Самый смоленский артист

В эти майские дни отмечает 65-летний юбилей заслуженный артист России Сергей Борисович Тюмин. В послужном списке Сергея Тюмина всего один театр – Смоленский драматический, имени А.С. Грибоедова. Выпускник Всесоюзного государственного института кинематографии, воспитанник народных артистов СССР Сергея Герасимова и Тамары Макаровой Сергей Тюмин отдал смоленской сцене уже 40 с лишним лет. В 1977 году юным артистом он пришел в Смоленский драматический театр, отсюда в мае 1978 был призван на службу в армию и в ноябре 1979 года вернулся. В 1999 году в честь 60-летия образования Смоленской области Сергей Борисович был награждён медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени.

В канун его пятидесятилетия я спросила Тюмина про возраст, чувствует ли он с возрастом какие-то изменения в восприятии, профессии, окружающего мира. Он отшутился: «Говорят, что у мужчин после сорока лет происходит переосмысление всей прошедшей жизни: чего достиг, чего нет, состоялся – не состоялся. А у меня такое ощущение, что я еще бегу, что  рано мне пока подводить итоги».

Учитывая разносторонность его интересов, открытость ко всему новому, думаю, не так уж он и лукавил.

Около 20 лет параллельно с работой в театре артист преподает актёрское мастерство и культуру речи в Смоленском институте искусств. Им подготовлен уже не один десяток актёров, режиссёров массовых представлений, специалистов других связанных с искусством профессий, выпустил он и собственный актёрский курс.  

Он пишет стихи, пьесы, является автором инсценировок, по которым  поставил уже несколько  спектаклей на малой сцене.

Поставленный им по собственной инсценировке моноспектакль по Ф.М. Достоевскому «Сон смешного человека» в 2001 году был отмечен призом зрительских симпатий на V Международном фестивале камерных работ по произведениям великого классика в Старой Руссе.

Моноспектакль – трудный жанр: никакого прикрытия. Актёр один на один не только со зрителем, но и с литературным материалом. Малейшая неточность звучит грому подобно, даже если со сцены доносится шепот. А во «Сне смешного человека» Сергея Тюмина ещё и не было практически никакого реквизита, не говоря уже о декорациях – спектакль готовился вне плана как самостоятельная работа фестиваля в честь 180-летия Ф.М.Достоевского. Почти всегда ироничный, даже скептик, во «Сне смешного человека» Тюмин открывается с совершенно иной стороны. Ему удалось найти очень точную интонацию повествования. К лицу артисту был и сценический костюм – длинная красивого оттенка, словно бы слегка вылинявшая, красная рубаха. Введя в спектакль народную песню и молитву, Сергей Тюмин в финальной сцене выходит на высокую точку обобщения.

По Достоевскому, ничего нет фантастичнее и неожиданнее действительности. А образ Смешного, как подмечено исследователями творчества писателя, – образ искупления человеческой вины перед другими людьми, открывает тайну первого шага к всеобщему спасению.

По приглашению Ассоциации культуры «Русь»  Сергей Тюмин побывал с этим спектаклем в итальянском Больцано (провинция Южный Тироль), где похоронена дочь великого писателя Любовь Достоевская.

Интерес к режиссуре у Тюмина ещё со студенческой скамьи. На курсе Герасимова-Макаровой во ВГИКе будущие актёры занимались вместе с режиссёрами. 

За последние годы Сергей Борисович поставил несколько спектаклей на малой сцене театра: «Мелкий случай из личной жизни» по произведениям М. Зощенко, «Мать-земля моя родная…» по мотивам поэмы А. Твардовского «Василий Тёркин», «Завтра была война» по мотивам одноимённой повести Бориса Васильева, «Тьма египетская» – по ранним рассказам М. Булгакова «Записки юного врача».

Если учесть, что «Записки юного врача» являются художественным осмыслением смоленского периода жизни Булгакова, когда вскоре после окончания Киевского университета он работал земским врачом в Сычевском уезде Смоленской губернии, спектакль «Тьма египетская» – подарок смолянам к 125-летию писателя, которое отмечалось в мае 2016 года. Жюри фестиваля «Смоленский ковчег» в 2018 году отметило этот спектакль призом «За лучшую режиссуру».

