Жив, курилка!

С юношеских лет самым дорогим для моего сердца праздником после 9 Мая был День Печати. Уже штатным сотрудником областной молодежной газеты «Смена» я с гордостью верстал разворот полос, используя в качестве «шапки» к материалам строку из В.В. Маяковского: «Очень правильная – эта, наша, Советская власть!». И вдруг в одночасье любимой страны не стало, как и канул вскоре  в Лету День Печати, вместо которого журналистов стали поздравлять холодной зимой 13 января. Поначалу я категорически не признавал этот день в качестве профессионального праздника, хотя во многих идеалах советского прошлого разочаровался. Со временем, правда, привык к существованию  новой-старой даты, берущей начало с петровских времен и первой на Руси газеты «Ведомости». Но от 5 Мая до сих пор не отказался. Потому что этот праздник связан с романтикой профессии, юношескими успехами в журналистике, памятью о старших товарищах.

Их, акул пера, я боготворил. О каждом из них могу часами рассказывать различные истории. Но это не формат даже журнальной статьи, а большой книги, которую, может быть, когда-нибудь напишу. Здесь же хотя бы в нескольких словах помяну своих учителей и скажу о них несколько теплых слов. Одним из первых моих наставников был Евгений Петрович Щербаков. В юности он потерял обе ноги – пьяный дебошир столкнул его из тамбура поезда, а в тот момент как раз шел встречный состав. Но Женя оказался удивительно мужественным и упорным человеком. Заочно окончил Высшую партийную школу, собрал огромную библиотеку, из которой черпал многие любопытные для газеты факты и истории.

Богатую библиотеку редких книг имел и Борис Иванович Бельтюков – удивительно скромный, даже застенчивый человек, обладавший энциклопедическими знаниями. Его дочь Светлана тоже стала журналистом. Ее и сегодня помнят многие смоляне как удивительно сердечную женщину, готовую прийти на помощь нуждающимся в поддержке людям. Светлана прожила недолгую, но яркую жизнь.

Сельхозотдел «РП» объединил в свое время целую плеяду талантливых журналистов, разбиравшихся в тонкостях крестьянского труда даже лучше дипломированных специалистов отрасли. При этом сотрудники отдела обладали даром доходчиво и убедительно рассказать о работе тружеников села, о проблемах сельского хозяйства. Николай Павлович Казаков, Анатолий Дмитриевич Костамыгин, Владимир Федорович Никитин и Валерий Васильевич Сухорученков составили бы сегодня Зал Славы смоленской журналистики, если бы таковой был создан.

Не могу не вспомнить добрым словом и бывшего редактора «Рабочего пути» Ивана Алексеевича Смирнова. Уже будучи пенсионером, он однажды принес в редакцию журнала «Смоленск»  заметку по древним памятникам Смоленска. Потом опубликовал здесь целую серию краеведческих материалов. Однажды я его спросил, а почему идет сюда, а не в родную газету. И с удивлением услышал, что Иван Алексеевич всю жизнь мечтал работать в просветительском издании с такой направленностью, как журнал «Смоленск». Но ведь здесь, отвечаю ему, редакторское место занято и вряд ли быстро освободится. А бывший фронтовой сержант прямо сказал мне, что никогда не стремился сделать карьеру, что его сердцу милее быть «солдатом» в журнале и писать статьи по истории любимого города, чем передовицы о партийном руководстве экономикой области.   

С его сыном Володей Смирновым мы вместе работали в газете «Смена», а еще раньше (правда, в разные годы) жили на одной Запольной улице и учились в одной 27-й гвардейской школе, которой и спустя многие годы продолжали гордиться. С Володей мы дружили. Жаль только, что судьба нас развела, и дружба прервалась. Смирнов-младший был удивительно талантливым публицистом. А еще сочинял едкие пародии. Однажды «досталось» и мне. Обратил коллега внимание на то, что я «заворачиваю» материалы одного автора. Хотя тот, между прочим, приятельствовал с нашим редактором Игорем Алексеевичем Пузыревым. Так вот что написал Владимир Смирнов: «С похмелья или сдуру, но как-то в ранний час Кузьмич в отдел культуры принес макулатуру по прозвищу «Рассказ». Кузьмич в запое с горя, поскольку сей рассказ злой зав Владимир Корень забросил в унитаз».

