Песня

Весна в Кустанайской степи – чудо: до самого горизонта расстилается ковер желтых тюльпанов (қызғалдақ) на фоне бескрайнего голубого простора. Пролет лебедей сопровождает какая-то неземная музыка. Теплые вечера напоены легким запахом полыни. Степь полна ожиданий. 

Вечерами в поселковом клубе собиралась молодежь. В фойе доморощенный эстрадный ансамбль терзал инструменты. Времени до киносеанса было предостаточно, и я приютилась в уголочке зала. На большой сцене проходила репетиция вокалистов. Музыкальный руководитель буквально за руку вывел к микрофону девочку, и та, слегка смущаясь, запела неизвестную мне доселе красивую казахскую песню «Отец».

Девочку звали Консулу, что в переводе «дневная красота». Она была дочерью чабана. Я не раз видела, как Консулу скакала по степи во весь опор на лошади, без седла. В одной руке у нее была уздечка, а в другой отцовская камча (плеть). Лошадь и девочка сливались воедино. С ковбойским гиканьем она гнала отару овец на ночевку в кошару.

Сейчас, трогательно - нежным голосом с легкой хрипотцой, она пела. Грешным делом, я думала, что песня народная.

Прошло много лет, время стерло из памяти слова, но мелодия осталась. Случайно в Интернете услышала ту самую песню. Текст был напечатан под клипом исполнительницы. Оказалось, что песня вовсе не народная. Музыку написал знаменитый композитор Нургис Тлендиев на стихи известного поэта Мухтара Шаханова.

В Казахстане пока пишут кириллицей, и я смогла  прочитать текст. Прочитать-то прочитала, да ничего не поняла. С тех пор я фанатично хотела узнать перевод, чтобы понимать, о чем пою. Помог в этом деле мой хороший знакомый - Жанаберген («Душа человек»). Учительница - казашка из оренбургского поселка Актюбинский - по его просьбе сделала перевод-подстрочник:

Как молодая нива, я рос по жизни вольно и свободно,

О будущем не думал.

Так обо мне заботился отец и предупреждал:

Вознесешься высоко  - крылья побьешь.

Душа моя, отец, играя с чувством на домбре,

Грудь наполняешь радостью.

За высокие чувства буду биться я.

А ты, отец, стой впереди неприступной горой.

Сейчас я иду своей дорогой.

Я твой друг. Надеюсь, ты рад.

Будь счастлив, папочка.

Я продолжаю твою жизнь.

Наконец - то дело пошло, - подумала я, получив письмо со словами песни.

Но меня ждало разочарование. Слова подстрочника никак не ложились на мелодию, хотя смысл был понятен. Что ж теперь делать-то? После долгих сомнений и терзаний решила завершить многолетний коллективный труд собственным  авторизированным переводом.

Вот что получилось:

Скакуном несется жизнь, - не торопись…

Труден путь, но ты в седле, мой сын, держись.

Выше звезд зовет орлиное крыло,

Успокой коня у бездны все равно.

Дорогой отец - надежная гора,

Отпусти, зовет былинная домбра.

Я вершин достигнуть должен, как Дедал,

Ты достаточно отваги в путь мне дал.

Верность долгу сохранит и сына сын,

Тот, кто предков чтит, тот в мире не один.

Будь, Аке, здоров, Господь тебя храни!

Пусть продлятся твои радостные дни.

Друзья, стихи  «запелись»!

***

Закончила работу и стала размышлять: «Как случилось, что я, русская, с такой любовью и трепетом пою казахскую песню? И ментальность у меня иная, и языка не знаю?»

Видимо, музыка, хорошая песня, - интернациональна по своей природе. Но все же, в заключение, хочу сказать, что лучше первоисточника – только первоисточник. 

Послушайте и решайте сами: 

 

Читайте также

Благодарный поклон

№4 (224) 2019 г. 589

ОТ РЕДАКТОРА: Ровно 20 лет назад, в апреле 1999 года, я учредил Общество с ограниченной ответственно...

Образ малой Родины

№4 (224) 2019 г. 392

Издание высокой культурыПоявление журнала «ЛиФФт» стало благотворным явлением для литературной среды...

Искусство смоленской "глубинки"?

№4 (224) 2019 г. 388

В залах  Дома художника экспонируется выставка художников Вязьмы «Мой любимый город». Даже бегл...