«Титаник» идет ко дну?

В редакцию журнала «Смоленск» неоднократно обращались известные в Смоленске деятели культуры: а почему вы, широко освещающие культурную жизнь Смоленщины, ни словом не обмолвились о конфликте в филармонии? 

Честно скажу, не хотелось копаться в «грязном белье». Очень давно это заведение, в моем понимании, погрязло в интригах, склоках, жалобах и скандалах, связанных, например, с припиской проводимых концертов. 

Считаю, что филармония раньше держала высокий уровень благодаря авторитету первого секретаря Смоленского обкома КПСС Клименко. Иван Ефимович очень любил классическую музыку, дружил с Евгением Нестеренко, Ириной Архиповой и часто приглашал их выступить в нашей филармонии. У Клименко было постоянное место в  зале, и он не пропускал, несмотря на большую занятость по службе, ни одну премьеру. А все последующие руководители области в филармонию не ходили. Одно исключение – Александр Прохоров, который обеспечил артистов надбавкой к зарплате. Правда, на концертах Александр Дмитриевич бывал, увы, редко. Нынешнее руководство вообще посещает филармонию только на помпезные мероприятия, которые само и организует. Словом, интересен лишь личный пиар… 

А, глядя на «вождей», руководители рангом ниже также проявляют себя невеждами по части музыкальной культуры. После Ольги Николаевны Черновой ни один начальник департамента культуры не посещал концерты в филармонии. Иногда захаживал сюда, правда, исполнявший нередко обязанности начальника Егор Филимонов, который сейчас в силу известных читателям обстоятельств далек от филармонии. 

Хотя есть в руководстве областью человек, неравнодушный ко всем действам, демонстрируемым со сцены – будь то спектакль в театре, выступление звезды эстрады или фортепианный концерт. Это бывший куратор региональной культуры – заместитель главы администрации области Николай Михайлович Кузнецов. Но качество его кураторства не позволяет мне говорить о том, что посещения им концертов пошли на благо филармонии. Поясню свою мысль: было время при Светлане Сидяченко, когда Николай Михайлович чуть ли не ежедневно по несколько часов проводил в филармонии. Что он там делал, одному Богу известно. Зато результат – около 10 миллионов рублей долгов за время директорства Сидяченко и «кураторства» Кузнецова. 

Кстати, такой уровень руководства культурой со стороны администрации области и отбил у меня желание публиковать статьи о проблемах отрасли. Ведь решить их может только первое лицо. А если его душу не трогают музыка Глинки или, скажем, звучание русских народных инструментов, то к чему сотрясать воздух и призывать губернатора к особому вниманию к музыкальному творчеству?! Есть масса других нерешаемых проблем в регионе, как, скажем, нищета смоленского здравоохранения. И эти проблемы охватывают гораздо большее число людей. За неисполнение своих обязательств в социальной сфере губернатора могут и в отставку отправить. А за недостаточно большое внимание к нуждам филармонии в лучшем случае пожурят. 

Полагаю, пространное разъяснение позиции редактора, почему я до сих пор не реагировал на конфликт в филармонии, стало понятно читателям. 

Теперь все же к главной теме повествования. Сразу же предупрежу, что я не судья и не прокурор, а оценки даю исключительно по настойчивым просьбам и некоторых участников конфликта, и обратившихся ко мне неравнодушных к вопросам культуры смолян. 

И еще одно необходимое дополнение, чтобы никто не говорил о возможном дилетантском подходе автора. У меня в «багаже» музыкальная школа и два курса музучилища на отделении народных инструментов (пока учился в средней школе, позволял себе еще и учебу в музыкальном училище). А в первые два года училище как раз закладывает основы музыкальной культуры, и учащийся начинает понимать и чувствовать музыку. 

Итак, начнем с того, что стало высшей точкой противостояния в коллективе филармонии: директор Ольга Сахарова уволила по инициативе администрации за дисциплинарные проступки дирижера Игоря Каждана и двух заместителей директора Елену Мишуткину и Светлану Дедкову. Сразу же отмечу, что я являюсь категорическим противником так называемых увольнений по статье, особенно когда это касается творческих людей. 

