленный спустя два месяца после появления на смоленской земле первых зараженных вирусом COVID-19, гарантией тому, что в районе не произойдет заражение людей коронавирусом.

И еще складывается впечатление, что г-н Островский позволяет себе появляться на экране «под мухой». Это заметили очень многие смоляне, разместившие в соцсетях свои комментарии. Резкой критике за якобы появление в общественном пространстве в нетрезвом состоянии подвергли губернатора ведущие «Смоленской прачечной».

Если действительно имело место выступление «под мухой», то по-человечески я могу понять душевное состояние Алексея Владимировича. Он попросту взвалил на себя дело, которое ему не по плечу. Как говорится, не по Сеньке шапка. Интересно, когда это поймут, наконец, господа Жириновский и Володин, пытающиеся, судя по всему, лоббировать г-на Островского у Президента? Но у лидера нации есть собственные глаза, беспристрастная статистика и так называемая папка Тиньгаева. Полагаю, бесславный конец пребывания варяга на Смоленщине не за горами. И еще думаю, что отставка пойдет Алексею Владимировичу только на пользу. Какой-то непричесанный, неопрятный он стал в последнее время. Возможно, сказывается жизнь на два города. Может, скорейшая отставка только укрепит его семейные узы?

Фотогалерея

Похожие материалы

Невежество или легкомыслие?

Невежество или легкомыслие?

Смоленск приближается к пику заражения коронавирусом. Каждый день приносит тревожную информацию об очередных заболевших. Весьма вероятно, что в ближайшие дни в инфекционном отделении 1-й городской больницы Смоленска  не останется свобо...

Созонов борется с коронавирусом с помощью желчи

Созонов борется с коронавирусом с помощью желчи

Китайские доктора подсказали Созонову, как бороться с коронавирусом. Оказывается, нужно постоянно увлажнять рот и горло, не давая им пересыхать. По совету докторов Созонов делает несколько мелких глотков каждые 15 минут. Даже если вирус поп...

Давайте проявим сострадание!

Давайте проявим сострадание!

В редакцию журнала «Смоленск» обратился заместитель исполнительного директора Фонда "Правда и справедливость" Александр Коледа. Он призвал всех желающих коллег по цеху и просто неравнодушных граждан, у кого есть возможность, помочь сем...