Новости от Макара Зацепина

Непридуманная история без конца и без начала

Ошибки для того и совершаются, чтобы их можно было повторить. 

История изобилует многочисленными примерами того, как восхождение на олимп  не всегда идет на пользу самому путешественнику, но и его окружению. 

Так и наша многострадальная земля терпит всякую нечисть, сначала рвущуюся к вершинам власти, затем стремящуюся удержать ее любой ценой, а после изгнания все же  страдающая  и пытающаяся как то приблизиться к ней с другой стороны, продолжая общение с действующими, тоже нечистыми на руки держателями скипетра и державы в отдельно взятом регионе и отдельно взятом ведомстве.

События недавнего времени, последовавшие за скорой отставкой ВЖичика, ранее именовавшегося как Ясновельможный ВЖ, показали правдивость народной молвы: сколь веревочка не вейся, а конец будет.

Некогда вышедший из недр сельских беспризорников  МЕШКОВ  прославился большой любовью к представителям женского пола - носителям  высоких родственных связей. Он  сделал свою карьеру, дойдя до врат Высшего Заседательного органа с местом под солнцем и внушительным финансовым вспомоществованием, без прав и ответственности.

Одно время наш герой приблизился к всесильному генералу, не видевшему войны и не нюхавшему пороха, но имевшему боевые награды.  Мешков пролез в высокие стены региональной рады, заняв невысокую должность, а после перестановки даже стал Г=главой Высшего совещательного органа региона, якобы являющего собой одну из ветвей власти.

Людишки низкого пошиба видны издалека. Вот и наш герой, с рождения обиженный и обделенный, страдал все тем же комплексом «Наполеона», всегда стремился выделиться, выпячивая грудь колесом, но оставаясь с хлипкой душонкой и нечистыми помыслами. Однажды он подсидел своего руководителя в совхозе, заявив, что именно этот руководитель повинен в убытках, кои причинены из-за разницы в курсе валюты, недальновидности в экономической стратегии. Руководителя сместили, а на его место избрали Мешкова. Не зная, что делать, Мешков обратно принял на работу уже бывшего руководителя своим заместителем, который и продолжил свою прежнюю работу.

Такой случай в карьере Мешкова не единичен. Много людей пострадали, пока он взбирался по лестнице тщеславия на олимп.

Но наступили другие времена, и Мешкова с треском выпроводили на улицу.  Уходить страстно не хотелось, и он попросился к новым хозяевам подносчиком снарядов и осведомителем по совместительству. Видимо, хорошо просил, жалостливо, что получил неприметную должность в регионе руководителя статистической службы. До пенсии доработал, казалось, живи себе спокойно и не лезь на рожон.

Но не таков Мешков, ему по- прежнему хочется быть в гуще событий и мошну набивать.

Однажды, прогуливаясь с собачкой по парку недалеко от своего дома, он увидел бредущего с понурой головой своего старинного приятеля, с коим пробивались в люди еще во времена разрухи. Правда, потом пути их разошлись, он пошел в политические лидеры, а его приятель осел в банковской сфере, где каждый зарабатывал себе на жизнь, как мог.

Иногда их пути пересекались, и они даже помогали по работе друг другу, не забывая, конечно, про личное одолжение, реализовавшееся, как обычно, в дополнительный доход, сопоставимый с бюджетом небольшого района.

Так вот, встретив старого приятеля в парке, Мешков поинтересовался самочувствием и проблемами, кои того одолевали. Приятелем был известный в своей сфере финансовый Гуру Василий Лис, передавший подконтрольный ему банчок с сельским названием, но не сельскими активами, своему сынку, добродетельному малому,  исполнительному, но бесхарактерному. Сам же Лис переместился на ступень выше и стал блюстителем в этой же сфере по ближайшим  территориям, в том числе и своей, где он оставил сына.

Лис поведал Мешкову, что его посетила невезуха. Его сын попал под раздачу, и он, Лис, не смог ничего сделать, хотя и занес, как договаривались, кому следует. Единственное, что сделали, так это оставили до поры на свободе. Но пока рассматривался вопрос, его подельник, не безвестный колхозник, получавший за небольшое вознаграждение хорошие средства для развития своего хозяйства, потом, правда, разорённый новыми хозяевами жизни, сильно заболел, сердце не выдержало пресса, и дело в отношении него выделили в отдельное производство. Теперь его сын ожидает окончательного решения своей судьбы с подручным по прежней работе, но уже на казенных харчах.