Считаю, что Ольга Александровна применила власть от отчаяния, просто потеряла нити управления коллективом. Во-первых, она своевременно не разглядела в Игоре Каждане конфликтные и «нарцистические» черты его характера, не поинтересовалась историей его увольнения из Академического симфонического оркестра Крымской филармонии. Тогда администрации пришлось ликвидировать оркестр, создать новый, с тем же составом исполнителей, но уже с новым дирижером. Иной возможности избавиться от Каждана не нашли. Ему, как следует из статьи в газете «Слава Севастополя», инкриминировали то, что доходы от концертов он получал, минуя кассу учреждения, а расходы предъявлял к оплате Крымской филармонии. 

Очень похожая ситуация сложилась и в Смоленске, когда, судя по акту проверки областной Контрольно-счетной палаты, заместитель директора Елена Мишуткина приписала в бытность Сидяченко 50 несостоявшихся концертов, за «проведение» которых уплачены бюджетные деньги. Вместо того, чтобы эта история стала уроком на всю оставшуюся жизнь, Елена Викторовна в конфликте с директором и новым художественным руководителем филармонии Сергеем Филиным взяла сторону Каждана. 

Но, может, при Каждане оркестр «зазвучал»? Позволю себе в этом усомниться. Я помню тончайшие паузы, филигранные пианиссимо, звук, похожий на звон хрусталя, на концертах, которые готовил Виктор Павлович Дубровский. А Игорь Каждан «утяжелил» оркестр. Маршевые ритмы, напоминающие военный духовой оркестр, громкие пафосные звуки духовых инструментов, микрофоны в зале, где идеальная акустика. Все это раздражало, вызывало ассоциации с разрушением. Художественный руководитель фольклорного ансамбля «Таусень» Татьяна Алексеевна Федотова, дружившая семьями с Виктором Дубровским и Ириной Бартош, рассказала мне, что главным разочарованием для нее в завершившемся сезоне стал концерт, посвященный 30-летию оркестра. Она пришла на него с двумя шикарными букетами цветов. Один предназначался Игорю Каждану, а другой – бывшему художественному руководителю и главному дирижеру оркестра Артему Белову, приглашенному на торжества. Рядом сидели преподаватели и учащиеся музыкального училища и директора областных учреждений культуры. После первого отделения все они покинули зал. Говорили примерно следующее: четыре года не ходили и больше ходить не будем, пока дирижером Каждан. Цветы ему Татьяна Федотова так и не вручила… 

А заслуженный артист России Александр Баудер, который был концертмейстером домристов еще при Дубровском, вспоминает, как в апреле прошлого года они выступали на фестивале оркестров народных инструментов в Москве. После выступления смолян не поздравили, а Белгородскому оркестру устроили громкую овацию, дирижеры из других коллективов подходили к артистам и поздравляли их с прекрасным выступлением. Смолянам позже сказали, что они играют все хуже и хуже. Между тем, Игорь Каждан повсюду заявляет, будто оркестр «зазвучал». Ему вторят бывшая организатор клубной художественной самодеятельности в домах культуры Елена Мишуткина и те артисты, кому Игорь Александрович выписывал солидные премиальные. А Александра Баудера, кстати, дирижер пересадил с первого ряда без всякого объяснения причин. Выходит, главные партии дают по личной преданности? 

Удивительно, что Ольга Александровна Сахарова, неизменно присутствовавшая на большинстве концертов, всегда интересовавшаяся мнением слушателей и артистов, упустила этот самый момент раскола в коллективе и деградации некогда самобытного оркестра русских народных инструментов – одного из лучших в России. Может, надеялась, что все со временем образуется и стабилизируется? 

Огонь вражды и интриг разгорелся, когда в коллектив пришли художественным руководителем Сергей Филин, одновременно работающий заместителем директора ансамбля «Россия» имени Л.Г.Зыкиной, а дирижером симфонического оркестра заслуженный артист России Михаил Аркадьев. Особенно приход Аркадьева возмутил Каждана – ведь он уже фактически руководил двумя оркестрами и даже увлекался совместными выступлениями двух коллективов на одном концерте. 

