Людмила Сичкарёва: «Видеть надо душой!»

27 апреля 2021 года Смоленск простился с ведущей актрисой Смоленского государственного академического драматического театра – народной артисткой России Людмилой Сичкарёвой. В Смоленском драматическом театре она прослужила почти 57 лет. Здесь же в 1966 году вступила в Союз театральных деятелей России.

Ушла из жизни внезапно. В таких случаях принято говорить: лёгкая смерть… Наверное, действительно, лёгкая. Но примириться с этим невозможно.

Очерк об актрисе вошел в мою книгу «Художественная жизнь Смоленска в лицах», не так давно вышедшей в издательстве «Свиток». Привожу его полностью.

Людмила Александровна Сичкарёва… Народная артистка России! В театре прошла вся её жизнь. Она родилась в Алма-Ате. Позднее семья перебралась в Красноярск, где отец Людмилы Александровны был ведущим артистом музыкального театра, а мама  – солисткой балета этого же театра. Театральное образование Л.А. Сичкарёва получила в студии при Красноярском драматическом театре им. А.С. Пушкина, знаменитой тем, что в своё время её окончил Иннокентий Михайлович Смоктуновский.

Окончив студию в 1962 году, Людмила Сичкарёва работала в Красноярске, затем в Новокузнецком драматическом театре, а в 1964 году была приглашена в труппу Смоленского государственного драматического театра. Серьёзным экзаменом на мастерство стала для молодой актрисы роль Хосефы – 80-летней матери главной героини трагедии «Дом Бернарды Альбы» по пьесе испанского поэта Фредерико Гарсия Лорки. Самой Сичкарёвой было тогда всего 27. Играла она Хосефу в очередь с заслуженной артисткой РСФСР Тамарой Александровной Калачевской – бесконечно любимой зрителями смоленской актрисой. И, следует признать, с ролью справилась. А поставил спектакль Лев Григорьевич Щеглов – однокурсник Анатолия  Эфроса по ГИТИСу, автор многих замечательных спектаклей, вошедших в историю Смоленского театра.

За 50 с лишним лет на сцене Смоленского драматического театра Людмилой Сичкарёвой сыграно очень много. Актриса может часами рассказывать о спектаклях, своих партнёрах, режиссёрах. Многие актёры легко снимаются с места и уезжают вслед за своим режиссёром. Или переходят в другой театр. А Сичкарёва – нет. Как-то я её спросила, почему. Ответ был неожиданный. «Актёры всегда ждут и ищут чего-то нового: новой пьесы, нового режиссёра. А в нашем театре режиссёры меняются часто, так что зачем уезжать?» – то ли в шутку, то ли всерьёз сказала она.

Диапазон Сичкарёвой-актрисы широк, можно даже сказать, необъятен. Ей приходилось играть как комедийные, порой откровенно фарсовые, так и исполненные тончайшего психологизма роли. За главную роль в спектакле конца 1980-х годов «Арестуй меня, потом я тебя...» по пьесе В. Котенко она была представлена к званию «Заслуженный артист РСФСР».  Спектакль был вызывающе гротескный, в духе времени, с явным, хотя и слегка запоздалым, политическим подтекстом. Впрочем, сделан он был мастерски. А уж выбор от природы эксцентричной Сичкарёвой на роль главной героини – бабы Фени – просто большая удача.

Что поразительно в судьбе Людмилы Александровны, в советское время она была выдвинута на звание заслуженной артистки РСФСР, не будучи членом партии. Разумеется, если бы не горбачёвская перестройка, без членства в КПСС звание ей могли бы и не присвоить. Тем не менее попыток вступить в партию, несмотря на то что ей неоднократно это предлагали, Сичкарёва не предпринимала никогда, следуя примеру собственного отца, который говорил, что для творческого человека главное – сохранить независимость.

