Смоленские дела брандмейстерского графа

Александр Иванович Муравицкий хорошо известен смолянам как многолетний руководитель управления МЧС России по Смоленской области. Известны также литературные произведения этого неординарного творческого человека. Предлагаем читателям журнала «Смоленск» один из рассказов автора.

 «Воин подвергает свою жизнь опасности на войне, которая, слава Богу, представляет собою редкое явление – пожарный и денно и нощно должен быть готов к смерти. Вскакивая по тревоге, он не знает, вернется ли домой, увидит ли снова свою жену, детей… В основе службы пожарному делу лежит евангельский тезис: «Нет больше сея любви, аще кто душу положит за други своя».

Граф А.Д. Шереметев Журнал «Пожарный»,1892, №2

Граф прошел по комнате Русского дома в деревушке Сент-Женевьев-де-Буа под Парижем. Подойдя к окну, посмотрел на окрестные поля, дома французских крестьян.

«И все же не напрасно прожил я свою жизнь… Хоть и закачиваю ее на чужбине, – не напрасно… И девиз нашего шереметьевского рода «Бог сохраняет всё!» пронес по жизни с честью!», - подумал Шереметев.

Вспомнилось щебечущее жаворонками небо в Высоком…. Узенькая полоска дороги, леса, поля …

***

- Ну, вот Ваше Сиятельство! - Кучер полуобернулся к графу. - Со старой Смоленской свернули, скоро Высокое!

Тройка неслась по белесой дороге, поднимая легкую пыль. Поля сменялись лесами, леса – перелесками, а те - снова полями…

«Давненько не бывал я в Высоком, - подумал граф. - «Дела, все дела не дают. А места здесь красивые. Нет, конечно, и в Останкино, и в Ульянке тоже красиво и хорошо, но здешние места привлекают к себе какой-то особой красотой и тишиной. Чем ближе к столицам, тем суетнее… Здесь же все размерено, спокойно… А этот пейзаж: березовые рощи сменяются сосновыми борами; дубравы - осиновыми посадками; разношерстные кустарники…».

- Что там такое? – оторвавшись от мыслей, спросил граф, приподнявшись над сиденьем пролетки.

- А это, Ваше Сиятельство, опять пожар. Такая напасть…, что не приведи Господь! – Кучер перекрестился.

- Давай-ка подъедем, посмотрим, - сказал Шереметев, продолжая всматриваться в место за небольшим лесочком, откуда валил дым.

Подъехав, увидели сгоревшую избу и постройки, вокруг которых бегали сельчане, из ведер поливая воду на огонь, да семью погорельцев - сидящих на каких-то вещах женщину и облепивших ее плачущих детей.

- А кто здесь староста? - спросил Александр Дмитриевич, подходя к месту пожара и уже со знанием дела определив, что пожар произошел от печи.

«Все дома в округе были покрыты соломой, и этот, видимо, не был исключением», – решил Шереметев.

Подошел староста - невысокого роста, крепкий, опрятно одетый мужичок. Сняв шапку, староста поклонился и поздоровался:

- Здравствуй барин! Староста я, Родионом кличут.

- А что, Родион, часто горят дома у вас тут в округе? - спросил граф, внимательно вглядываясь в простое, заросшее серой бородой, немного скуластое лицо старосты.

- Да, не то чтобы часто. Но, видишь, барин – дома соломой крыты, искра на кровлю – и нет хаты. А в этой мужика-то и вовсе не было - вдова с детьми. Помер прошлой осенью ейный мужик… Комин некому прочистить, вот и чадила печка… А еще и тушить некому… Как случись пожар, пока народ соберешь да справишь на дело, так и нет избы. - Староста провел рукой по седеющей бороде. - А кому тушить? Не знаю даже, есть ли в уезде те, кто тушит. Да и с уезду пока доедут-то! Вот! Так, может, и вся деревня… Не дай Бог! - мужик перекрестился, - В огне скроется…

- А вот такое дело, Родион, если бы мужиков обучить тушению пожара, да инструмент для тушения им дать, как думаешь, найдем охочих до этого дела ребят?

- Как не найти, барин, найдем. Толковые-то мужики есть, только, как от земли их оторвешь? Коли они ентим будут заниматься, а? – прищурившись, глянул на графа Родион.

- Хорошо, Родион, будем этим заниматься, нужно думать…Ты с ребятами поговори… - Граф посмотрел на старосту. - А вот если человек стал погорельцем, то и о земле некогда думать будет, согласен? А? Ну вот! Бывай здоров!

- Согласный, а как же не быть согласным, ежели это так! Бывай здоров, Ваше благородие!

Староста степенно поклонился…

Проезжая другие деревни, Шереметев повсюду наблюдал черные отметки пожарищ.

