Обоюдная езда по встречной полосе?

Навальный

Защитники и противники Навального непримиримо стоят на своем

1 февраля я по одному гражданскому делу ожидал начала заседания в фойе Ленинского районного суда. Рядом на скамейке оказался молодой человек, представившийся предпринимателем. Он вдруг без всякого повода с моей стороны эмоционально завел разговор, мол, власти преследуют инакомыслие. Но из дальнейших пояснений выяснилось, что на митинги 23 и 31 января он не ходил. И не потому, что они незаконные. А просто протестовать бесполезно, все равно ничего не добиться. Также молодой человек сказал, что выборы он  игнорирует: все равно сфальсифицируют итоги волеизъявления людей. Я попытался ему вложить в воспаленную голову свое видение, что при высокой явке фальсификация технически невозможна. Даже если голосование будет проходить не три дня, а неделю. Испортить огромное количество бюллетеней – значит разоблачить себя. Подпольно напечатать и пронести на участки огромное количество «левых» бюллетеней тоже проблематично. Объявить итоги, как говорят, от фонаря - также опасно: можно угодить в тюрьму за явное мошенничество. Но мои слова не переубедили собеседника. Он, видимо, полагает, что перемены должны снизойти с неба, по велению Всевышнего.

В этот же день Ленинский суд наложил на гражданку Литвиненко административный арест за проведение незаконного митинга. Мой собеседник высказал мнение, что теперь эта дама станет лидером протеста, звездой местного масштаба. А вот здесь я с ним согласился: Оксана Владимировна постарается на этом аресте заработать себе очки. Но я также сказал, что когда юрист сознательно идет на нарушение закона, она перестает для приличных людей являться правозащитником.

На выходе из изолятора временного содержания после пяти суток административного ареста г-жа Литвиненко в интервью корреспондентам признала, что о проведении публичного мероприятия необходимо подавать в администрацию муниципалитета уведомление, и это  сделано не было. От ответа на вопрос, намерена ли она возглавить в Смоленске штаб Навального, уклонилась. А ее супруг, ничтоже сумняшеся, заявил примерно следующее: в политику их толкнула власть в лице застройщика. Вообще, застройщику после таких слов должно быть лестно.

И еще я обратил внимание на то, что участники незаконного митинга в Смоленске, словно сговорившись, поясняли, мол, протестовали не в защиту Навального, а потому, что жизнь стала нищенской. Очень «убедительно» на примере г-жи Литвиненко и ее супруга. У них престижный импортный автотранспорт, апартаменты площадью примерно 110 кв. метров в элитном доме, подземный паркинг. Всем бы такую «нищенскую» жизнь!

Но если слова о проблемах страны слышать не из уст г-жи Литвиненко, то огромное число россиян (и, в том числе, смолян) действительно живет бедно. От властей люди ждут решительных мер по борьбе с коррупцией, по повышению жизненного уровня населения, отмены пенсионной реформы, возвращения работающим пенсионерам невыплаченной им индексации и т.д. Вместо этого из Навального сделали мученика, и теперь он, по всей видимости, скоро станет Нобелевским лауреатом.

Я не имею достаточных познаний в юриспруденции на предмет того, законна ли замена условного срока на реальный. Не думаю, что весь остальной мир – наши враги. И если лидеры многих стран высказывают недоумение относительно судебного вердикта, то надо, на мой взгляд, гласно анализировать приговор, привлекать для экспертных заключений авторитетных отечественных и мировых юристов.  Пока этого не сделано, в умах людей царит сомнение.

Среди авторов журнала «Смоленск» есть дипломированный практикующий юрист – Михаил Шаповалов. Он попросил, чтобы редакция опубликовала его точку зрения. А так как одним из принципов нашего издания, который мы провозгласили еще в первых номерах журнала в 1999 году, была возможность цивилизованных дискуссий и изложения различных мнений и суждений, редакционная коллегия решила опубликовать статью Михаила Шаповалова. Разумеется, его мнение не является истиной в последней инстанции. И если другие профессиональные юристы выскажут противоположные суждения, мы готовы им предоставить трибуну. Единственное условие – публикации должны служить целям созидания, заботы о процветании родного Отечества.

