Смоленский «спецколонизатор» Микешка

Микешка лошадь

Ох уж эти деревенские прозвища! 

Порой, как говориться, «не в бровь, а в глаз».

Батюшка по святцам даст благозвучное имя, а земляки переиначат на свой лад, что, порой, и не узнаешь коренного.

Жил-был в деревеньке Рязаново, что на пути из Смоленска в село Красный, крестьянин Петр Авксентьевич по фамилии Денисенков, со своей женой Матроной Алексеевной.

Славненько жили. Господь дал им детей много.

Дал много, да и взял немало.

В итоге осталось - семь девок и один парень.

Мальца назвали Никифором, что с греческого «победоносец», а по-деревенски, – Микеша, Микешка.

Отец радовался: «Слава Богу, есть на кого землю после себя оставить».

Более пяти поколений на рязановской земле, под разными господами, «сидел» православный крестьянский род Денисенковых.

Кому изначально принадлежала земля, то память не сохранила, а вот пять колен землепашцев с 18 века известны «по бумагам».

Первым в этом списке вотчинных крестьян значился Еким, потом сын его – Федор; далее записан Гурий, который передал землю сыну Авксентию. Следом она досталась Петру - отцу Никифора.

А когда почил Петр Авксентьевич, пришла очередь и Микешке хозяином стать.

Предки были крепостные, а Микешка - вольный!

Хоть крепостной, хоть вольный, одинаково тяжела доля крестьянина: с зарей - вставать, с зарей - ложиться.

Микешка толковым оказался, наладил хозяйство, что от отца досталось. Помощники, правда, слабые – дети да старуха-мать.

Наемных работников не брал.

Вот и упирался он с женой, не покладая рук.

До революции семнадцатого года имел три коня и жеребят, пять коров и телят, овец семь, две свинки и прочую мелкую живность.

Но прокатилась по России беда, ослаб и его двор, а к тридцатому году и совсем плохо стало.

Теперь лошадь одна, а как без тягла?!

Коров осталось две. Хорошо, что отелилась одна, - молочко детям есть.

А деток у Микешки пятеро: мал, мала меньше, от земли не видать.
Старшенькой Антонине десятый годок, Аннушке восемь, Коле - шесть, Марусе пять исполнилось, а Ванечка только «пошел» - годик ему.

Время смутное наступило.

На других дворах беспокоятся: что будет, когда «комбеды» придут? «Комбеды» - комитеты бедноты, одним словом – беда.

Никифор же рассуждает: «А чего бояться? При всех властях земля  есть земля: паши да сей, сей да убирай».

Так и прозевал он «текущий момент».

Тем временем, на деревню план по кулакам прибыл.

Недолго «судили - рядили» комбеды. Из всей деревни взяли  и записали одного нескладного Микешку в «кулаки».

Были в деревне и настоящие кулаки, только они вовремя сообразили «разделить» свое имущество с родственниками и стали «середняками».

А еще, сказывали, что где-то в лесах, на Угре, план по кулакам в старообрядческую общину спустили.

«Покумекали» старики, да и назначили кулаком одного из своих братьев по вере.

Раскулачили, как положено: отобрали дом, скот и выселили его за деревню.

Потом «толокой» дом ему новый там поставили.

Когда колхоз создавали, его председателем выбрали.

Так соборность  победила жестокую социальную реальность в отдельно взятой деревне.

Микешке делиться было не с кем. Сыновья - малые дети.

Сестры - кто замужем по окольным деревням, кто в городе прижился.

Все твердил он жене Марьяшке: «Подождем, покуда, подождем»

Вот и дождался.

«30 января 1930 года Политбюро ЦК ВКП (б) приняло постановление «О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации».

Согласно постановлению кулаки были разделены на три категории:

а) первая категория - контрреволюционный кулацкий актив немедленно ликвидировать путём заключения в концлагеря, не останавливаясь в отношении организаторов террористических актов, контрреволюционных выступлений и повстанческих организаций перед применением высшей меры репрессии;

б) вторую категорию должны составить остальные элементы кулацкого актива, особенно из наиболее богатых кулаков и полупомещиков, которые подлежат высылке в отдалённые местности Союза ССР и в пределах данного края в отдалённые районы края;

в) в третью категорию входят оставляемые в пределах района кулаки, которые подлежат расселению на новых отводимых им за пределами колхозных хозяйств участках».

