Заражать людей «червячком» искусства»

10 августа исполняется 100 лет со дня рождения основательницы народного театра балета И. К. Джавровой

Осенью 1991 года мне довелось лично познакомиться с Ириной Константиновной Джавровой – человеком поистине удивительной судьбы. И стало понятно, почему в Смоленске, в особенности, в медицинском институте, такое увлечение классическим  балетом.

Ирина Константиновна Джаврова родилась 10 августа 1919 года в Петрограде. Восьми лет родители отдали её учиться в детскую балетную школу при Ленинградском хореографическом училище на ул. Зодчего Росси. Ныне училище носит имя легендарной Агриппины Яковлевны Вагановой, которая возглавляла его на протяжении 30 лет.

Это учебное заведение было основано ещё в 1738 году императрицей Анной Иоанновной как танцевальная школа Ланде (по имени первого педагога французского танцмейстера Жана Батиста Ланде). Впоследствии школа Ланде переросла в Императорское петербургское хореографическое училище. В своё время здесь преподавали Петипа, Иогансон, Фокин и другие выдающиеся деятели балета, оказавшие, без преувеличения, определяющее воздействие  на становление русской национальной хореографической традиции. Среди выпускников училища такие знаменитости, как Анна Павлова, Тамара Карсавина, Вацлав Нижинский, Джордж Баланчин, Галина Уланова, Наталья Дудинская, Юрий Григорович, Вахтанг Чабукиани, Касьян Голейзовский, Алла Шелест, Рудольф Нуреев, Ирина Колпакова, Михаил Барышников, Диана Вишнева, Ульяна Лопаткина, Светлана Захарова и многие-многие другие.

Об уровне Ленинградского хореографического училища (ныне это Санкт-Петербургская хореографическая академия им. А.Я. Вагановой) свидетельствует и тот факт, что с 1995 года оно входит в Государственный свод объектов особо ценного культурного наследия. Нелишне заметить, что Агриппина Ваганова является автором педагогической системы «Основы классического танца», которая до сих пор применяется во многих странах. В числе педагогов балетной школы была еще одна знаменитая балерина Елизавета Павловна Гердт, танец которой, пластичный, выдержанный в мягких тонах, безукоризненный по форме, в 20-х годах прошлого столетия стал эталоном академической балетной культуры.

Вот в такое учебное заведение, преодолев серьёзный конкурс,  поступила первоклассница Джаврова. Как спустя многие годы вспоминала сама Ирина Константиновна, порядки в училище были суровые: строжайшая дисциплина, французский язык и другие предметы общеобразовательного цикла, а также уроки этикета, строгая диета и бесконечные с утра до вечера  экзерсисы в танцевальном классе.

Сама выпускница этой старейшей в России балетной школы, Ваганова придирчиво следила за соблюдением заведённых здесь ещё с дореволюционного  времени правил.

В балетной школе Ирина Джаврова познакомилась с будущей солисткой Мариинки (в советские годы Ленинградского театра оперы и балета имени С.М. Кирова) Аллой Шелест.

Алла Яковлевна Шелест – непревзойдённая исполнительница многих ролей классического репертуара, в частности,  Заремы в балете «Бахчисарайский фонтан» на музыку Бориса Асафьева. Это первая советская балерина, приглашённая с концертной программой в Лондон, танцевала на сцене Королевского театра в Ковент-Гардене.

Джаврова и Шелест занимались в одном классе и были неразлучны. По окончании школы обе были приняты в училище, по тогдашней терминологии,  хореографический техникум.

Однако Ирине Константиновне окончить полный курс техникума не пришлось. 28 февраля 1935 года был арестован её отец.

Константин Соломонович Джавров (Джавришвили), потомок грузинского дворянского рода, сын полковника русской императорской армии и сам офицер (поручик), с 1914 года воевавший на фронтах Первой мировой войны, несколько раз раненный и тяжело контуженный, в 30-е годы он работал техником по строительству в артели хлебопечения в Ленинграде. Семья жила на набережной Фонтанки в доме № 64.