«И здесь горят… Нужно защищать людей! А как? Как в Ульянке – создавать пожарную дружину. Нужно подумать, хорошо подумать…Этим здесь и займемся… Русь!

Всё больше погружался в размышления граф, проезжая по бескрайним полям Смоленщины. - Как тебя, родимую, спасти от пожаров!? Всё горишь и горишь, а защитить тебя, древняя сторона, некому!»

***

По приезду в Высокое, после встречи с родными, Шереметев пригласил к себе управляющего поместьем. После приветствия и короткого разговора о делах граф поставил задачу.

- Считаю, что обстановка с предупреждением и тушением пожаров в имении организована не надлежащим образом. А посему надлежит иметь в готовности пролетку и кучера для выезда в любое время суток. В случае пожара в любое время меня будить. Я привез из Петербурга форму, каску и специальный топорик – все это загрузить в данную пролетку. Еще подготовить дрожки, на которые загрузить имущество по этому перечню.

 Александр Дмитриевич протянул управляющему листок бумаги.

- С этим понятно?

- Все будет исполнено, Ваше Сиятельство.

- И вот еще… Необходимо найти мне с десяток толковых мужиков - хватких, крепких, смышленых… Поговорите со старостами, они подскажут, кого можно взять. С одним из них, Родионом, я уже поговорил. Пусть общины делегируют охотников. Через три дня соберите мне этих ребят.

- Соберем…

- И последнее…, пометьте себе, пожалуйста. - Граф встал со стула и, проходя по комнате, как бы размышляя, стал высказывать свои мысли. - Нужно создать в селах дежурство из самих крестьян. Общину собрать и разъяснить. Старост обязать организовать дежурство, чтобы крестьяне по очереди ходили вечером и утром, когда топятся печи, и наблюдали, чтобы не летели искры. В центре же каждого села и каждой деревни повесить колокол пожарный, чтобы бить по нему и собирать народ на тушение. А всем крестьянам распределить, кто, с чем должен по этому сигналу прибывать: с ведром, лопатой или же багром.

Через три дня Александр Дмитриевич встречался с отобранными добровольцами. Разговор был не простой.

- Начнем подготовку, ребята, вы как?

- Барин, мы что ж, согласные… Тока как семьи наши, для работы мы, мужики, нужны?

- Хорошо. Никто не спорит, вы – главные в семьях и, конечно, нужны. Но вопрос: пусть горит, да?

- Да нет, Ваше Сиятельство – это, конечно, дело непотребное, когда горит, а тушить некому. И тушить мы согласные, но нужно понимание и нас, и наших семей. Двое отказались… Вот Прохор-то зря ушел, толковый он мужик, да вот семья у него слабая, мужиков – один он, а так бабы одни…

- Поможем, если так, думаю, и другим поможем!

-Тогда он, думаю, согласный будет…

***

Проезжая по территории строящейся усадьбы, Шереметев размышлял: «Большинство строений в имении – деревянные, их нужно беречь прежде всего. Они самые уязвимые для огня. Несомненно, нужна пожарная часть и как можно скорее».

В тот же день граф пригласил к себе в кабинет К.Ф. Мюллера, ученика Н.Л. Бенуа, занимавшегося проектированием и строительством их усадебного комплекса в селе Высокое.

- Любезный Карл Фёдорович, хотел поговорить с Вами по одному очень важному вопросу.

- Внимательно слушаю, Ваше Сиятельство, - с легким немецким акцентом ответил архитектор, поглаживая окладистую бороду.

- Нужно спроектировать и построить пожарную часть с пожарной же каланчою… И сделать это я прошу в короткие сроки, поскольку безопасность имения – дело важное и безотлагательное.

- Учитывая то, что все строения в имении уже спроектированы, проект пожарного депо и каланчи не займет много времени. И я, уважаемый Александр Дмитриевич, немедленно займусь этим делом.

***

Уездный город Вязьма встретил графа базаром, лавками со всякими товарами от съестного до галантереи. Особенно яркая реклама была у шустовских коньяков и вяземских пряников.

В присутственном месте градоначальник уже ждал графа и тотчас же велел подать чай с лимоном и нарезанным на дольки вяземским пряником.

- Извольте, Ваше Сиятельство, откушать наше замечательное вяземское лакомство – пряник медовый, изготовленный по особому старинному рецепту.

- Не откажусь, Василий Кириллович, спасибо! Наслышан немало о сей достопримечательности, да и рекламы этого продукта в городе изрядно.

- Как доехали? Дороги у нас не такие, как в столицах, пыли многовато, но что поделаешь, не замостишь такое количество дороги, расстояния у нас значительные.

- Доехал я, уважаемый Василий Кириллович, хорошо, налюбовался вдоволь красотами нашей средней полосы. Скажу Вам честно: нигде так не отдыхаю, как в здешних местах. Знаете, какие у нас в Высоком соловьи да жаворонки? Едешь по дороге вдоль леса, да и остановишься, чтобы песни их прелестные послушать.

