Новые сказки о старой мечте

Человек - это древний принцип праведности, и
лишь того из людей истинно допустимо
называть человеком, кто мудр, нравственен и
духовен.

Повествования о жизни текущей не всегда приятны глазу и воспринимаются адекватно. Посмотрев на повествования о жизни, душе, событиях и лицах,  заметил одну особенность, которая привлекла внимание. Количество читателей, заинтересовавшихся мыслями и взглядами авторов, обратно пропорционально удаленности взгляда от центра происхождения жизни или его органов. Иными словами, чем большую низость и подлость совершают герои повествований, а также  вымышленные действа и лица, тем активнее читательский спрос. 

Возникает закономерный вопрос: почему так происходит. Неужели нет других тем, вызывающих бОльший интерес? Ответ очевиден. Просто люди хотят нормально жить.  Им не безразлично, что происходит в их родном городе, области и стране.

Посему закономерен и вопрос к уполномоченным органам: а Вы, господа надзирающие, читаете, что пишут о своей жизни люди? Или только пасьянс и косынку гоняете на служебном компьютере? Сколько душераздирающих историй о прямом беззаконии пишется и говорится в СМИ, но их никто не слышит. Вспоминают, что об этом когда-то писали, но вспоминают уже поздно. Приходится прилагать неимоверные и героические усилия, чтобы устранить последствия, которых могло и не быть. Нужно, чтобы наделенные неограниченными полномочиями граждане-начальники добросовестно и профессионально выполняли свое дело.

Примеров тому множество. Вот один из них, что недавно приснился автору после общения с зажравшимся начальником одного отдела из владений сладенького Упыря.

Жители города и области, свято чтя память предков, павших в борьбе и построивших сей прекрасный город, никак в голову не могут взять: почему живем без войны, а как на военном положении? Производство работает, а нормального товара не производится, проблемы текущей жизни возникают, а  по-людски их решить невозможно.

Вопросов без ответов набралось бы достаточно много.

Как-то сидели в бане Сладенький и его приближенные, а также приглашенные и просто обслуживающий персонал и попивали напитки, заедая заморскими разносолами, что в красивых упаковках, но по вызывающему вопросы качеству. Но поскольку это заморские деликатесы, то на качество уже и не смотрели, пожирали, давясь и запивая "Русской".

И состоялся вот такой примерно разговор. Восспрашает Сладенький у своего зама:

-Скажи друг мой, Саныч, почему у городе так плохо стало, да и у нас КЭШа поубавилось? Когда ты был замом, тоже первым в городе у Братка, у нас были поступления от разных источников, а особенно из города. Но теперь, когда ты тоже зам, и тоже первый у меня, поступления уменьшились в разы.

Где из-за дивана раздался писклявый голосок:

-Так ведь рокировка прошла. Не все пошло по нашему сценарию. Вмешались внешние силы. От прежнего управления Браткова мало кто спасся. Только мне удалось чистым выйти и вовремя укрыться в стенах  под твоим началом. Сам помнишь, как мы долго разрабатывали откаты и отмывы через приглашенного спеца в дорожном строительстве. И что? Он намыл себе бабла, а нам головной боли, и слинял за бугор. Мы тогда много на него списали бюджетных. Даже заводы ненужные никому купили. Теперь на складах лежат их останки. Зато куш был наваристый! Всем хватило! Но он, хапуга, нас кинул и основные бабки оставил за кардоном, куда и слинял. А по набережной тоже по празднику приход был. Но вот банки слились, и наши денежки плакали. Остались только крохи. И в городе стало плохо. Кто-то слил нас. Я вынужденно подставил с Братком на разборки идеолога и контролера из городской службы заказчика - Вову. Но он молчать будет, потому как не выгодно трепать. Он со своей наложницей замаран по уши. Да и срок ему корячится нехилый.  Мы тогда по очистным прошлись и соцобъектам. Наши доли застряли в столице, а вытащить их можно только через сидельца. Но и помочь уже не можем. Контора на хвосте. Так что нужно новый проект разрабатывать.

Сладенький обратился к сидящей рядом даме - не первой свежести, но еще в соку:

-Скажи мне, Краля, что делать будем? На что жить? Коль свои кровные вытащить не можем! Может, через твое ведомство надавить и вытащить, или новое что предложишь?

Дама, поправим мокрые волосы, легким движением головы откинув прядь со лба, тихо прошептала:

-Через мое ведомство нельзя, заметно. Потом мы - надзиратели, а не исполнители. Мы и так вашего сидельца вытаскиваем, как можем. Дело на пересмотр отправили. От строптивого защитника избавились, чтобы не мешал своей активностью и несговорчивостью. Тихонько должно все завершиться, и он скоро выйдет. Наши денежки вернет и будет работать на нас по-прежнему, но уже на нелегальном положении. А сейчас надо город прибирать к рукам. Этот ботаник нам не ровня. Оперился и уже свой карман набивает. Пора его в отставку. Решение мы засилим!

Тут к столу подплыл круглолицый с прищуром, но совершенно лысый  участник застолья и гордо провозгласил, что он готов возглавить город со всеми вытекающими, затем залпом выпил полстакана виски и вернулся в бассейн.

-НЕ. Дело тонкое. Тут грубой силой не возьмешь, - сказал доселе молчавший, тоже лысеющий, но еще молодой с обильной растительностью на груди любитель зелени, шашлыка и молоденьких дамочек представитель другой ВАААжной структуры, принимающей окончательные решения. Предлагаю отправить на исправление в город первого зама Саныча. Кашу заварил, пора отвечать. Сидельца мы изолируем, теперь он притих и будет работать. Других помех не будет. Ситуация нормализуется. Люди управляемы. 

В наступившей тишине послышался шорох из-за дивана:

-А может я не хочу, - пролепетал Саныч. - Я там уже был, и мне достаточно.

От стены послышался кашель и кто то хрипло просипел:

-Решение принято, Саныч, и не обсуждается. Готовься. Создай  оппозицию. Побольше недовольства. От моего имени гневное письмецо сваргань. Судебку подтяните. Чтобы было правдоподобно, чтобы люд строптивый поверил в праведность наших действий и поддержал перемены. Набери людей. Выдвини побольше болтунов. Войдешь в управление городом спасителем. Всем участникам застолья предлагается оказать будущему голове всяческую поддержку, а крамолу гасить на корню!

В голове послышался шум, затем звук заведенной автомашины. И сон прервался.

Странный какой-то сон. Лиц не видно. Одни знакомые голоса. Вряд ли у нас такое возможно. Первое, что пришло в голову, отходящую ото сна, - ведь у нас уважаемые и порядочные люди избраны в Советы. Они не дадут просто так поменять Голову по указке.  Это же вредно для города! Городское хозяйство и так не управляемо от засилья разного рода засланцев, гребущих только в свой карман. Архитектура, коммуналка, строительство жилья и прочее хозяйство нуждаются в постоянном контроле и работе слаженной команды. Не могут разные ветви власти воевать друг с другом. Так не должно быть.

А с другой стороны, почему бы и нет? Ведь управляют же разными структурами ничего в них не смыслящие фотографы, медсестры,  товароведы, отставные военные, бывшие оперативники и прочие бывшие, не пришедшиеся ко двору, но просочившиеся во властные структуры. Иными словами, КУХАРКИНЫ ДЕТИ и поныне у власти, как завещал нам вождь всех времен и народов.

 За сим, с великой надеждой на разум избранников и совесть, если что то осталось на принятие решения в интересах людей, а не токмо живота своего,

Ваш МАКАР Зацепин.