Из работ Людмилы Сичкарёвой 90-х годов хочется вспомнить неподражаемую Серафиму Ильиничну в спектакле «Самоубийца» режиссёра Сергея Черкасского. А в трагикомедии того же режиссёра «Девки, в круг!», поставленной по пьесе смоленского драматурга Нины Семёновой, Сичкарёва играла Антипьевну – одну из обитательниц дома престарелых. Спектакль возили в Москву в театр Дружбы народов (ныне Театр Наций). В то время провинциальные театры приглашались для показа своих спектаклей на столичной сцене. «Девки, в круг!» смотрела Марианна Строева –  одна из ведущих столичных критиков. И надо сказать, при довольно сдержанном отзыве о спектакле в целом она высоко оценила работу Людмилы Сичкарёвой. Что, конечно, неудивительно. Антипьевна в трактовке Сичкарёвой была настолько достоверна, что казалось, она живёт рядом, в соседнем подъезде. Внешняя экстравагантность рисунка роли у Сичкарёвой всегда психологически оправданна. И потом, ей удаётся находить точные жизненные штрихи, мастерски обыгрывать детали. Думаю, многие театралы помнят спектакль «Аккомпаниатор» по пьесе Александра Галина с её участием. Сичкарёва играла там пенсионерку Сверчкову, бывшую железнодорожницу. Характер получился настолько узнаваемый, что, несмотря на всю серьёзность проблем, поднимаемых в спектакле, чуть ли не каждое слово актрисы сопровождалось взрывом смеха.

Звание народной артистки России Людмиле Александровне было присвоено в 2007 году. Кроме упомянутой уже Сверчковой из «Аккомпаниатора», в её репертуарном списке в то время было не менее десяти ярких работ. Назову лишь некоторые: Софья Ивановна в комедии «Пока она умирала» Н. Птушкиной, Попадья в «Простом средстве» В. Ольшанского, Хлёстова в первой редакции «Горя от ума» А.С. Грибоедова.

Выход Сичкарёвой в роли Хлёстовой обставлен был эффектно, и зрители, чувствуя это и узнавая любимую актрису, неизменно встречали её первое появление на сцене аплодисментами. Но даже если бы ничего этого и не было, звание Людмиле Сичкарёвой следовало бы присудить уже за то, что она более чем полвека выходит на сцену Смоленского драматического театра. Её имя знают даже те, кто в театре бывает редко, только в связи с каким-нибудь торжеством.

Незадолго до личного её юбилея мы с Людмилой Александровной вспоминали прежние времена, говорили о знаменитых смоленских «стариках» – народных артистах РСФСР Сергее Чередникове, Анатолии Юкляевском, заслуженных артистах РСФСР Тамаре Калачевской, Карле Завистовском, Василии Кабанове, Марке Александрове и других, с которыми судьба подарила ей счастье играть на одной сцене.

Невольно я затронула в разговоре тему увольнения из театра заслуженного деятеля искусств РСФСР А.С. Михайлова – главного режиссёра театра. Случилось это в 1968 году. Формальным поводом послужили шекспировская комедия «Много шуму из ничего» в постановке Михайлова и спектакли нынешнего худрука РАМТ Алексея Бородина, а в ту пору студента-дипломника ГИТИСа, который поставил на смоленской сцене «Стеклянный зверинец» Т. Уильямса и «Двух товарищей» по одноимённой повести Войновича.

На самом же деле причиной грубой расправы с режиссёрами были события 1968 года в Чехословакии. После «пражской весны», закончившейся вводом советских танков в столицу теперешней Чехии (в советские годы Чехия и Словакия составляли одно государство – Чехословакию), в СССР повсюду мерещился двойной смысл и вольнодумство. Не сомневаюсь, что название пьесы «Много шуму из ничего» было истолковано совершенно по-другому, чем у Шекспира...

Но это я отвлеклась. Я про актёрскую память. Вспоминая о тех премьерных спектаклях Михайлова и Бородина, Людмила Александровна сказала, что в «Двух товарищах» у неё была комедийная роль учительницы.

