Кого «назначат» виновными?

Эта публикация на популярном смоленском интернет-портале взволновала общественность: в отделении неврологии Вяземской центральной районной больницы не оказали помощь больному с подозрением на инсульт. В результате человек в лучшем случае останется инвалидом на всю оставшуюся жизнь. 

Сообщим некоторые подробности этого чрезвычайного происшествия. Владимир К. упал и потерял сознание. Скорая помощь доставила пациента в ЦРБ. Дежурный врач заявил супруге больного, мол, ничем вам помочь не можем, обследование произвести нечем, да и нет свободных мест в отделении. Но женщина настаивала на госпитализации мужа. Два с половиной часа супруги на кушетке прождали прихода заведующей. Потом Владимира все же приняли, но наотрез отказались транспортировать в другую больницу, где имеется возможность провести обследование на компьютерном томографе. На свой страх и риск жена повезла мужа на рейсовом автобусе в столичную клинику. Московские врачи возмущались, что их вяземские коллеги упустили время. Больного, которому поставили страшный диагноз, - субарахмоидальное кровоизлияние головного мозга - прооперировали в НИИ имени Склифосовского. Операция прошла успешно, но состояние больного остается тяжелым.

Как же так получилось, что в Вяземской ЦРБ не лечат такое распространенное заболевание, как инсульт? Проблема, как мне пояснили специалисты, - в неисправном еще с лета компьютерном томографе. Без подтвержденного обследованием диагноза врачи попросту не решаются на экстренные реабилитационные меры и на хирургическое вмешательство. 

Между тем, спасение от инсульта, по заключению профессионалов,  одно - скорость проведения реабилитационных мероприятий. Не случайно Министр здравоохранения России Вероника Скворцова неустанно повторяет медикам о так называемом «золотом часе». Это время, которое дается врачам на экстренную помощь пациенту, чтобы тот не превратился в инвалида.

Есть приказ Минздрава России от 15.11. 2002 г. №928н «Об утверждении Правил оказания медицинской помощи больным с острым нарушением мозгового кровообращения». Приказ зарегистрирован в Минюсте России и имеет, таким образом, силу закона для тех, кого он касается. В приказе до минуты прописано время на анализ крови, проведение компьютерной или магнитно-резонансной томографии головного мозга. Время с момента поступления больного в медицинскую организацию до перевода  в профильное отделение установлено в границах не более 60 минут. На реабилитационные мероприятия отведено всего 4,5 часа. Потом тромб в сосуде головного мозга попросту нельзя будет ликвидировать  без серьезнейших негативных последствий для пациента.

Стало быть, неоказание неотложной помощи больному в течение этого времени является преступлением. В Уголовном Кодексе Российской Федерации имеется статья 124, касающаяся неоказания помощи больному. Привлекаемые по этой статье лица признаются виновными в невыполнении действий, необходимых в данной ситуации для спасения жизни, облегчения страданий потерпевшего или его лечения. Как мне представляется, работники Вяземской ЦРБ и организаторы здравоохранения, ответственные за поставку и техническое обслуживание оборудования, как раз подпадают под эту статью Закона и должны быть привлечены к уголовной ответственности.

Несмотря на кажущуюся простоту расследования совершенного преступления, сложно установить истинно виновных. Потому что медики могут в свое оправдание сказать, что при неисправном компьютерном томографе они не в состоянии безошибочно установить диагноз, а, следовательно, и приступить к спасению больного. По отказу от транспортировки в лечебное учреждение другого района могут дать пояснение, что отсутствует автотранспорт. В такой ситуации спрос должен быть с организаторов здравоохранения - администрации ЦРБ, чиновников департаментов областной администрации, не предусмотревших связанные с работой томографа расходы, и также депутатов областной Думы, не обеспечивших финансирование технического обслуживания оборудования, необходимого для спасения людей.

В свою очередь, «народные избранники» могут посетовать на то, что опасаются порой выделять огромные деньги на приобретение дорогостоящих расходных материалов из-за высокого риска мошенничества как со стороны поставщиков, так и медицинского персонала. В качестве примера, наверняка, приведут нашумевшую историю с рентгеновской трубкой к томографу в Смоленской больнице скорой медицинской помощи, известной смолянам как «Красный Крест». Напомним, что из бюджета больнице выделили 8,5 миллиона рублей на приобретение новой трубки у официального поставщика - фирмы «Тошиба», а руководство медицинского учреждения решило сэкономить средства (или попросту украсть деньги?) и заказало изделие через посредническую организацию. В результате аферы с привлечением ряда участников в «Красный Крест» поставили бывшую в употреблении трубку, «выведенную» с баланса больницы города Владимира. Компьютерный томограф с той поры работал с частыми поломками, фактически считанные дни за несколько лет, а сегодня трубка окончательно вышла из строя.

