Первые бои под Смоленском

14 июля 1941 года. Для нас этот день – день воинской славы Хохлова.  14 июля 1941 года в ходе боя в районе Хохлова смертельно ранен начальник артиллерии 16-й армии генерал-майор Власов Трофим Леонтьевич.

По  боям сводного отряда подполковника Буняшина с передовыми частями 29-й мотопехотной дивизии вермахта больше вопросов, нежели достоверной информации.  Например, почему Буняшин остановился у Хохлова, хотя был отправлен Лукиным в Красный? Разведка ли сработала, или встретилась какая-то  отступающая часть? Тут мы можем обратиться к некоторым схемам  тех времён, где указан рубеж обороны Красногорка-Зеленчино. Есть другое описание боя при Хохлове, в котором указано, что отряд Буняшина выбил из деревни занявших её немцев. Однако эти сведения не подтверждаются воспоминаниями жителей Хохлова. Бой 14 июля был для них полной неожиданностью. Только во время  разгрома немцев жители стали покидать деревню. По многим воспоминаниям бойцы РККА заняли позиции в парке. Это как раз было нужно, чтобы отряд Буняшина мог зажать немцев на большаке в «огненный мешок». Да и обстреливали немцы, по воспоминаниям моей бабушки Куйкиной Александры Илларионовны, опушку парка, где и стоял их дом. Дом от прямого попадания загорелся. Бабушка с дедом, Андреем Васильевичем, ехала в строну Лоева, но между Рязановым и Лоевом наткнулись на немцев. Те производили обход левого фланга отряда Буняшина, делали то, что умели лучше всего. То, что вы сейчас прочитаете, это моё видение боя в районе Хохлова, и не претендует на  «истину в последней инстанции».

И вот общаясь с родственником, проживающим в Уфинье, на совершенно другую тему, мы заговорили о месте, называемом в народе "Горелые танки". У меня это место с 41-м годом никак не ассоциировалось, потому что в Хохлове считают, что это немецкая техника, попавшая под бомбёжку в сентябре 43-го. Ан нет, Олег говорит, в нашей Уфинье рассказывают всё по-другому. В июле 41-го в том месте, где речка Уфинья пересекает Краснинский большак, за рощей стоял заслон из двух лёгких танков и спешенного эскадрона кавалерии. Вот они-то и дали бой авангарду 29-й мотопехотной дивизии. Почему, спрашиваю, кавалеристы? В том месте после войны, отвечает Олег, много костяков лошадей с поля убирали. Тут, конечно, вопрос. Может, кавалеристы, а, может, и артиллерия на конной тяге. Одним словом, немцы из миномётов расстреляли красноармейцев вместе с лошадьми, потом сожгли и танки.
Вот с этой информацией пазл вроде складывается. Буняшин в районе Хохлова слышит звуки недалёкого боя. Видимо, высылает вперёд разведку. Ему как раз хватило времени устроить засаду у Хохлова, а артиллерию и вовсе расположить у Лубни, пока немцы уничтожали наших у Уфиньи. Но вот что это за подразделение, откуда танки, я разобраться не смог, увы.

В конце 50-х - начале 60-х годов, при разработке грунта под лесопосадку вдоль Краснинского большака, были обнаружены останки бойцов РККА. Их захоронили в Хохлове в братской могиле. При исследовании оказалось, что 14 июля 1941 года сводный отряд подполковника П.И. Буняшина и комиссара отряда батальонного комиссара И.И. Панченко (стрелковый батальон 46-й стрелковой дивизии, две саперные роты, дивизион 76-мм пушек и дивизион 152-мм гаубиц) был направлен по Краснинскому большаку. С этими подразделениями выехал для организации обороны начальник артиллерии армии генерал-майор Т.Л. Власов. В районе Хохлова была устроена засада, в которую попал батальон мотоциклистов 29-й мотопехотной дивизии вермахта. Раздолбали их в лоскуты. Подразделения генерал-майор Вальтера фон Больтенштерна подтянулись к Хохлову и взялись за Буняшина всерьёз. Три атаки немцев были отбиты, однако к вечеру отряд Буняшина отошёл к Лубне. В этих боях был смертельно ранен осколком снаряда (где-то пишут, что при авианалёте) генерал Власов. Его увезли в Смоленск. Утром 15 июля подполковник П.И. Буняшин докладывал командарму: «Ночной атакой овладел Хохловом, уничтожил до роты противника. Остальные три-четыре его роты отошли. С 6.00 противник ввёл новые силы до батальона против левого фланга отряда и обтекает его. Наступление противника поддерживается штурмовыми действиями авиации и до дивизиона артиллерии. Боеприпасы на исходе. Для парирования удара слева использовал свой резервный взвод. Нужны боеприпасы и свежие части для удара по флангам. Хохлово удерживаю».

Превосходящие силы немцев оттеснили отряд Буняшина на линию обороны Боровая-Ясенная-Алексино, где стояли ополченцы из Смоленска и, возможно, милиционеры истребительного батальона старшего лейтенанта милиции Н.Г. Суслова. Немцы на холмы не полезли, а обошли город с юга, и вечером 15-го вошли в Смоленск со стороны Киевского шоссе.  В статье И.В. Деменкова "Личный враг Гитлера - Иван Шлапаков" говорится, что в бою под Хохловом участвовал будущий командир 16-й Смоленской партизанской бригады старший лейтенант Иван Романович Шлапаков. Там же он был ранен и оказался в окружении. Думается мне, вряд ли. Шлапаков служил в 152-й стрелковой дивизии (по разным сведениям или командиром стрелковой роты, или командиром автороты). Однако партизанский его путь начинается в Язвище под Касплей. Вряд ли тяжелораненый старлей умудрился переправиться через Днепр и оказаться в том районе. Скорее всего, авторы перепутали Хохлово Смоленского района с Демидовской одноименной деревней.

На фото церковь Сошествия Святого Духа в Хохлове. Июль 1941 года. Возможно, снимал кто-то из «фальконов» 29-й мотопехотной дивизии вермахта.

Фотогалерея

Похожие материалы

«Земляки» провели шестой автопробег

«Земляки» провели шестой автопробег

За последние годы в нашем обществе как-то незаметно сложился настрой на патриотическую волну. Я бы даже сказал, что граждане осознали необходимость проявления патриотических чувств. Пришло понимание, что угрозы и опасность для страны не как...