Шерше ля фам

С Надеждой Алексеевной Дятловой мне довелось познакомиться вскоре после публикации статьи о жульнических схемах по лекарственному обеспечению льготников.  Возглавивший департамент Смоленской области по здравоохранению ранее генеральный директор «Смоленск-Фармации» Владимир Степченков решил забрать у бывшей фирмы выгодный государственный заказ и передать его своим давним партнерам по бизнесу супругам Сингхам, у которых на тот момент имелось всего три аптеки. Из них лишь одну можно  назвать более-менееотвечающей требованиям граждан (да и то она располагается в приспособленном павильоне -  пристройке к зданию). 

Сначала мне инкриминировали даже экстремизм за то, что я назвал национальность АбхаяКумара Сингха. Не знаю уж, каким образом  это оскорбило уроженца Индии, но к делу подключились областная прокуратура, Центр по противодействию экстремизму при УМВД России по Смоленской области, экспертная лаборатория УМВД. А потом началась череда судов по защите якобы поруганной деловой репутации супругов Сингхов. Адвокатом истцов на процессах выступала Надежда Дятлова.

Мне по жизни приходилось знакомиться и иметь дело со многими адвокатами. Но впервые столкнулся с участницей  процесса, применявшей агрессивную тактику, чрезмерно эмоционально пытавшейся «пригвоздить к позорному столбу» журналиста и редакцию. Тогда у меня сложилось мнение: либо госпожа Дятлова защищает собственный скрытый от посторонних глаз бизнес, либо у нее особый интерес в деле, который явно превышает любые разумные гонорары за представительство в суде. Не мог я тогда знать, что моя оппонентка как раз затеяла грандиозное строительство двухэтажного коттеджа площадью 16Х16 кв. метров, что она испытывала острую потребность в денежных средствах. Выигрыш судебных процессов у журналиста и редакции, по-видимому, должен был принести весомый денежный куш.

По поведению г-жи Дятловой на процессах я могу представить себе, какой хваткой она обладала, в том числе и в семье, где трое детей. Смею предположить, что именно Надежда была инициатором строительства коттеджа, что именно она «капала на мозги» мужу, чтобы активнее добывал деньги.

Так это или нет, сегодня можно только предполагать. Зато налицо очевидный факт: Владимир Дятлов, в то время руководитель территориального органа Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения по Смоленской области, пошел на преступление - мошенничество в крупном размере с использованием служебного положения.

Но об этом чуть позже. А пока напомню читателям: г-же Дятловой удалось добиться того, что Ленинский районный суд г. Смоленска решил взыскать с журналиста и редакции компенсацию морального вреда за якобы поруганную деловую репутацию коммерсантов Сингхов. Журналист и  юрист по образованию Михаил Шаповалов тогда выступил с гневной статьей про «правосудие по-смоленски», разложил «по полочкам» решение суда. Статья имела большой общественный резонанс. Областной суд вынужден был отменить незаконное решение и отказать в иске. Вот только осталось «за кадром», в какую сумму обошлась чете Сингхов «победа» в первой инстанции суда. Кстати, параллельно проходили процессы в арбитражных судах. Мне дважды пришлось ездить в Тулу на апелляцию. Третье заседание было назначено на время моего отпуска. Пришлось надеяться только на представителя. Но настойчивость и наступательное ведение защиты на сей раз адвокату Дятловой не помогли: арбитражный суд и первой, и апелляционной инстанций пришел к такому же выводу, что и суд общей юрисдикции, - иск не может быть удовлетворен!

Теперь перейдем к истории с мошенничеством. Однажды Владимир Юрьевич Дятлов объявил подчиненным, что вскоре штат территориального органа Росздравнадзора (на тот момент около десяти человек) будет существенно увеличен, и надо быть готовым к этому: расширять офисные площади. Коллеги попытались вразумить руководителя: 200 кв. метров вполне достаточны для организации, даже с учетом возможного увеличения штата. Да и зачем тратить миллионы рублей на ремонт и реконструкцию будущего офиса, если рядом с ним размещается управление Минюста, собирающееся переезжать. Там помещение не требует даже косметического ремонта. Если уж хочется перебраться в самый центр города (в здание бывшей гостиницы «Смоленск»), то уж лучше занимать помещение управления Минюста.

Но г-н Дятлов был непоколебим! Инициировал процедуру закрепления за территориальным органом Росздравнадзора в оперативное управление помещения по улице Большой Советской, «пробил» в Москве средства на проведение ремонта и реконструкции, согласовал работы на объекте культурного наследия с департаментом Смоленской области по культуре. А затем начались аукционы. На одном из них появился второй участник, так его удалось «отстранить». А по всем остальным лотам участник оказался единственным - фирма с уставным капиталом 10 тысяч рублей без лицензии на право вести реконструкцию на объектах культурного наследия. Позже, в ходе следствия, г-н Дятлов пытался доказать, будто он не придал значение требованиям, изложенным в согласовании департамента по культуре: мол, подписал, не глядя, не придал большого значения, имела строительная фирма лицензию или нет. Также Владимир Дятлов утверждал, что ранее не был знаком с Виктором Карповым - директором фирмы, получившей заказ. Но показания свидетелей подтвердили, что семьи Дятловых и Карповых поддерживали дружеские отношения. Надежда Дятлова, кстати, дала строителю своего коттеджа телефон «друга семьи» Карпова для привлечения  его к ведению кровельных работ. Также к строителю обращалась жена Карпова по рекомендации, как она сказала, «подруги», для возведения нулевого цикла уже на будущем доме четы Карповых.

