Фёдор Конь: меж Смоленском и Москвой

При Борисе Годунове значение Приказа каменных дел, созданного ещё в годы правления Ивана Грозного, заметно возросло. Самый высокий уровень мастерства требовался для наиболее ответственных сооружений – крепостных стен и башен. Зодчих такого уровня в России было немного. И лишь одного из них мы знаем по имени – это зодчий Фёдор Савельевич Конь. Постройки Фёдора Коня, включая  каменные стены и башни Белого города Москвы и самую протяжённую из крепостей России Смоленскую крепость, отличались высокой техникой строительства, продуманностью конструкций и архитектурным мастерством. Именно Фёдора Коня считают «зодчим Бориса Годунова», построившим не только крепости, но и величественные храмы. Смоленскую крепость знает каждый смолянин, о Белом городе Москвы и о храме в Вязёмах журнал «Смоленск» уже рассказывал в 2015-м году. Сегодня речь пойдёт о храме, расположенном на северо-западе Москвы.

Достоверно известно, по чьему замыслу и заказу был построен храм в честь Святой Троицы в Хорошёве.  О возведении храма Пискаревский летописец сообщает следующее: «Во дни благочестиваго царя и великого князя Феодора Ивановича всеа  Русии …по челобитью боярина Бориса Федоровича Годунова зделан храм каменной в селе его в Хорошове».

Борис Годунов, родившийся в 1552 году, рано потерял отца и воспитывался дядей – Дмитрием Ивановичем Годуновым, который имел при дворе Ивана Грозного чин постельничего. Дмитрий Иванович дал племянникам хорошее образование. Борис «писал аккуратным, почти каллиграфическим почерком» и поступил на службу при царском дворе в 1567 году. Он не принимал участия в делах опричнины, не входил в круг ближайших советников Ивана Грозного. Став близким родственником царю после того, как в 1575 году его сестра Ирина вышла замуж за царевича Фёдора Ивановича, Борис женился на  дочери главного опричника Малюты Скуратова (Григория Лукьяновича Скуратова-Бельского). Брак Фёдора и Ирины был счастливым, но бездетным. После смерти царевича Ивана Ивановича Грозный безуспешно убеждал сына Фёдора оставить жену и вступить в новый брак (в итоге династия Рюриковичей пресеклась). После восшествия в 1584 году на престол царя Фёдора Ивановича Борис Годунов занял высокую должность конюшего. В его ведении находился Конюшенный приказ: все царские конюшни и приписанные к ним волости. Во владение селом Хорошёво Борис Годунов вступил около 1594 года. По завещанию царя Ивана Грозного село предназначалась его старшему сыну – царевичу Ивану Ивановичу. А после смерти царевича всё унаследовал царь Фёдор Иванович, который подарил село брату своей супруги – Борису Годунову.

Состояние боярина Бориса Годунова было столь впечатляющим, что иностранные дипломаты подробно описывали его в своих отчётах. Голландец И. Масса сообщает:

«У него повсюду были прекрасные имения, и, приметив где-либо хорошую землю, он старался приобресть её и так скупил многие имения; сверх того было у него много домов повсюду, в числе коих один весьма красивый, на расстоянии мили от Москвы, называвшийся Хорошёво, что значит красивый. И был он построен на горе у реки Москвы; здесь он часто веселился, нередко приглашая к себе иноземных докторов и других подобных людей, превосходно угощал их и дружески обходился с ними, нисколько не умаляя своего достоинства».

Современники утверждали, что Борис Годунов «любил строить новые города и поправлять старые» и был «строитель зело, о державе своей много попечения имел». При нём сложился архитектурный стиль, именуемый годуновским. В это время усадьба Хорошёво служила загородной резиденцией, в которой проходили важные государственные и дипломатические встречи. Свято-Троицкий храм в Хорошёве – одна из жемчужин зодчества, созданных в эту пору. Историки архитектуры относят время его строительства к периоду между 1594 годом, когда Годунов получил Хорошёво, и 1598 годом. В XIX веке в ризнице храмов села Фаустово были обнаружены богослужебные сосуды  – дискос и потир  – с надписью: «7106 (1598), повелением Благоверного Государя Царевича Князя Фёдора Борисовича всея Русии сделаны сии сосуды в церковь Святыя Живоначальныя Троицы в село Хорошово». Фёдора Борисовича Годунова стали величать царевичем в феврале 1598 года. Дар царевича Фёдора очевидно предназначался для храма в родовом имении Годуновых.

Таким образом, храм в Хорошёве строился в те же годы, что и Смоленская крепость или немного раньше. Царской грамотой конца 1595 года «городовому мастеру Фёдору Савельеву Коню», вместе с группой бояр предписывалось поехать в Смоленск, составить смету строительства и привезти её в Москву.  Не раз и не два, вероятно, преодолел путь меж Смоленском и Москвой Фёдор Савельев. Может потому и прозвали его Конём, что скакал он одного своего объекта до другого без устали?

Признанная шедевром архитектуры церковь Живоначальной Троицы построена на высоком берегу Москвы-реки. Прежде она царила над окрестностями годуновского поместья, да и сейчас не затерялась среди новостроек. Изначально храм представлял собой три стоящие вплотную друг к другу церкви с отдельными входами, соединённые с западной стороны крытым гульбищем. Над этим гульбищем с большими проёмами, заложенными в XVII веке, располагалась звонница. Колокольню построили уже в XVIII веке, позднее её объединили с храмом двустолпной трапезной. Сам храм относится к типу бесстолпных, а стены венчает ступенчатый свод, отмеченный в русской архитектуре уже в псковских церквях XIV века. Вмурованные в стены сосуды-голосники улучшают акустику, как видно из названия, а также облегчают свод. Снаружи храм не был полностью побелен, он был красно-белым. Кирпичные стены и белокаменный цоколь, изящные элементы декора: пилястры, арки, карнизы, восточная керамика в закомарах – храм выглядел величественно и эффектно.

При исследовании храма в Хорошёве использовались научные методы выявления имени того, кто спроектировал и возвёл стены этого здания. П.А. Раппопорт в 1966 году доказал, что собор Пафнутиева Боровского монастыря и церкви в Хорошёве, Больших Вязёмах, Борисовском городке имеют общие стилистические особенности и являются делом рук одного мастера. Он условно назвал его «зодчим Бориса Годунова». А поскольку создателем храма в Больших Вязёмах, как и крепостей в Смоленске и Москве, считается зодчий Фёдор Савельевич Конь, упомянутый в царской грамоте 1595 года, то и восхитительная Свято-Троицкая церковь в Хорошёве, очевидно, его творение.

Фотогалерея