- Ваши музыкальные пристрастия, любезный Александр Дмитриевич, всем известны, не случайно и природная музыка Ваше внимание привлекла. Мы и Ваше второе пристрастие, Ваше Сиятельство, знаем - к пожарному делу.

- Вот по этому-то делу, Василий Кириллович, я и приехал. Не могли бы Вы пригласить предводителя уездного дворянства да брандмейстера на нашу беседу.

Позвонив в колокольчик, градоначальник поручил секретарю вызвать обозначенных лиц, и беседа продолжилась: от видов на урожай до последних музыкальных событий.

Первым прибыл по вызову уездный брандмейстер, держа на отлете руки начищенную до блеска каску со знаком губернаторской пожарной охраны. Недавно перейдя от военного к полицейскому ведомству, брандмейстер сохранил военную выправку. Его мундир с отличительным знаком пожарной охраны был наглажен, как будто он только с парада; сапоги блестели, как зеркало; пуговицы, начищенные до блеска, отражали солнечных зайчиков; пышные усы, переходящие в бакенбарды, были причесаны и приглажены. Было ощущение, будто он готовился к строевому смотру.

Кавалергарду Шереметеву понравился внешний вид бравого пожарного. Подойдя к брандмейстеру, граф приобнял его и поздоровался крепким рукопожатием.

- Поручик Павлов, Ваше Сиятельство!

- Спасибо, господин поручик, что Вы так оперативно отреагировали на мою просьбу и прибыли.

- Как же, Ваше Сиятельство, Ваше имя известно всей императорской пожарной охране! А уж о делах Ваших и вовсе легенды ходят.

В это время прибыл предводитель уездного дворянства, и начался разговор, ради которого Шереметев проделал путь от Высокого до Вязьмы.

- Первая моя просьба будет к брандмейстеру. Ваше благородие, господин поручик! Я у себя в имении собрал команду пожарных охотников, надо бы их обучить мастерству тушения пожаров. Если не откажете в моей просьбе, я бы прислал их сюда в Вязьму, обеспечив проживание на постоялом дворе, ну и оплатил бы все расходы, связанные с обучением.

- Ваше сиятельство! Не извольте беспокоиться! Присылаете, найдем и время, и людей грамотных, способных и рассказать, и показать. И подтянем их в дисциплине, не извольте сомневаться! – отрапортовал брандмейстер.

- И хотел бы еще посоветоваться с предводителем уездного дворянства. Глубокоуважаемый Михаил Алексеевич.

Махов Михаил Алексеевич – отставной артиллерии штабс-капитан привстал со стула и поклонился.

- Внимательно слушаю Вас, Ваше Сиятельство!

- Вот что я думаю и давно думаю. Начинать в борьбе с пожарами нужно с себя. Если каждый помещик за свои средства и из крестьян его деревень создаст отряды пожарных охотников, то и быстрей тушиться пожары будут, и говорить с людьми эти охотники о пожарах будут и как уберечься рассказывать. Как Вы думаете, поддержат нас помещики?

- Я читал Ваши мысли на сей счет в журнале «Пожарный», весьма интересные и полезные замечания. Полностью их разделяю и готов способствовать по мере сил этому важному для нашего уезда и всей России делу. Думаю, Вяземское уездное дворянство поддержит Вас в этом начинании. Но дело непростое и одним днем не решится. Здесь весьма важен Ваш пример и Ваше подвижничество в этом, несомненно, благом деянии. Ну и уездное дворянство соберется в ближайшее время на свое собрание. Мы пригласим и дворян близлежащих уездов на наше собрание, думаю, что многие согласятся.

Через несколько дней в Вязьме собрались помещики, купцы, хозяева фабрик и заводов не только Вяземского, но и близлежащих уездов.

Первым к присутствующим обратился Михаил Алексеевич Махов:

- Господа! Попросили вас собраться, чтобы послушать Их Сиятельство графа Шереметева Александра Дмитриевича. Вы, наверняка, наслышаны о его пожарных делах в Санкт-Петербурге, а теперь он создает команду пожарных добровольцев в своем имении Высокое соседнего Сычевского уезда. Вот сегодня Александр Дмитриевич поделится с нами своими соображениями по развитию этого весьма важного движения в нашем уезде.