Спектакля я не видела. Но повесть Войновича читала и сразу догадалась, что она играла экзаменаторшу, которая проверяла сочинение главного героя  –   Валерия Важенина. Юноше не хотелось в пединститут, куда убеждали его поступить бабушка и мама. И он надеялся, что провалится, поэтому специально написал сочинение не по теме. А преподавательница поставила ему «отлично», восхитившись литературным даром абитуриента. Отгадка же состояла в том, что эта героиня Сичкарёвой и сама сочиняла, была графоманкой… И, несмотря на то что с момента премьеры «Двух товарищей» прошло не менее полувека, актриса вдруг с выражением продекламировала:

Гроза. И гром гремит кругом,

Грохочет град, громя гречиху.

Над полем, трепеща крылом,

Кричит и кружится грачиха.

И я, подобная грачу,

Под громом гроз крылом играю.

Куда лечу? Зачем кричу?

Сама не знаю.

Это было потрясающе. Я живо представила и эту неистовую экзаменаторшу, и другие сцены из  эпохального спектакля, потому что много о нём слышала.

Это время, конец 1960-х, когда главным режиссёром в Смоленском театре был Александр Михайлов, Людмила Сичкарёва вспоминает с лёгкой грустью. Рассказывает, каким событием в городе стал спектакль «Жаворонок» по пьесе Ануя с  Надеждой Серой в главной роли. Михайлов репетировал с большим увлечением. Под стать ему были и молодые артисты: автор сценографии – Юрий Лактионов, музыки и песен – Алексей Свекло, который исполнял роль уличного певца.

Несколько песен  Свекло написал на стихи смоленского журналиста и поэта Владимира Клочкова. Актёры с гитисовского курса, приглашённого А.С. Михайловым в Смоленск, вообще тесно общались с молодыми смоленскими литераторами, устраивали совместные музыкально-поэтические вечера в Доме актёра.

После снятия из репертуара нескольких воспринятых властью как крамольные спектаклей актёры разъехались, и встречи прекратились. Не так, как могло бы быть в Смоленске, по мнению Л.А. Сичкарёвой, сложилась творческая судьба и её близкой подруги актрисы Надежды Серой.

Последние несколько сезонов подряд у Людмилы Александровны довольно насыщенные. Она играет Шаблову – мать главного героя в спектакле «Поздняя любовь» и Мавру Тарасовну в комедии «Правда – хорошо, а счастье – лучше» А.Н. Островского, главную роль в спектакле «Видеть надо душой» Л. Агулянского и Клавдию в драме «В лунном сиянии…» по пьесе драматурга из Самары А. Игнашова «Стояние Зои», получившей грант Общественного фонда поддержки современной драматургии.

Все перечисленные спектакли поставлены главным режиссёром театра – заслуженным деятелем искусств Республики Беларусь Виталием Барковским. Людмила Александровна так любит Марту – героиню спектакля «Видеть надо душой», что во время фестиваля «Смоленский ковчег-2016» решилась играть со сломанной рукой, за что была удостоена специального приза жюри «За неувядающее мастерство и актёрскую отвагу».

В спектакле «В лунном сиянии…» у народной артистки России Сичкарёвой роль Клавдии Болонкиной – матери главной героини. Не так часто актрисе выпадает играть столь подходящую ей и по мастерству, и по темпераменту роль. При всей заданной режиссёром скупости изобразительных средств ей удаётся не только воссоздать характер Клавдии, но и показать нелёгкую судьбу этой всегда готовой к обороне продавщицы пива и подпольной самогонщицы. Содержательный и, кстати, очень интересный по форме спектакль.

Вся жизнь народной артистки России Людмилы Сичкарёвой – жизнь в искусстве. Она с благоговением относится к делу, которому служит. Как истинная хранительница лучших традиций оберегает театр от губительной для творчества жизненной прозы, и, надо признать, почти всегда ей это удавалось.