Как режиссёра Тюмина интересуют пограничные области между литературой и театром. Его спектакли словно бы заражены литературой и не могут целиком от неё освободиться. В то же время это нечто другое,  чем театр слова.  Театральность «Тьме египетской» придают три персонажа, которых нет в рассказах Булгакова. Это Лихо, Смерть и Ангел. Они ходят друг за другом, определяя, подводя итог или, наоборот, как бы искушая героя, от имени которого ведётся повествование, предостерегая, задаваясь вопросом, чем может обернуться то, что должно произойти.

Лихо – приземистый мужик (арт. Константин Юхневич) с встревоженным и как бы предвкушающим каверзу взглядом. Главное удовлетворение для него не то что бы погубить человека, в данном случае юного, неопытного врача, главное – испытать его, говоря условно, на прочность – оставить один на один с посыпавшимися, как из рога изобилия, трудными случаями в медицинской практике: осложненными родами, ампутацией, – словом, столкнуть с Лихом. Лихо символизирует тяжелую жизнь, полную испытаний.

– Изначально, – рассказывает режиссёр, – я хотел назвать булгаковский спектакль «Лиха  беда начало». Лихо провоцирует Доктора, сталкивает его с ситуациями, из которых, казалось бы, нет выхода. Но в отличие от Смерти (засл. арт. России Инна Флегантова) для Лиха важен человек живой.

В общем-то, и Лихо, и Ангел, и Смерть – обыкновенные люди, которые нас окружают. Каждый человек может причинить другому и горе, и смерть. В рассказе «Стальное горло», когда мать не даёт согласия на операцию, она сама чуть было не стала Смертью для своего ребёнка…

Главные герои спектакля «Тьма египетская» Доктор (арт. Егор Деюн) и Фельдшер (арт. Александр Кащаев) – люди культуры. При этом они абсолютные антиподы. Фельдшер методично и обречённо исполняет свою работу, не обольщаясь, что прилагаемые медиками усилия способны что-то изменить к лучшему в этом медвежьем углу. Доктор же настроен романтически: он борется с невежеством своих пациентов в надежде их просветить и тем самым хотя бы немного рассеять тьму египетскую. Исполнитель роли Доктора прекрасно передаёт внутреннее состояние своего героя – новоиспечённого выпускника медицинского факультета, все его страхи и их преодоление.

– К классике, – рассказывает Сергей Тюмин, – отношусь консервативно, считаю,  классика настолько многогранна, что нет необходимости привносить в классическую пьесу приметы сегодняшнего дня, как это часто бывает. Главное – найти свою грань, выделить её. Текст один и тот же, обстоятельства одни и те же, а отношение к предлагаемым обстоятельствам у каждого актёра, режиссера своё.

 «Записки юного врача» Тюмин впервые прочитал в конце 70-х, когда служил в армии. Так что Булгаков  привлекает его с давних пор. В 1987 году в Смоленском драматическом театре состоялась премьера драмы «Дни Турбиных» – один из лучших смоленских спектаклей последней четверти ХХ века. Постановщики – режиссёр Игорь Южаков и художник Борис Бланк – посвятили его 70-летию русской революции. Но «революция» здесь подразумевалась не в привычном для советского времени марксистском понимании как смена социальных формаций, а в более широком смысле. Рушится дом Турбиных с его кремовыми шторами. Разбиваются человеческие судьбы. Неумолимой волею истории булгаковские герои оказываются в ситуации, когда ради того, чтобы остаться в живых, нужно фактически перечеркнуть все свои прежние представления о правде и чести. Кто-то, как главный герой спектакля Алексей Турбин (арт. Н.С. Коншин), не может с этим смириться и предпочтёт смерть. В кульминационный момент спектакля, когда истекающий кровью Николка возвращается домой один, без старшего брата, никто не бросается ему на помощь, но все, застыв, словно в столбняке, спрашивают, где Алексей, зная ответ, давно догадавшись, какое решение для себя принял их командир, отсылая всех по домам…