Обрадовавшись такому известию, Мешков, не подавая в этом виду, тоже   сочувственно склонил голову и пожелал Лису терпения. При этом он вспомнил, как менял ситуацию с колхозником, который ранее уже был в такой же роли. Тогда он спокойно заработал сам и дал возможность заработать другим. Он принял тогда от зятя колхозника двушечку с полтиной евреек, передал главному решальщику около двушечки, и все остались довольны. Колхозник вначале кобенился, получив условную меру, потом его осекли, поместив с инфарктом на нары, а после прихода зятя выпустили восвояси с той же условной мерой и напутствием: обращайся, коли что. Его окружение позволяло тогда это делать, да и обстановка благоволила.  И задумался Мешков, а не повторить ли ему комбинацию еще раз?

Похлопав приятеля по плечу, Мешков высказал предположение о возможном покровительстве, но не бескорыстно, конечно. Старый Лис, зная Мешкова давно, понимал: этот своего не упустит. И не желая расставаться с кровными, сказал, что он совсем оголен длительностью выкачивания и на жизнь почти не осталось, но за сына готов поднапрячься. Изрек, что имеет немногим более десятки деревянных, но сильно засомневался, хватит ли на хорошую перспективу. 

Мешков немного помолчал и заключил, что спешить не надо, он посоветуется с главным, тем более по весне тому на заслуженный отдых, да и должок у него имеется не закрытый. Результат он сообщит.

Лис воспрянул  духом, потому как знал возможности и связи Мешкова, надеясь на старые дела и небольшое вознаграждение. Расставшись с Мешковым, он побрел по парку, включив калькулятор предстоящих трат, которые способны  сильно потрепать и без того похудевшую его мошну.

Через несколько дней Мешков позвонил Лису и сообщил хорошую новость, мол, решение проблемы найдено, но имеются трудности с окончательной перспективой. При встрече он  объяснил Лису, что максимально, что можно сделать, так это значительно снизить срок, и через какое то время сын будет дома.  Так лучше, потому как времена изменились, поэтому все должно быть реально и близко к правильному. Сие действо обойдется старому приятелю немного по нынешним временам - в чертову дюжину деревянных. Его же участие не оценивается и остается на усмотрение Лиса.

Лис попытался перейти на условия полного выхода сына без обременения, но получил твердое нет и понял, что спорить бессмысленно. Решил снизить расходы, сказав, что имеет всего двенадцать, не более. Он был уверен, что жадный Мешков, не желая упускать возможность поживиться, обязательно согласится. Так и произошло.

Приятели разошлись по-приятельски. Каждый пошел своей дорогой, и каждый думал о своем.

Немного отойдя от Мешкова и посмотрев, что за ним не наблюдают, Лис повернул во двор, где его ожидал невзрачный мужчина с невидимыми чертами лица и неприметной внешностью, весь в сером. Лис что-то передал незнакомцу и быстро, выйдя  обратно на улицу, поспешил домой.

Оба приятеля еще не знали, что стали участниками игры, которая вскоре всколыхнет многих в этом сонном многовековом городе - от охранников до высоких охраняемых.

События тем временем шли своим чередом. Как и было оговорено, сын неожиданно получил значительное снисхождение, остальные его подельники по мелочи.

Все бы хорошо, если бы не ветер перемен.

Мало кто догадывался, что режиссура имеет такие свойства, как изменчивость. Особенно в смутные предвыборные периоды, когда люди охочи до жареного - дабы быть уверенными, что предлагаемый курс правильный и единственно необходимый.

Успешно заснятые видео и фотоматериалы, качественные аудиофайлы, подкрепленные номерами деревянных купюр, лучше слов говорят о перспективах встречи с Дедом Морозом на лесосеке не только под Новый год, но, возможно, и в другое время года.