В ходе следствия г-н Дятлов также утверждал, будто не получал от г-на Карпова никаких денег за заказы. Но вот эпизод из уголовного дела: чета Дятловых купила соседний с их коттеджем земельный участок, и расчет за него произошел в  день  перечисления денег на счет фирмы г-на Карпова, после встречи компаньонов с целью передачи «нужных документов». В фонограммах телефонных переговоров между Карповым и Дятловым, в  переговорах в служебном кабинете Дятлова неоднократно звучали слова, что Дятлов получил свои «бабки», свое «бабло».

Не буду утомлять читателей  деталями актов якобы выполненных работ, суммами, перечисленными на счет фирмы Карпова, объемами действительно выполненных работ. Скажу только, что к моменту опечатывания помещений следователем ФСБ они представляли весьма неприглядную картину: плесень на потолке, на балконах рос кустарник, с потолка висели гнилые доски, повсюду царила полная разруха.

Действиями мошенников территориальному органу Росздравнадзора причинен ущерб на сумму 6 443223,34 рублей. Ленинский районный суд г. Смоленска квалифицировал действия Карпова В.Н. и Дятлова В.Ю. как хищение чужого имущества путем обмана, совершенное группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере. У Дятлова дополнительно - с использованием служебного положения. Суд назначил Карпову наказание в виде 5 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима, а Дятлов получил 5 лет и 6 месяцев колонии общего режима. С обоих осужденных солидарно будет взыскан нанесенный материальный ущерб территориальному органу Росздравнадзора. По вступлению приговора в законную силу будет обращено взыскание, например,  на земельный участок и жилой дом площадью 45,5 кв. метров по соседству с коттеджем Надежды Дятловой. На коттедж суд по непонятным мне причинам взыскание не наложил. В феврале 2014 года Н.А. Дятлова развелась с В.Ю. Дятловым, с ее слов,  «по личным обстоятельствам», Даже если, предположим, бывшие супруги заключали между собой соглашение о разделе имущества, коттедж строился в том числе на кредиты и долги, которые брал Владимир Дятлов. Так что, как ни смотри, это совместно нажитое имущество.

Словом, точку в этом деле, на мой взгляд, ставить рано.

Добавить комментарий

Правила добавления комментариев
  1. Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц их написавших, и не является мнением администрации сайта journalsmolensk.ru. 
  2. Каждый автор комментария несет полную ответственность за размещенную им информацию в соответствии с законодательством Российской Федерации, а также соглашается с тем, что комментарии, размещаемые им на сайте, будут доступны для других пользователей, как непосредственно на сайте, так и путем воспроизведения различными техническими средствами со ссылкой на первоначальный источник. 
  3. Администрация сайта journalsmolensk.ru оставляет за собой право удалить комментарии пользователей без предупреждения и объяснения причин, если в них содержатся:
  • - прямые или косвенные нецензурные и грубые выражения, оскорбления публичных фигур, оскорбления и принижения других участников комментирования, их родных или близких;
  • - призывы к нарушению действующего законодательства, высказывания расистского характера, разжигание межнациональной и религиозной розни, а также всего того, что попадает под действие Уголовного Кодекса РФ; 
  • - малосодержательная или бессмысленная информация; 
  • реклама или спам; 
  • - большие цитаты; 
  • - сообщения транслитом или заглавными буквами за исключением всего того, что пишется заглавными буквами в соответствии с нормами русского языка; 
  • - ссылки на материалы, не имеющие отношения к теме комментируемой статьи, а также ссылки, оставленные в целях "накручивания трафика"; 
  • - номера телефонов, icq или адреса email. 

Защитный код Обновить

Читайте также

Сбыт наркотических веществ

№4 (212) 2018 г. 381

"Сотрудники ГИБДД УМВД России по Смоленской области на Киевском шоссе города Смоленска задержали 19-...

Чьи мы слуги?

№4 (212) 2018 г. 554

Прочитал тут на днях в одной умной статье: сегодня есть еще журналисты, но нет уже журналистики. Спр...

Слово митрофорного протоиерея Свято-Успенского кафедрального собора Михаила Горового в день празднования иконы Божией Матери «Тихвинская»

№4 (212) 2018 г. 393

Свято-Успенский кафедральный собор, 2017 г. «Радуйся, НевестоНеневестная! Радуйся, нечаянную радос...