Вирус пороков и не только

Вирус  пороков и не только

Странное существо человек. Ему хорошо лично, но одновременно уже плохо, так как хочется еще большего, получив которое, опять хочет еще большего. И так до бесконечности, пока не получится разбитое корыто.

События, ныне происходящие, напоминают сказку известного классика, корнями уходящего в Африканский континент, но считающегося Великим Русским Поэтом, воздвигшим памятник себе нерукотворный. В сказке той рассказывается об алчности одной особы, доведшей всех до беды.

Сравнивая невольно сказку с событиями нынешних дней, приходит мысль, что история никого и ничему не учит. Этакое безразличие к последствиям или, наоборот, расчет на то, что плохих последствий от плохих действий не наступит, что наших «героев» они не коснутся. Даже если наступят, то будет удовлетворение низменных потребностей и прочих желаний, идущих от больного воображения или пораженного неведомым вирусом сознания.

Как-то автор размышлял о человеческих потребностях, сознании, проблемах бытия, и теперь все более укрепляется в мысли, что неверия, пороки, возвышающиеся до уровня государственной политики, являются ничем иным, как испытанием для понимания мира смирения и благоденствия, к которому каждый из нас стремится, но каждый своим, только ему ведомым путем.

Как-то, зайдя в здание у главной площади губернского города, где расположилась цитадель безнравственности и стяжательства, бессовестности и корысти, во главе с фотографом, пришедшим к власти  в результате подковерных торгов за голоса парламентариев, обнаружил скопище вирусов, плодящихся и распространяющихся по всем видимым и невидимым линиям связи.

В одном кабинете с громким названием «Начальник Департамента…», по наивности полагал, находится опытный, авторитетный и взрослый МУЖ, разбирающийся во всех тонкостях  специфики своей работы, принимающий самостоятельно управленческие решения, за которые берет и несет ответственность.

Но, увы. В кабинете восседало в дорогом кресле, словно сошедшее с обложки глянцевого журнала, милое создание, с надутыми донельзя губами, азиатскими скулами и прищуром глаз, но славянской внешностью. Поначалу показалось, что это манекен. Но нет. Когда манекен заговорил, понял, что Бэллочка имеет более обширный словарный запас. На любой поставленный вопрос следовал ответ: обратитесь…., не по адресу…, это Вам не скорая помощь и тому подобное.

При этом сия Начальница, выпроводив посетителя, активно лепетала по телефону про наряды, косметику, где и что продается из новой коллекции, на работе  ждёт-не дождётся выходных, чтобы слетать куда-нибудь на берег Аденского залива с новым бойфрендом, пока мужик в отъезде. А в это время посетители томились в коридоре без скамеек в ожидании приема часами, не понимая, что безнадежно ждут. Другим (их оказалось в разы больше) и вовсе не посчастливилось выписать пропуск в эту неприступную «Крепость власти».

В соседнем кабинете, где также размещался местный начальник, была иная суета. Сюда заходили с толстыми папками на подпись или еще зачем-то, но выходили с разным выражением лица. Один вышел, радостно потирая руки и прижимая к груди листок с долгожданной подписью, глаза его светились  радостью будущих достижений, но не на поприще создания чего-либо важного и стратегического, а расчетами будущих дивидендов, что сулит ему с таким трудом полученная подпись. На молчаливый вопрос помощника сей посетитель радостно воскликнул: отобьём на дорогах и закупках, реконструкция ныне под наблюдением,  а крыши подождут до осени, там дожди помогут увеличить смету.

Этажом выше, где разместился некий другой Департамент, суеты меньше, но какой-то загадочной представляется картина. Люди молча заходят и выходят, смотрят только себе под ноги и немного недовольно бурчат, что опять нет Его, уже второй месяц не могут попасть,  всё время где-то на совещаниях, выездах, в командировках. А кто за него работает? Как быть с объектами, если никто не принимает никаких управленческих решений, а без подписи этого … работа стоит, КС-2 , КС-3 не подписываются, платежи не идут, материалы не завозятся, работники разбегаются.