Владимир Коренев.

ХХХ

   История с Алексеем Навальным заинтересовала, пожалуй, все российское общество. Высказаться желает чуть ли не каждый человек. Причем, юридическую оценку пытаются давать абсолютные дилетанты. В том числе, на федеральных каналах - на разных ток-шоу.

  Я же, как профессиональный юрист, должен абстрагироваться от эмоций и максимально сжато и доходчиво рассуждать именно как юрист, а не как журналист, коим был три десятилетия.

  Как известно, Навальный А.А. в свое время был осужден Замоскворецким районным судом г. Москвы к 3,5 годам лишения свободы условно (с испытательным сроком в 5 лет). Нахождение на т.н. «условном» сроке предполагает, согласно Закону, определенные ограничения и порядок, по которому условно осужденный обязан жить. В том числе, регулярно являться в органы регистрации, не покидать место жительства. Есть и другие нюансы.   Все это прописано в УИК РФ (Уголовно-Исполнительный Кодекс). 

  Факты с возвращением Алексея Навального из Германии и его задержанием 17.01.2021г. в аэропорту также хорошо известны, полагаю, всем более-менее информированным гражданам в мире.

  Начну с того, что незаконен был, на мой взгляд, сам арест Навального в аэропорту, что и вызвало первоначальное возмущение гражданского общества, в первую очередь юристов. Статья 8 УИК РФ определяет принципы уголовно-исполнительного законодательства РФ. Среди указанных принципов отсутствует принцип аналогии закона или права. Навальный осужден к лишению свободы условно. Ответственность условно осужденных за нарушение правил отбытия наказания предусмотрена ст.190 УИК РФ. Эта статья не содержит положений о возможности ареста лица, нарушившего условия отбытия наказания.

   ФСИН обратилась в суд с представлением о замене Навальному условного срока на реальный. По мнению ФСИН, местонахождение Навального А.А. после его выписки из клиники «Шарите» и до 28 декабря 2020 г. не было известно, в связи с чем 29 декабря 2020г. он был объявлен в розыск.

   Повторюсь, 29 декабря, то есть за день до окончания испытательного срока, ФСИН подает в суд представление о замене условного срока на реальный. Как видно из публичных заявлений и из зала суда, у ФСИН нет претензий по периоду нахождения на лечении в «Шарите», но есть претензии к периоду до отравления и после выписки из госпиталя.                  

  Согласно УИК РФ, Уголовно-исполнительная инспекция в случае уклонения условно осужденного от контроля за его поведением должна была провести первоначальные мероприятия по установлению его места нахождения и причин уклонения. До отравления такие мероприятия проведены не были. А доводы о том, что не было известно место нахождения Навального после выписки из клиники и о том, что инспекция проводит розыскные мероприятия только на территории России, более чем сомнительны, поскольку сама же ФСИН ссылается на документ из клиники «Шарите», да и установление места нахождения возможно путем опроса родственников, коллег по работе и т.д.  Это во-первых.

  А во-вторых, президент В.Путин лично дал указание выпустить самолет с отравленным Навальным на лечение в Германию. Об этом он сам заявил на ТВ.  ФСИН знала об этом, как и том, что после выписки из клиники Навальный проходил в Германии курс реабилитации.

  Так о каком незнании места нахождения Навального тут можно говорить?

  Срок отбытия условного наказания должен был истечь 30.12.2020 г., но 29.12.2020 г. Навальный был объявлен в розыск. Следовательно, он находился в розыске в период с 29 декабря 2020 г. по 17 января 2021 г. (дата задержания в аэропорту), при этом не отбытый им срок условного наказания с учетом испытательного срока составил всего один день.