Кто-то из них, бывших одноклассников по Александровской гимназии, можно предположить (ни в пьесе, ни в спектакле этого нет), вскоре окажется на Дону, а потом за границей. Кто-то, наверняка, останется в России и пойдёт служить в Красную Армию…

Сергей Тюмин играл Шервинского. Его герою повезло больше других. От мучительных раздумий, как поступить, чтобы не поступиться принципами, Шервинского спасла музыка. Ему не пришлось изменять прежним идеалам. Шервинский не был профессиональным военным, как его товарищи. Оказавшись свидетелем предательства гетмана, он, не колеблясь, снимает мундир адъютанта. Он выбирает своё главное призвание – профессию оперного певца. К слову, демонстрируя вокальные данные своего героя,  артист исполнял «Эпиталаму» из оперы А.Г. Рубинштейна «Нерон».

Музыкальная одарённость пригодилась Сергею Тюмину и для партии Ямщика в опере Валерия Бровко «Капитанская дочка» по мотивам повести А. Пушкина, поставленной в 90-е годы в преддверии 200-летнего юбилея великого поэта.

Значительно позднее – в спектакле «Одна абсолютно счастливая деревня» –Тюмин пел  частушки, залихватски аккомпанируя себе на гармошке, играть на которой выучился во время репетиций этого спектакля.

Работая над ролью, Тюмин-артист не только стремится найти выразительную форму существования своего героя, но и старается психологически точно выстроить логику его переживаний и поступков. В одном из интервью он рассказал об этом на примере спектакля Романа Родницкого «Сирано де Бержерак», где играл Графа де Гиша: «Как его сыграть? Для меня большая загадка была в том, что, с одной стороны, де Гиш – антипод Сирано, но при всём при том во втором действии он остаётся на самом тяжёлом участке фронта. То есть он явно не трус! Характеристики, от которых мы с режиссёром отталкивались, размышляя, что это за человек: брезгливый, аристократичный. И мне вспомнился телеведущий Виталий Вульф. Я позаимствовал у него высокомерный поворот головы и картавость».
Способность к гротеску наиболее ярко проявилась у Сергея Тюмина в роли человека-функции Липпанченко в трагикомедии Игоря Войтулевича «Красный шут» (по роману А. Белого «Петербург»), а из более позднего репертуара – в трагифарсе Станислава Назирова «Герой» по пьесе ирландского драматурга Дж. Стинга, где артист сыграл недоумка Шоона Кьоу.  Свежо и непредвзято, избегая упрощающих крайностей, Тюмин подошёл к решению образа Подхалюзина в «Своих людях» по пьесе «Свои люди – сочтемся» А.Н. Островского (режиссёр Виктор Прокопов).

Чувство формы, владение искусством перевоплощения, пластика, склонность к гротеску помогли  Сергею Тюмину сыграть играть сразу шесть ролей в спектакле «Декамерон» по новеллам Боккаччо (режиссёр Валентин Варецкий): Мессера Чеппорелло, Каландрино, Священника, Цакки, Святого отца и Митридана. Трудно представить, насколько это даже чисто технически сложно: за считанные секунды сменить костюм и выйти на сцену уже совершенно в другом образе!

– Мне всегда было интересно в моей профессии, – рассказывает артист. – Огромную роль в своё время сыграл для меня Михаил Ильич Резцов – главный режиссёр Смоленского драматического театра в 1983–1986 гг. В те годы я переживал спад, подумывал даже о том, что нужно бросать профессию. И благодаря Резцову мне удалось вновь поверить в себя. Считаю, что он очень много сделал в становлении меня, как актёра, просто очень много.

В середине 90-х, когда Резцов приезжал в Смоленский театр на постановку двух спектаклей как приглашенный режиссёр, Тюмин играл у него в комедии «Идеальная пара» по пьесе В. Попова и в «Терезе Ракен» по роману Эмиля Золя.

В последние годы как актёр Сергей Тюмин работает с главным режиссёром театра драмы Виталием Барковским.