Собрали людей в хохловской школе, зачитали вслух Постановление.

Определили «категорию» для Микешки - «вторую». Оформили, как полагалось.

«Выписка

из протокола собрания группы бедноты и колхозников Хохловского сельсовета от 27.3.1931г «О раскулачивании личного хозяйства Денисенкова Н.П., лишения избирательных прав и выселения за пределы Западной области»

Решение собрания утверждено на заседании районной парттройки, в марте 1931 г.

Постановили:

Все имущество изъять в пользу Величковской с/х артели колхоза».

На следующий день подогнали сани ко двору, снег в марте еще лежал,

погрузили нехитрый скарб, детей и повезли семью для отправки на Урал.

А уж как рвался на веревке пес, лаем исходил до сипоты.

У пятилетней Мани из рук котенка еле отняли.

Соседи за заборами попрятались, никто на дорогу не вышел.

Вот «табе», бабушка, и «Юрьев день!»

«Семья была принята к отправке комендантом концентрационного пункта и направлена в Пермскую область для привлечения к принудительному труду с ограничением прав и свобод».

Согласно полученным учетным данным, составленным на месте в поселке Песчанка, Чердынского района Молотовской области (Пермский край)

Состав семьи:

1. Денисенков Петр Никифорович 1889 г.

2. Денисенкова Мария Алексеевна 1885г.

3. Антонина 1921г (10 лет)

4. Анна 1923 (8 лет)

5. Николай 1925 (6 лет)

6. Мария 1926 (5лет)

7. Иван 1930 (1год) »

«Направление миллионов людей на спецпоселение стало следствием государственной политики спецколонизации, то есть освоения необжитых и малообжитых районов страны посредством насильственных переселений».

В рапорте начальника Гулага ОГПУ М. Бермана от 8 июня 1933г. на имя зам председателя ОГПУ Г. Г. Ягоды отмечались неблагополучные моменты в комплектовании и организации эшелонов с выселенными кулаками:

- высокая смертность и заболеваемость сыпным тифом, желудочными заболеваниями и даже натуральной оспой;

-много истощенных, стариков, не могущих быть использованными;

-поголовная вшивость;

-засылка людей, не подпадающих под действие постановления СНК СССР.

В докладной записке Уральского облздравотдела в Наркомздрав на 10 февраля 1932 года отмечалась огромная смертность среди спецпереселенцев, в подавляющем большинстве, за счет детей».

Этапами: где в вагонах, где в санях, а где и пешком добрались за две тысячи километров до места.

Стали обживаться, как могли.

Вот документ, описывающий пребывание Микешкиной семьи на поселении в Пермском крае спустя семь лет.

«Характеристика

на семью трудопоселенца поселка Песчанка, Чердынского района, Красновишерской трудссылки Денисенкова Никифора Петровича 1889 года рождения, уроженца д. Рязаново, Николаевского сельсовета Смоленского района Смоленской области, гражданина СССР, грамотного, не судимого.

Трудопоселенец Денисенков Н.П. на поселке Песчанка проживает с 1931 года. Работает на разных работах лесоучастка и сельскохозяйственной артели.

В хозяйстве имеет одну половину двухквартирного дома, одну конюшню, одну дойную корову, двух подростков свиней, кур 6 штук, посевы в огороде.

От продажи мяса и других сельскохозяйственных продуктов имеет в год доход до 2000.00. Состоит членом неуставной сельскохозяйственной артели.

В семье имеются два мало трудоспособных человека, работающих на производственном участке на разных работах.

Трудопоселенец Денисенков Н.П. обложен госпоставками: мясом, маслом и картофелью. От уплаты уклоняется, мотивируя тем, что его обложили не правильно.

Вся семья в общественной и культурно-массовой работе участия не принимает.