  В связи с этим возникает вопрос: вправе ли суд удовлетворить представление ФСИН о замене условного срока реальным с учетом данных сроков и обстоятельств? Ни УК РФ, ни УИК РФ однозначного ответа на данный вопрос не дают.

  Понимаю, что читателям,  далеким от юриспруденции, в этом месте и далее придется (разумеется, при желании понять существо темы) немного вдуматься и напрячь ум, но иначе никак нельзя.

  Верховным Судом в Постановлении Пленума от 20.12.2011 №21 «О практике применения судами законодательства об исполнении приговора» было дано разъяснение, что решение об отмене условного осуждения и исполнении наказания, назначенного по приговору суда, в отношении условно осужденного, скрывшегося от контроля в течение испытательного срока, может быть принято судом и тогда, когда рассмотрение данного вопроса осуществляется по истечении установленного ему испытательного срока. 

  Но это разъяснение  касается лишь права суда за пределами испытательного срока рассматривать представления ФСИН и принимать решения об отмене условного осуждения, т.е. суд за пределами срока мог рассматривать представление и принять решение. Но мог ли суд с учетом истекшего испытательного срока к моменту рассмотрения отменить условное наказание, которое к моменту объявления в розыск составило всего один день?   Это вопрос!

   Статьей 78 УК РФ установлено, что течение сроков давности приостанавливается, если лицо, совершившее преступление, уклоняется от следствия или суда. В этом случае течение сроков давности возобновляется с момента задержания указанного лица или явки с повинной.

   В случае с Навальным срок был приостановлен объявлением его в розыск, т.е. с 30 декабря 2020 г. срок наказания не тек. Возобновилось же течение с 17 января 2021г. в момент задержания в аэропорту. Таким образом, у ФСИН и у суда были только сутки с момента фактического задержания Навального в аэропорту для того, чтобы он хотя бы «за уши» был притянут к закону и получил отмену условного срока. Поскольку это случилось 2 февраля, а не 18 января 2021г. (через день после задержания в аэропорту), то срок истек. Эта неоспоримая логика вообще не была принята во внимание.

  Уже в силу этого замена Навальному условного срока на реальный не основана на Законе.

  Суд заменил Навальному условный срок на реальный, ссылаясь на аналогию Закона. Это совершенно неправомерно, поскольку УК РФ предусматривает запрет на применение аналогии закона. Аналогия Закона применима только в гражданско-правовых отношениях, но не в уголовно-правовых. Кроме того, аналогия закона  для ограничения прав применяться не должна (ст.55 Конституции РФ), а вот для улучшения прав - пожалуйста, тем более, что этот суд применил нормы не только УК РФ, но и еще и УИК РФ, и УПК РФ.

 Вот и делайте самостоятельные выводы, не слушая и не глядя на безумия в ток-шоу на федеральных каналах. Выводы о том, почему  не только российская, но и мировая общественность и самые известные правоведы высказывают возмущение всей этой историей.

Михаил Шаповалов.

Похожие материалы

Враги народа

Враги народа

Враги народа. Есть ли они сегодня?В советское время на территории Смоленской области размещались 52 киоска «Спортлото». В Смоленске председатель горисполкома Владимир Николаевич Прохоров неоднократно говорил руководителю регионального предп...

Когда закон не указ

Когда закон не указ

Многострадальная высотка по проспекту Гагарина, 19-б, которую в народе прозвали «домом Шитова», имеет сложную судьбу. Сначала вроде бы давалось разрешение на строительство офисного здания высотой не более четырех этажей, так как напротив ра...

«Падение» Оксаны Литвиненко

«Падение» Оксаны Литвиненко

Смоленск - город маленький. Здесь даже без информации из Федеральной службы безопасности любой заинтересованный гражданин знает, чьи интересы выражает «бунтарь» и «борец якобы за справедливость» Оксана Литвиненко. В свое время она по заказу...