Уже более полутора десятка лет заслуженный артист России Сергей Борисович Тюмин преподаёт в Смоленском институте искусств. Как-то я спросила, помогает преподавание актёрского мастерства как учебного предмета  его собственному успеху на сцене или, наоборот, мешает, учитывая, что актёрская профессия во многом интуитивна. Он начал  с жизненного кредо:

– Главная составляющая успеха – не переставать удивляться. Я и студентам своим  это говорю. Творческий человек должен постоянно удивляться, он должен интересоваться, что происходит вокруг. Ведь что такое смысл жизни? Это познание мира и себя в этом мире. То есть это не только мое кредо, а просто я так живу. И институт для меня то же самое – разные люди, характеры, разные подходы. Никуда ведь не деться от профессии. 

У меня был такой случай в институте: пришел новый курс, а я уже года три преподавал. И вот один парень лет примерно двадцати после занятий мне говорит, что ему кажется, будто я волнуюсь.  Я отвечаю, что это вполне естественно,  ведь мы только-только встретились, и я волнуюсь, сможем ли мы подойти друг к другу, и ищу как.

А для актерского успеха, конечно же,  важно, что как преподавателю мне приходится постоянно учиться… и, естественно, выносить все это на сцену.

Художник отличается от людей обыкновенных тем, что у него очень мощный ассоциативный ряд. И мы со студентами обсуждаем, из чего он состоит: из человеческого опыта, знаний, воспитания и так далее.

Говорят, что судьба человека полностью зависит от случая… Не зайди Сергей Тюмин случайно в Смоленский драматический театр, когда приехал в Смоленск навестить свою будущую жену Елену, получившую в наш город направление после окончания учёбы в Москве, не встреться  с Василием Михайловичем Кабановым, останься  он после ВГИКа в столице,  в Смоленске не было бы такого артиста, а у самого Сергея Борисовича могло бы и не получиться такой артистической и педагогической карьеры. Он востребован: играет, репетирует, преподаёт в институте. Недавно коллеги выдвинули его кандидатуру на соискание почётного звания «Народный артист России».

– Я родился в Киргизии, вырос в Узбекистане, – говорит Сергей Тюмин. – Сегодня это заграница. Но мои родители и бабушки-дедушки – уроженцы Тверской и Калужской губерний. Так что Россия для меня –  родина моих предков, родина моих детей, страна с удивительно жестокой судьбой и величайшей культурой. И ни с какой другой страной, кроме России, я не хотел бы разделить свою судьбу.

Фото из личного архива автора.

На снимках:

  1. М. Булгаков «Дни Турбиных». Шервинский – Сергей Тюмин, Елена – Ольга Раскатова.
  2. А. Островский «Свои люди». Подхалюзин – Сергей Тюмин, Рисположенский – Валерий Брыксин, Фоминишна – Вера Дуплий.
  3. Н.В. Гоголь «Ревизор». Ляпкин-Тяпкин – Сергей Тюмин, его жена – Галина Круть.
  4. Сергей Тюмин и Ирина Голованова в спектакле «Декамерон» Дж. Боккаччо.
  5. Э. Ростан «Сирано де Бержерак». Граф де Гиш – Сергей Тюмин, Роксана – Ольга Федорова.
  6. Сергей Тюмин с участниками спектакля «Тьма египетская» в день премьеры.

Фотогалерея

Похожие материалы

Актриса Татьяна Михальченко - крупный план

Актриса Татьяна Михальченко - крупный план

В конкурсе «Имя года-2018», итоги которого были объявлены 25 марта, в День работников культуры, победу одержала актриса Смоленского Камерного театра  Татьяна Михальченко. 

В сказках-то подмога вернее всяческой…

В сказках-то подмога вернее всяческой…

В честь Года театра в 2019 году Смоленское отделение Союза театральных деятелей России благодаря субсидии администрации Смоленской области выпустило две книги. Первая – сборник «Под сению кулис…», куда вошли произведения разных литературных...

Жизнь на сцене

Жизнь на сцене

14 января на 67-м году жизни скоропостижно скончался артист Смоленского драматического театра им. А.С. Грибоедова Анатолий Ефимович Бибекин.