Начальник Чердынского РО НКВД

Лейтенант госбезопасности…(Ф-ин)

Райкомендант Красновишерского РК ОТП НКВД…(Пл - нин)

13/12 1938 г.

По всему выходит Микешка и здесь хозяйство поставил "на ноги".

Авторы «Характеристики» сетуют, мол, семья не принимает участия в общественной и культурно - массовой работе, ведь «Жить стало лучше, жить стало веселей…»

В этом же, 1938 году, рыдали они на свежих могилах Микешкиных девочек - Тонечки 17 лет и Анечки 15 лет.

Когда в СССР был принят закон об обязательной военной службе, то

в армию запрещалось призывать "лиц эксплуататорских классов", в том числе и детей кулаков.

Но события на фронте внесли существенную поправку в закон.

В 1943 году пошел на фронт восемнадцатилетний сын Николай.

Сражался он в 1004 стрелковом полку 305 стрелковой дивизии 1 Украинского фронта.

В 1944 году был награжден медалью «За боевые заслуги», а в 1945году медалью «За победу над Германией».

По очереди освобождаются другие члены семьи.

Сам Никифор в 1943 году, а сын младший Иван только в 1947.

Да разве ж уедут отец и мать без сына домой?!

Добровольно – принудительная ссылка продолжалась.

Только спустя шестнадцать лет вернулся Микешка с женой домой, в родную деревню Рязаново.

А там - ни кола, ни двора.

Купил мазанку – маленькую хатку и снова стал хозяйствовать.

Привез он с собой из ссылки горсть хлебного зерна.

Все удивлялся, как это там, на севере, оно урожай хороший дает?

На этом, пожалуй, все его удивления и заканчивались.

Хорошо дома, да силы уж не те – болеть старики стали. Забрали дети родителей в город.

Теперь, как неприкаянный, бродил  по улицам маленький бородатый старичок в сером хлопчатобумажном костюме, синей косоворотке и в кирзовых сапогах.

Все не знал, к какому делу руки свои пристроить.

Утречком, бывало, выйдет с прутиком в скверик, что у кинотеатра «Октябрь», - ходит, ходит, нагнется, что-то положит в торбочку и снова по кругу.

Когда трамваи загрохочут, заскрипят, он возвращается в комнатушку, в доме, что напротив музея «Русская старина».

Пройдет на коммунальную кухню, аккуратно высыплет на газетку содержимое торбочки.

Шепотом, чтоб соседей не беспокоить, покличет жену: « Марьяша, вот шампиньонов насобирал, вари суп, а я прилягу - заморился что-то.

***

Спустя 60 лет, 18 октября 1991 года, Верховным Советом РСФСР был принят закон «О реабилитации жертв политических репрессий».

«Рассмотрев заявление Денисенковой Марии Никифоровны, было установлено…, что семья Денисенкова Н.П. была репрессирована в административном порядке в 1931г. и подпадает под действие Закона РСФСР «О реабилитации жертв политических репрессий» от 18.10.91г.».

Нельзя не согласиться с мыслью о том, что «В России надо жить долго».

Левашово

Похожие материалы

Это кто тут такой дюже умный?!

Это кто тут такой дюже умный?!

Героиню рассказа звали Лара. Это странное, по деревенским понятиям, имя дал ей отец, когда вернулся к родам жены из города. Бабы судачили, что у него в районной чайной была зазноба - Лариса. Ее карминовые губы, беленькая накрахмаленная коро...

Романс

Романс

Впервые мне довелось услышать романс «Ландыш» в возрасте тинэйджера. Смоленск. Канун лета. Настежь распахнуты окна бабушкиного дома. Теплый ветерок слегка колышет ситцевые занавески. Палисадник полон ярких цветов. Из дешевенького радиоприем...

Как твоя фамилия?

Как твоя фамилия?

Дорогой Макарушка! Позволь тебе на карандаш предложить свои «размышлизмы», появившиеся на свет после посещения одной чиновничьей конторы. Полагаю, что моя статья станет дополнением к твоим эссе, изобличающим язвы нашего времени.  С ува...