Арестован он был как социально-опасный элемент – существовала тогда такая официальная формулировка. И семья на пять лет была выслана в Тургай (Казахстан). К месту высылки Джавровы выехали 10 марта. Примерно в это же время из Ленинграда выслали и семью Овчинниковых – дедушку и бабушку Ирины Константиновны по линии матери, которые также были причислены к социально-опасным элементам.

Старикам было дозволено обосноваться неподалеку от Орла. К ним вскоре переехала и 15-летняя Ирина Джаврова. В Орле она закончила среднюю школу. А 9 февраля 1938 года отца Ирины Константиновны, незадолго до того переведенного в Актюбинск, вновь арестовали по статье 58–1 («измена родине») и приговорили к высшей мере наказания.

Через 21 год, 14 октября 1959 года Актюбинский областной суд реабилитировал его «за отсутствием состава преступления». Семья же получила документ о реабилитации только при М.С. Горбачёве в сентябре 1989 года.

К слову, об истинных причинах и подробностях спешного отъезда семьи Джавровых из Ленинграда я узнала совсем недавно, в 2015 году, из основанной на архивных документах статьи И.И. Малынской и М.В. Иванова, опубликованной в книге «Смоляне на службе Отечеству».

Когда срок ссылки закончился, Ирина Джаврова и её мама, Ольга Николаевна, не имели права возвратиться на прежнее место жительства и обосновались в Воронеже. В Воронеже, к слову, в те годы было много ссыльных.

Ирина Константиновна не любила распространяться на такие темы. Видимо, после ареста отца её, как и других членов семьи, заставили дать слово, что они никому ни  о чём не расскажут. Такое уж тогда было время.

В разговорах Ирина Константиновна при всей её открытости и общительности никогда не касалась истинной причины отъезда своей семьи из Ленинграда. Мы часто с ней встречались, и каких только тем не обсуждали!.. Но здесь, о чем я догадалась только теперь, прочитав справку из архива, просто существовало табу.

Словно упреждая вопрос о причине столь кардинального поворота в своей судьбе, Ирина Константиновна во время первой же нашей встречи дала мне прочитать несколько обширных статей и брошюр о созданном ею в Смоленске народном театре балета, написанных признанными авторитетами, в частности, Эммой Бобовниковой. Там была довольно подробная биографическая справка, где говорилось, что бросить балетное училище Ирине Джавровой пришлось из-за пошатнувшегося здоровья. По этой же причине семья будто бы вынуждена была уехать из Ленинграда в Воронеж, где климат для юной Ирины Константиновны оказался значительно более благодатным.   

Балетная школа и училище, занятия искусством классического танца под руководством Вагановой остались в прошлом. Ирина Джаврова поступила в Воронежский мединститут, окончив который во время войны (в 1943 году), стала работать в военном госпитале.

Однако дружбе с примой Ленинградского театра оперы и балета Аллой Шелест не помешали ни разлука, ни война, ни разного рода неожиданности, которые часто происходят в жизни. Летом 1993 года Алла Яковлевна с мужем навестила любимую подругу в Смоленске. Надо сказать, что знаменитая ленинградская балерина родилась в Смоленске, правда, вскоре после рождения в совсем ещё младенческом возрасте родители увезли её в Питер.

Тогда, в 1993 году, мне довелось встретиться и поговорить с Аллой Яковлевной. Разумеется, произошло это исключительно благодаря рекомендации Ирины Константиновны, ведь артисты такого уровня и такой сценической судьбы – одновременно и лучезарной, и полной драматизма, как у Шелест, – не очень-то жалуют журналистов. Воспоминание об этой встрече включено в мою книгу «Художественная жизнь Смоленска в лицах».

Итак, Алла Шелест по окончании училища была принята в труппу Кировского театра оперы и балета, где танцевала все главные партии в классических балетах («Жизель», «Баядерка», «Спящая красавица», «Лебединое озеро», «Раймонда»),  а также специально созданные для неё партии в балетах Вахтанга Чабукиани «Лауренсия» (Хасинта) и Леонида Якобсона «Спартак» (Эгина). Историк отечественного театра Вадим Гаевский назвал её самой романтической фигурой русского балета середины XX века.