Долгое время влиятельный покровитель с погонами генерал-лейтенанта откровенно тормозил расследование, о чем не скрывали в приватных беседах даже влиятельные сотрудники правоохранительных органов. Но уголовное дело все-таки, в том числе и благодаря настойчивости редакции журнала «Смоленск», было возбуждено. Велось оно, по моей оценке, ни шатко - ни валко. Но все же, по информации нашего источника в следственных органах, одному из фигурантов дела наконец-таки предъявлено обвинение. А подписавший акт выполненных работ главный врач больницы В.Н. Журавлев оказался вроде как и не при чем…

По схожей схеме «обслужили» томограф на 9 миллионов рублей в медицинском учреждении города Десногорска. Управление ФСБ по Смоленской области даже обратилось за помощью в проведении проверки к руководителю регионального органа Росздравнадзора. Тому пришлось привлекать к проверке московское ведомство, которому непосредственно подчинены десногорские медики. Но московские начальники в установленные сроки проверки ничего не предприняли, что вызывает невольный вопрос: а не «повязаны» ли они с теми, кто, по версии проверяющих, мог украсть из бюджета учреждения миллионы рублей? Удивительную нерасторопность проявляют, по моему мнению, также прокуратура и следователи территориального отдела Следственного управления.

Приведенные примеры невольно вызывают сомнение: а не пойдет ли расследование преступления, совершенного в Вяземской ЦРБ, по апробированному в «Красном Кресте» и в Десногорске сценарию? Мои сомнения подтвердило дальнейшее развитие событий. После публикации на популярном интернет-портале статьи «Отправили домой умирать» следственные органы обязаны были реагировать. Вот и направили из СУ СК России по Смоленской области в адрес территориального органа Росздравнадзора письмо с просьбой организовать проведение соответствующей служебной проверки. Но у меня сложилось впечатление, что это была формальная просьба, чтобы, как говорится, умыть руки. Почему я так думаю? - Да, потому, что в обращении говорится о преступлении, предусмотренном статьей 238 УК РФ. Я не поленился и посмотрел, что же это за статья Уголовного Кодекса. Оказалось, «производство, хранение или перевозка в целях сбыта либо сбыт товаров и продукции, не отвечающих требованиям безопасности жизни». Кто-то возразит мне, мол, в спешке ошибся следователь, не ту цифру написал. Только вот таких «описок» очень много у смоленских следователей. К примеру, в ответе на мою публикацию «Преступление остается незамеченным» следователи сослались на факты, приведенные в другой публикации. И это, к сожалению, не мелочь, а стиль работы. Особенно, когда речь идет о преступлениях, совершенных должностными лицами исполнительной власти. Напомню читателям об известной им «нулевой» реакцию следователей на покупку «Лексуса» для поездок губернатора. На слуху у смолян также отсутствие внятной позиции СУ СК России по Смоленской области по факту некачественного водоснабжения жителей Гнездова по причине использования скважины не на обслуживание поселка, а на нужды так называемого мобилизационного объекта, являющегося фактически резиденцией губернатора. Не проверяют следователи и размещавшуюся в Интернете информацию о баснословных тратах бюджета на видеонаблюдение, охрану объекта, приобретение оборудования для связи через «всемирную паутину».   

Но вернемся к вопросу о проверке по происшествию в Вязьме. По непонятным мне причинам, территориальный орган Росздравнадзора по Смоленской области перепоручил проверку областному департаменту по здравоохранению. А в моем представлении, Росздравнадзор обязан был своими силами проводить проверку, в том числе и взаимодействия департамента с Вяземской ЦРБ. Ведь не исключено, что в длительном неиспользовании томографа повинны как раз-таки конкретные сотрудники департамента, не предусмотревшие выделение денежных средств на ремонт оборудования или приобретение запасных частей.

 Так кого же «назначат» виновным в преступлении по неоказанию медицинской помощи в Вяземской ЦРБ? Будет ли это «стрелочник», как в «Красном Кресте»? Или, как в Десногорске, вообще постараются «замять дело»?

Читайте также

Новые вехи сотрудничества

№2 (222) 2019 г. 431

Шарковщинский район Витебской области хоть и не богат промышленным производством, но славится на всю...

Убийство за убийством

№2 (222) 2019 г. 561

За короткий промежуток времени в различных районах Смоленской области совершены дерзкие убийства. Ка...

Похищали топливо с тепловозов

№2 (222) 2019 г. 543

Машинисты тепловозов филиала ОАО «РЖД» Смоленской области в целях получения дополнительного дохода о...