В 27-й смоленской школе также учился Евгений Петрович Алфимов. После фронта он вынужден был сесть за школьную парту вместе с парнями, которые были на 6-7 лет младше его. В том выпуске 1946 года оказался и будущий поэт Осенев – Анатолий Иванович Лукьянов. А ставший знаменитым писателем Евгений Петрович Алфимов многие годы работал рядовым корреспондентом отдела культуры «Рабочего пути». Удивительно скромный, не любивший шумных компаний и традиционных для журналистов тех лет походов в «Стекляшку», он тихо и без привлечения внимания к своей персоне писал рецензии на спектакли, рассказывал о героической истории земли смоленской, готовил очерки о профессиональных и самодеятельных артистах, творческих коллективах, подборки стихов и рассказов читателей. Пятого января этого года Евгений Петрович скончался. Ему шел 95-й год.

Очень многих коллег хотел бы я назвать в этой статье. Это и Евгений Васильевич Муравьев, и Орик Иванович Лонский, и Дмитрий Петрович Басурин, и Светлана Ивановна Крупенькина, и Александра Петровна Валуева, и Владимир Васильевич Чернышов, и в свое время собкор газеты «Труд», а позже член редколлегии журнала «Смоленск» Георгий Макарович Громыко. Это только малая толика дорогих моему сердцу коллег, внесших огромный вклад в историю смоленской журналистики.

Но, увы, многие традиции безвозвратно утеряны. После того, как Вера Константиновна Тонн оставила пост секретаря Смоленской организации Союза журналистов России, Союз фактически прекратил свое существование в нашем регионе. Нет, на бумаге он существовал, но только на бумаге. Дошло до того, что один деятель, которого я даже журналистом не хочу называть, присваивал членские взносы коллег. Но,  как и в историях с присвоением квартир, обворовыванием районных газет по закупкам бумаги, с финансовыми нарушениями в областной газете, остался безнаказанным. Этого товарища с тех пор прозвали «непотопляемым «королем». А еще раньше Владимир Васильевич Чернышов "прилепил" ему более обидное прозвище - прохиндей.

А ведь в свое время была возможность поднять местную организацию Союза журналистов России на высочайший уровень. Всего-то надо было – найти талантливого менеджера, чтобы организовал рекламную деятельность. Через Союз местные газеты и журналы получали бы заказы на публикации. Редакциям не пришлось бы заниматься не свойственной журналистике деятельностью, они  имели бы свой процент, а журналисты не влачили бы нищенское существование, как  сплошь и рядом по сей день. Но – если бы, да кабы.

В общем, в такой организации, которая, кстати говоря, в отличие от московских коллег даже не защитила своего товарища после рейдерского захвата журнала «Смоленск», я посчитал для себя невозможным состоять. А так как активно сотрудничал с рядом федеральных изданий, вступил в Московскую региональную организацию Союза журналистов России. Там мне выписали членский билет нового образца, коллеги приглашают к участию в вебинарах, конференциях, творческих встречах.

А в Смоленске сегодня Союзом фактически руководят чиновники. Сначала «назначили» руководителем организации человека, далекого от журналистской деятельности, а теперь кулуарно, без проведения отчетно-выборной конференции, выдвинули в председатели сторонницу партии Жириновского из районной газеты.

И все же журналистский дух окончательно не иссяк в нашем регионе. Есть еще люди, которые в журналистике ценят в первую очередь творчество! Это Екатерина Левицкая, Светлана Парфенова, Юлия Дьякова, Елена Гиндуллина, Александр Асадчий, Дмитрий Тихонов, Максим Захаров, Татьяна Приходько, Анастасия Петракова, Наталья Лобанова и некоторые другие, которых, впрочем, можно пересчитать по пальцам одной руки. Истинных журналистов я сердечно поздравляю с профессиональным праздником и желаю им новых творческих побед!

Фотогалерея