А Ирина Джаврова после окончания войны оказывается в Смоленске,  куда получил назначение её муж, Иван Егорович Киреев, военный хирург. Работы для неё нет. К тому же у неё крошечная дочь.

Но надо знать неуёмную натуру Ирины Константиновны! «Основное её жизненное призвание, – заметила, вспоминая о Джавровой, преподаватель хореографии ГИТИСа Элла Бочарникова в передаче «Семейный портрет России» (был в начале 90-х на «Радио России» такой цикл потрясающе интересных передач, вела которые рано ушедшая из жизни радиожурналист Ольга Стерн), –  заражать людей «червячком» искусства»...

Лишь только в послевоенном Смоленске открылся Дом пионеров, Ирина Константиновна предложила организовать там кружок балета. Как рассказывала мне в 2009 году Эмма Петровна Посредникова, сменившая И.К. Джаврову на посту художественного руководителя Театра народного балета областного Дома учителя, в 1947 году мама привела её в этот кружок. Располагался   Дом пионеров  там же, где и сейчас находится его правопреемник – Дом творчества детей и юношества – в одном из немногих сохранившихся довоенных зданий по ул. Коммунистической, известном как дом купца Будникова.  Несмотря на окружающую разруху и бедность, в буквальном смысле слова «расчистив» небольшую площадку, юные грации и их увлечённый руководитель разучивали изящные балетные движения.

В своё время, будучи студенткой мединститута, Эмма Посредникова, как вспоминают очевидцы, прекрасно исполняла «Умирающего лебедя» на музыку Сенс-Санса. Её фото в этой роли в качестве иллюстрации к статье Эллы Бочарниковой «Большая перспектива» опубликовано в журнале «Художественная самодеятельность» (1960, №3), где рассказывается  о театре балета Джавровой в Смоленске.

Не случайно Агриппина Яковлевна Ваганова предсказывала юной Джавровой будущее балетного педагога! Даже получив должность ассистента кафедры микробиологии в Смоленском мединституте, Ирина Константиновна не оставила балет. Занятия балетным кружком не помешали ей в 1958 году защитить кандидатскую диссертацию на тему «Материалы к специфической профилактике дифтерии», затем стать доцентом кафедры, опубликовать более 60 научных трудов. Как утверждают коллеги- медики,  И.К. Джавровой удалось внести значительный вклад в профилактику детских инфекционных заболеваний.

Она много успевала. Организовала кружок классического танца для преподавателей и студентов мединститута. В том же 1958 году директор Дома учителя Вера Семёновна Троицкая пригласила Ирину Константиновну к себе. Так было положено начало сегодняшнего народного театра балета Дома работников просвещения, который в 2018 году отпраздновал своё 60-летие.

К 30-летию Великой Победы, широко отмечавшемуся по всей стране, в театре балета был постановлен спектакль «Орлы Отчизны». Музыка смоленского композитора Ивана Трушкина, хореография и либретто Ирины Джавровой. Тема балета – воинский подвиг, преемственность героических традиций народа.

Почему орлы? Помните памятник с орлиным гнездом в сквере Памяти героев в Смоленске?

А чуть раньше в народном театре был поставлен также оригинальный балет Джавровой на музыку композитора Агабабова «Буревестник». Кроме того, Джавровой как балетмейстеру принадлежат хореографические версии романса Рахманинова «Ночь» и «Лунной сонаты» Бетховена.

В 1968 году Ирина Джаврова была удостоена почётного звания «Заслуженный работник культуры РСФСР», а к названию возглавляемого ею творческого коллектива было добавлено слово «народный». Серьёзное достижение по тем временам. В 1975 году журнал «Театральная жизнь» посвятил смоленскому народному театру целый разворот.

А 1 апреля 1984 года состоялся вечер Смоленского народного театра балета в Народной филармонии в Москве.