Игорь Александрович имеет магическое влияние на некоторых женщин. В 2016 году ему удалось обаять Ольгу Окуневу, когда тогдашний директор филармонии Светлана Сидяченко захотела расторгнуть контракт с Кажданом. В результате «ушли» не его, а Сидяченко. Два последних года Игорь Александрович в различных инстанциях убеждал, якобы Ольга Сахарова не справляется с обязанностями директора. По-видимому, ему удалось внушить Елене Мишуткиной и Светлане Дедковой, будто власти его поддерживают. И заместители встали в оппозицию директору. Дедкова, которая на высоких должностях в администрации Кардымовского района и в департаменте культуры, на мой взгляд, ничем примечательным себя не проявила, в филармонии откровенно саботировала указания директора. Например, так и не заказала пропуска для сотрудников филармонии для облегчения работы контролеров, несмотря на поручение директора. После увольнения Мишуткиной письменно отказалась исполнять ее обязанности, хотя заместитель директора учреждения просто обязан, во-первых, исполнять указания руководства и, во-вторых, заменять любое должностное лицо. Такое откровенное противостояние наводит на мысль, что Светлана Дедкова уверовала в покровительство неведомых мне высокопоставленных чиновников и надеялась на то, что сила – за Кажданом. 

А тот с упорством, достойным лучшего применения, на новогодний концерт подготовил не легкую музыку, настраивающую слушателей на веселье и придающую праздничное настроение (например, венские вальсы Иоганна Штрауса), а сложное, требующее серьезного осмысления произведение Дмитрия Шостаковича. Увещевания коллег по художественному совету дирижер просто проигнорировал. А слушателям посоветовал не жевать курицу, а приобщаться к классике. 

Я судорожно представляю себе, что произойдет, если уволенных «бунтарей» вернут в филармонию. Коллектив тогда ждет, на мой взгляд, дальнейшее падение в пропасть невежества и в долговую яму. Вот попытался Каждан организовать концерт одной вокалистки, так был продан лишь один билет. Или другой пример: без согласования с директором Каждан организовал концерт флейтистки из США. Доход оказался незначительным, а транспортные расходы, проживание в гостинице и гонорар пришлось оплачивать филармонии. Повторение крымского «варианта»? 

Ольге Сахаровой удалось покрыть убытки, допущенные при предшественнице. Неужели вскоре придется искать очередного менеджера, способного вытащить филармонию из прогнозируемого долгового коллапса в случае торжества тех, кто не думает об артистах и слушателях, а считается только с собственным мнением и личным эго? 

Я не очень высокого мнения о тех, кто сегодня вершит власть в стенах Дома Советов. Но очень надеюсь на то, что они одумаются и изменят свою позицию в отношении руководства филармонией. Может, Министр культуры Российской Федерации Владимир Мединский, к которому за помощью обращались члены коллектива Смоленской областной филармонии, скажет свое веское слово? Ведь Смоленская филармония - учреждение с богатыми духовными традициями. И она  на глазах, словно «Титаник», идет ко «дну». 

Фотогалерея

Добавить комментарий

Правила добавления комментариев
  1. Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц их написавших, и не является мнением администрации сайта journalsmolensk.ru;
  2. Каждый автор комментария несет полную ответственность за размещенную им информацию в соответствии с законодательством Российской Федерации, а также соглашается с тем, что комментарии, размещаемые им на сайте, будут доступны для других пользователей, как непосредственно на сайте, так и путем воспроизведения различными техническими средствами со ссылкой на первоначальный источник.
  3. Администрация сайта journalsmolensk.ru оставляет за собой право удалить комментарии пользователей без предупреждения и объяснения причин, если в них содержатся:
  • - прямые или косвенные нецензурные и грубые выражения, оскорбления публичных фигур, оскорбления и принижения других участников комментирования, их родных или близких;
  • - призывы к нарушению действующего законодательства, высказывания расистского характера, разжигание межнациональной и религиозной розни, а также всего того, что попадает под действие Уголовного Кодекса РФ;
  • - малосодержательная или бессмысленная информация;
  • реклама или спам;
  • - большие цитаты;
  • - сообщения транслитом или заглавными буквами за исключением всего того, что пишется заглавными буквами в соответствии с нормами русского языка;
  • - ссылки на материалы, не имеющие отношения к теме комментируемой статьи, а также ссылки, оставленные в целях "накручивания трафика";
  • - номера телефонов, icq или адреса email.

Защитный код Обновить