Не стреляйте в журналистов!

Еще когда я делал только первые шаги в журналистике, уже знал, что избрал для себя весьма опасную профессию. В печати появилась печальная статистика: шахтеры и журналисты имеют самую высокую смертность. Но если короткий век шахтеров объяснялся частыми авариями на шахтах, уносившими жизни проходчиков, то журналисты из-за постоянных стрессов, переживаний просто сжигали ресурсы сердца, мозга, сосудов, нервных клеток. 

Не думаю, что за истекшие полвека что-то кардинально изменилось по статистике продолжительности жизни людей разных профессий. И, несмотря на то, что за это время среди представителей «второй древнейшей профессии» стало больше конформистов и меньше «правдорубов», работа в «пожарном режиме», постоянные стрессы и необходимость оперативно принимать решение, брать на себя ответственность за публикации здоровья журналистам не прибавляют.

Вот несколько недель журналистское сообщество переживает за одного нашего коллегу, которого поразил ишемический инсульт. И хотя его журналистские «творения» разделяют далеко не все «собратья по перу», все мы очень ему сочувствуем. Слава Богу, угроза жизни отошла. Но о полноценном восстановлении пока мечтать не приходится. Будем надеяться, что журналист вернется в профессию.

Нашего брата еще часто отвлекают от работы судебными тяжбами. Расчет на то, чтобы потрепать нервы, заставить нервничать, а если повезет, то и наказать за правду рублем. Печально, что в суд все чаще обращаются чиновники и депутаты. Мне, например, за последние годы пришлось отбиваться от исков ныне беглого экс-директора «Смоленскавтодора» г-на Апакова, обвиняемого в мошенничестве в крупных размерах, и известного многим смолянам поставщика лекарств Абхая Кумара Сингха и его супруги. В их распоряжении были проплаченные адвокаты, «телефонное право». А я вынужден был в одиночку доказывать свою правоту. Моим оппонентам так и не удалось защитить  якобы поруганные честь и достоинство. Хотя при нашем правосудии, когда известны тысячи примеров откровенного попрания «служителями Фемиды» Закона и Справедливости, весьма вероятным мог стать совершенно иной  итог судебных процессов. Теперь вот в суд на меня (а также в другом иске на известное интернет-СМИ) подала бывшая заместитель губернатора Оксана Лобода. Ей, понимаешь ли, стало обидно за деда-фронтовика, в родственники к которому журналист якобы приписал ее бывшего протеже на должность заместителя начальника департамента по здравоохранению г-на Ковалева, находящегося сегодня под арестом. Не исключаю, что это своего рода защита от возможного интереса следственных органов к деятельности тогдашнего куратора здравоохранения региона. Под ее руководством проводилась «ломовая» оптимизация отрасли, в результате которой больницы региона потеряли тысячи койко-мест и существенно сократили и без того скудный штат врачей и медсестер.  «Под забором» стоит купленная за десятки миллионов рублей медицинская техника. Теперь вот выяснилось, что это, оказывается, в бытность Оксаны Лобода готовили документацию и выбирали исполнителя многомиллионного заказа по строительству 49 фельдшерско-акушерских пунктов, так и не сданных в эксплуатацию в установленный срок. Возбуждено уголовное дело за халатность. А защищающая свои честь, достоинство и деловую репутацию Оксана Лобода опять вроде как не при чем.

Еще один судебный процесс приковывает повышенное внимание смолян: иск депутата Быстрова к известному блогеру Володченкову. Состоялось первое заседание. Приятно, что судья, как взвешенный человек, не рубит с плеча.

Усердие Быстрова выглядит, как выполнение задания коллег по партии, – иди, отмывайся. Хотя любому понятно, что было в ночь на квартире.

Для смолян не секрет, на что способен Быстров. Во всяком случае, он не монах и далек от постных обедов, явно не воздерживается от мирских соблазнов.

Я в очередной раз обращаюсь к депутатам – красным, синим, желтым и людям во власти – не давите на прессу, особенно когда ваша позиция, как минимум, проигрышная. Или же не делайте тех поступков, которые позволят о вас нелицеприятно высказываться.

Наберитесь смелости и воспринимайте объективную критику, а не используйте юридические инструменты, чтобы черное назвать белым.