Во время нашей встречи с Ириной Константиновной она с гордостью показывала мне программку того вечера, а также том энциклопедии «Балет» (М., 1981), где в статье «Балетная самодеятельность» упомянуто её имя.

Скончалась Ирина Константиновна Джаврова 24 июля 1994 года, не дожив трёх недель до своего 75-летнего юбилея.

Она прожила яркую, красивую жизнь. И умерла красиво – в одночасье. В этом последнем для неё 1994 году она успела побывать на творческих вечерах своих учениц, руководителей коллективов, которые по традиции проводятся в середине мая. Как обычно, выходила на сцену, кланялась, принимала цветы. Буквально за четыре дня до смерти по телефону продиктовала мне своё мнение по поводу одноактного балета «Белоснежка и семь гномов» – последней на тот момент постановки любимой своей ученицы балетмейстера Елены Егоровой. Я писала статью о творчестве Елены Ивановны, и мне хотелось сослаться на мнение Ирины Константиновны. Будучи балетмейстером Смоленского драматического театра, Елена Егорова является художественным руководителем театра «Молодой балет» при Дворце творчества детей и юношества, где педагогами-репетиторами с ней работают ученица Ирины Константиновны Инна Ефимова и её собственные ученики, где работал безвременно ушедший из жизни Виктор Смольяков.

В репертуаре театра «Молодой балет» есть одноактные балеты, а также многочисленные хореографические миниатюры, созданные на основе классического, характерного и современного танца. Театр представляет Смоленск на конкурсах и фестивалях, проводимых в России, а также  за её пределами. На V Всероссийском фестивале детских любительских музыкальных театров «Синяя птица» в Москве, собравших десять балетных и восемь оперных детских коллективов страны, смоленский театр «Молодой балет» Елены Егоровой получил Гран-при за спектакль «Гадкий утёнок». В 2018 году театр Елены Егоровой был удостоен национальной премии в области культуры и искусства «Будущее России».

Смоляне благодарны Джавровой за то, что ей удалось сделать массовым изысканное и строгое искусство классического танца, приобщить к балету не только медицинский институт, где она долгие годы проработала доцентом кафедры микробиологии, но практически весь город. «Кем была для нас Ирина Константиновна Джаврова? – вспоминает её ученица Зоя Смольякова. – Учителем, другом, человеком, к которому приходишь поделиться творческим замыслом, радостью или болью, обсудить новую книгу или телепередачу о балете, просто услышать голос, перебрать (в который раз!) ворох фотографий – огромный архив, ведь только смоленскому любительскому балету посвятила она почти пятьдесят лет жизни… Ирина Константиновна воспитала множество учеников, навсегда «заразив» их любовью к российскому балету, русской культуре в целом. Многие её ученики стали профессионалами – танцовщиками, балетмейстерами, педагогами-хореографами, другие выбрали иную жизненную дорогу, но всем, кто соприкасался с ней, она щедро дарила сокровища своей души и таланта. Это была её миссия. Она выполнила её до конца. Как у Цветаевой: «Пляшущим шагом прошла по земле! – Неба дочь! С полным передником роз! – Ни ростка не наруша!..»

В 2014 году Ирине Константиновне Джавровой исполнилось 95 лет. К этому событию второкурсниками Смоленской медакадемии (с 2015 года медицинский университет) был подготовлен документальный видеофильм, на презентацию которого в музее академии собрались все, кто  её знал.

А в этом году, в мае, традиционные хореографические вечера театра «Молодой балет» на сцене драматического театра были посвящены Ирине Константиновне. Перед концертной программой был показан видеофильм об основательнице смоленской балетной школы. Текст от автора читал артист Олег Кудрявцев. 

На снимках:

  1. Заслуженный работник культуры РСФСР Ирина Константиновна Джаврова.
  2. И.К. Джаврова во время репетиции.
  3. Студенты мединститута Андрей Витченко и Елена Казакова со своим учителем И.К. Джавровой.
  4. «Умирающий лебедь» Сенс-Санса. Солистка Эмма Посредникова.
  5. Сцена из одноактного балета Елены Егоровой «Белоснежка и семь гномов».

Фотогалерея