Граф вышел на сцену и, оглядев зал, уверенно, привычный к выступлениях в различных аудиториях, начал:

- Господа! Не мне Вам рассказывать, какой урон и ущерб приносят нам всем пожары. Как страдают хозяйства, заводы и фабрики. Особенно страдают крестьяне, село. Не буду долго рассуждать на эту тему, скажу одно: нужно всеми способами и средствами, поднимая на эту борьбу как можно больше людей разных сословий, бороться с причинами пожаров и собственно самими пожарами. А начинать нужно, господа, с нас самих. Да, да, господа! С нас самих: с помещиков, купцов, фабрикантов. Ведь если каждый на своём предприятии или хозяйстве начнет заниматься вопросами пожарной охраны и создаст на свои собственные средства небольшие команды пожарных охотников, эта проблема значительно уменьшится, и ущерб от пожаров будет уменьшаться. Ведь за время до прибытия уездной пожарной команды охотники уже начнут тушить пожар.

Зал долго шумел после окончания выступления Шереметева. И принято было решение о том, что всему дворянскому собранию следует, исходя из обращения графа Шереметева, наладить пожарную безопасность в своих имениях, поместьях и на фабриках.

***

Следующей весной в село Высокое, распугивая гусей и кур, въехала, сверкая хромированными частями, крякая духовым сигналом, диковинная не только для деревни, но и всей Смоленской губернии вещь – пожарный автомобиль.

***

Александр Дмитриевич ехал на поезде по Александровской железной дороге, мимо окон через хлопья черного дыма, вырывающиеся из паровозной трубы, виднелись деревушки и небольшие городки; поля и леса радовали глаз. Шереметев спешил в Смоленск на празднование 25-летия Смоленского вольного пожарного общества.

В пролетке, присланной Губернатором, граф проезжал по булыжной мостовой Большой Губернаторской улицы мимо замечательного Успенского собора, сверкающего золотыми главами; везде виднелись зубцы крепостной стены, не раз становившейся на пути захватчиков, рвавшихся на Русь. Миновав Молоховские ворота, он подъехал к Блонье и остановился у здания Дворянского собрания. Здесь Шереметьева встретил Смоленский Губернатор Василий Осипович Сосновский.

- Ваше Сиятельство, Александр Дмитриевич! Рад приветствовать Вас на святой Смоленской земле.

- Спасибо, Василий Осипович! Я, в свою очередь, рад впервые побывать в столь значимом для Отечества нашего месте – городе Смоленске.

Здесь Шереметьева встречал и уже знакомый графу Михаил Алексеевич Махов, в 1896 году выбранный Смоленским Предводителем дворянства.

В зале Дворянского собрания собрались члены Смоленского вольного пожарного общества и Дворянского собрания, купцы, промышленники, помещики Смоленской губернии, служащие пожарной охраны и полицейские чины. К присутствующим обратился Губернатор Василий Осипович Сосновский. В конце приветственной речи он сказал:

- Глубокоуважаемые господа! Мы рады приветствовать на нашем торжестве известного всей России пропагандиста и инициатора развития пожарного дела Их Сиятельство графа Шереметева Александра Дмитриевича. Прошу любить и жаловать!

Зал шумно захлопал, граф встал и поклонился собранию. Здесь же было объявлено, что по определению Совета Смоленского пожарного общества Александру Дмитриевичу Шереметеву за особые заслуги перед Обществом по решению общего собрания присвоено звание «Почетный член Смоленского вольного пожарного общества».

***

28 июля 1899 года Смоленское вольное пожарное общество праздновало свой четверть вековой юбилей. После торжественного собрания была презентована книга смоленского историка В.И. Грачёва о возникновении и деятельности общества за весь период его существования. В Успенском соборе прошла панихида по умершим членам Общества. Потом состоялся грандиозный парад, за ним следовало угощение, а вечером в Лопатинском саду было гулянье с музыкой.

***

«Да! Приятные воспоминания о людях и делах.  О тех действах, которые на спасение жизни людей были направлены».  Граф присел на стул у небольшого столика, посмотрел на разложенные пред ним бумаги и отметил ещё: «Нужные и своевременные были дела".

Фотогалерея

Похожие материалы

Жители Толочина поддержали авторов «Побратимов без границ»

Жители Толочина поддержали авторов «Побратимов без границ»

На презентацию книги «Побратимы без границ. История будущего» пришли многие жители города Толочина. Некоторые из них уже ознакомились с книгой на сайте журнала «Смоленск», другие только собираются это сделать. Но и те, и другие хотели послу...

Дубровенцы читают «Побратимов без границ»

Дубровенцы читают «Побратимов без границ»

В проекте президентского гранта по изданию книги «Побратимы без границ. История будущего» важное место заняла работа с читательской аудиторией – теми, кому, собственно говоря, и посвящена книга. Это простые граждане России и Республики Бела...

«Побратимы без границ» представлены широкой общественности Смоленска

«Побратимы без границ» представлены широкой общественности Смоленска

Читателям журнала «Смоленск» известно, что общественная организация «Местная белорусская национально-культурная автономия города Смоленска» стала победителем конкурса проектов Фонда президентских грантов и получила финансирование на издание...