На другом этаже тихо и немного жутко. Полумрак. На стенах портреты известных земляков, но плохого качества. Слышен шум кондиционера, из приоткрытой двери слышатся приглушенные  голоса. Над  столом склонились несколько стильно подстриженных голов, возраст которых едва перевалил за 30, одетых с иголочки в стиле Аля-банкир. Из отрывочных высказываний можно понять, что это «схемотехники». Они занимаются формированием будущих мероприятий для Шефа по распилу Бюджетных средств, отъему активов успешных компаний, арендных помещений в центре губернского города для передачи более сговорчивым БИЗНЕРАМ, выставлением на торги парков и скверов для застройки подконтрольными строительными компаниями, кадровых перестановок для обеспечения реализации своих планов.

Что-то подобное происходит практически на всех этажах и во всех кабинетах сего Славного объекта старины, разместившего у главной площади старинного города, куда народ перестал ходить со своими проблемами, потеряв веру, да и не имея возможности пройти пост охраны. Зато похаживают разного рода РЕШАЛЬЩИКИ, успешно осуществляющие свои проекты. Потому и дом стал называться РЕШАЛЬНЫМ  Домом.

Народ всё более тяготеет к третьей власти, надеясь, что решения, принятые ТАМ, всё же будут исполняться.

Но, к Великому нашему пониманию, констатация голых фактов без прикрас говорит об ином.

Долгожданное решение по дворам в самом центре, рядом с поликлиникой, шахматным клубом и центром Профсоюзной культуры, принятое  после многолетних тяжб, по которому на власть возложена обязанность восстановить дорожное покрытие, осталось лишь на бумаге. Дороги во дворах еще более разбиты, машины по-прежнему ютятся, как получится, родители и больные с трудом пробираются через ухабы в поликлинику, две машины б/у асфальта сброшены на дорогу, как капля в море.

Судебные приставы бессильны. Или такие же надзирающие выполнили свою миссию, написав несколько предписаний, а в бюджете не заложены средства на ремонт.

Иными словами, власть у тех, у кого есть деньги и кто их пилит, а не у тех, кто принимает судьбоносные решения. 

И чихать хотели окопавшиеся чиновники этого Решального  Дома  на решения других властей. У них своя власть. Власть Золотого Тельца, Главного РЕШАЛЬЩИКА в губернии. Решения других властей лишь тогда применяются, когда надо решить свои узкопрофильные и специфические вопросы. Например, сместить бывшего выдвиженца – смотрящего за городом - под видимым предлогом радения за нужды и чаяния людские.

Но на самом деле произошло сращивание РЕШАЛ этого Дома с РЕШАЛАМИ другого дома,  где сменилось руководство, но проблемы остались. Там сегодня  «ХОЛОДИЛЬНИК» играет свою «музыку», а ноты /валюта/ у всех одна. Договорятся.

Эти вирусы пронизали общество насквозь. Потому как не в кабинетах дело, а в сознании, насаждаемом десятилетиями, которое привело к обнищанию одних - основной массы и обогащению других, - избранных РЕШАЛЬЩИКОВ.

Но ВЕРА сильнее любого ВИРУСА, разбитое корыто ждем своего часа для каждого РЕШАЛЬЩИКА. Ждите, и Ваш ЧАС пробьёт.

За сим с Верой и Надеждой на выздоровление,

 Ваш Макар Зацепин.

Похожие материалы

Где правда, а где вымысел, или История одного клеветника

Где правда, а где вымысел, или История одного клеветника

Ваше право заканчивается там, где начинаются права другихВ далекие исторические времена гонцов с плохими или неправдивыми известиями казнили.В наше время такие гонцы и носители некоей информации стали популярными и называются по-разном...

Перевертыши судьбы, или Рука руку моет

Перевертыши судьбы, или Рука руку моет

(поучительная история для обучаемых)С давних пор, когда Советы еще крепко стояли на ногах, в их недрах уже выросли и окрепли узы братства и взаимопомощи соплеменников по кабинетному пространству.Как ни странно это звучит, но люди разных фак...

Улыбка Макара Зацепина

Улыбка Макара Зацепина

Задом напередПопалась мне книжка с самонадеянным названием «Радуйтесь мне». Захотелось порадоваться. Начал читать и обомлел: «Радуйтесь мне и прощайтесь навеки». Убийственная фраза. Так я еще пожить хочу.