Мешков по обыкновению сначала уполовинил, а затем еще отстегнул от пирога кусочек и со спокойной совестью, коей у него не было отродясь, отнес уходящему на покой и его приближенному остальное. При этом он уверял своих  собеседников, каждого в отдельности, отдавая их дольки, что выжал из ситуации максимум. И это было правдой. Он выжал из ситуации для себя максимум возможного. Не зря же он занялся статистикой.

Но тут сценарист изменил сценарий.

Во всемирной паутине промелькнуло известие, что из далекой Австрии собираются передать (экстрадировать) укрывающегося там любителя легкого хлеба, умыкнутого им со товарищи со стола строительства Набережной, что к юбилею града предназначалось.

В это же время по случайности оказалось, что Мешков попал в поле зрения по поводу Набережной, а  Лис оказался кстати для восполнения связей старых приятелей и их покровителей.

Как все происходило, тайна за семью печатями. Только стало известно, что вдруг, ни с того, ни с сего, Всесильный и могущий Верховный жрец  неожиданно подает досрочно в отставку со своего кормящего кресла, а его заместитель и претендент тоже в отставку подает по предложению высших сил, коим отказать невозможно, уж больно вескими  аргументы оказались. Другой фигурант, замешанный в своих делах, о коих ранее вещалось, не захотел уйти тихо, а зря.

Теперь иные соплеменники правят бал в бывших владениях ВЖ, идет расчистка   плацдарма для других обитателей цитадели права и бескорыстия.

Мешков же, потеряв многое, получил по заслугам. Олимп оказался для него слишком крут, или он оказался слишком глуп?

ВЖ, как и ожидалось, на себе проверяет способы и действа, ранее санкционированные им в отношении других.  У него так же, как и небезызвестного борца с контрой Захарченко, тоже что-то нашли, только не под диваном, а в бане. И тоже лямы разных валют, непонятно откуда взявшихся.

Лис ждет сына, дело которого пересматривается.

Амазонки притухли, цыганки разбухли, каждый играет свою роль, но финала не знает никто. И далеко не у каждого он будет хорошим.

БУДЕТ ЛИ ШУМНО или БУДЕТ ТИХО проходить дальше компания, увидим.

Сколько еще таких!

За сим с искренней верой в будущее,

Ваш Макар Зацепин.

Добавить комментарий

Правила добавления комментариев
  1. Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц их написавших, и не является мнением администрации сайта journalsmolensk.ru. 
  2. Каждый автор комментария несет полную ответственность за размещенную им информацию в соответствии с законодательством Российской Федерации, а также соглашается с тем, что комментарии, размещаемые им на сайте, будут доступны для других пользователей, как непосредственно на сайте, так и путем воспроизведения различными техническими средствами со ссылкой на первоначальный источник. 
  3. Администрация сайта journalsmolensk.ru оставляет за собой право удалить комментарии пользователей без предупреждения и объяснения причин, если в них содержатся:
  • - прямые или косвенные нецензурные и грубые выражения, оскорбления публичных фигур, оскорбления и принижения других участников комментирования, их родных или близких;
  • - призывы к нарушению действующего законодательства, высказывания расистского характера, разжигание межнациональной и религиозной розни, а также всего того, что попадает под действие Уголовного Кодекса РФ; 
  • - малосодержательная или бессмысленная информация; 
  • реклама или спам; 
  • - большие цитаты; 
  • - сообщения транслитом или заглавными буквами за исключением всего того, что пишется заглавными буквами в соответствии с нормами русского языка; 
  • - ссылки на материалы, не имеющие отношения к теме комментируемой статьи, а также ссылки, оставленные в целях "накручивания трафика"; 
  • - номера телефонов, icq или адреса email. 

Защитный код Обновить

Читайте также

ОНФ. Смоленская медицина нуждается во внешнем управлении

№1 (209) 2018 г. 8336

Размах и масштабы мероприятия. Столько людей в одном месте я никогда раньше не видел. Дискуссионные ...

К рождеству проповедь

№1 (209) 2018 г. 792

Слово митрофорного протоиерея Михаила Горового на Рождественской литургии для детейСвято-Успенский к...

Земной космос художника Лисинова

№1 (209) 2018 г. 1252

Прошло двадцать с лишним лет, а я всеми фибрами чувствую поток эмоций, исходящих от его полотен, сло...