Архив 2013 - 2017 гг.. областного журнала Смоленск

Смоленский журнал

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Главная 2017 №12 (208) декабрь 2017 г. К 100-летию службы безопасности России

К 100-летию службы безопасности России

Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Бойцы невидимого фронта


Михаил Рабинович, кандидат исторических наук, член Союза журналистов России

    Image folder specified does not exist!
  •  

100 лет – это целый век. А век двадцатый был до предела насыщен событиями. Одни из них радовали, другие оставляли незаживающие раны. Драматично складывалась и судьба органов безопасности. Необоснованные массовые репрессии – мрачная страница в истории органов. Да, встречались среди сотрудников и садисты, и, выражаясь словом писателя, «недообразованцы», готовые выполнять преступные приказы.  Но дабы оставаться объективными, учтем некоторые забываемые обстоятельства.
Во-первых, инициатива массовых чисток по «разнарядкам» исходила не от органов безопасности, а от высшего политического руководства того времени. Во-вторых, НКВД – одна из наиболее пострадавших от беззакония организаций. Достаточно напомнить, что в годы репрессий сменились три (!) генерации сотрудников госбезопаности, ставших жертвами произвола. И еще: были арестованы пять руководителей внешней разведки – людей честных, мудрых и опытных. И третье: избежавшие горькой участи самоотверженно, не щадя сил и самой жизни, сражались с фашизмом. Достойное место среди них занимали и наши земляки.
Им посвящена моя книга «Великая Отечественная: эпизоды и размышления». Отрывок из книги я предлагаю вниманию читателей журнала «Смоленск». Пусть этот очерк станет своеобразным поздравлением ветеранам и действующим сотрудникам со 100-летним юбилеем органов безопасности! Ведь на героических примерах бойцов невидимого фронта должны формироваться традиции Федеральной службы безопасности России.


Разведчица и писательница

В 2017 году исполнилось 110 лет со дня рождения Зои Ивановны Воскресенской.
Когда смоленский журналист Сергей Витальевич Новиков брал интервью у З.И. Воскресенской в 80-х годах прошлого века, он, как и все остальные смоляне, был уверен, что беседует с известной детской писательницей, чьи книги вышли общим тиражом более 20 миллионов экземпляров. Журналист и все другие наши земляки очень удивились бы тогда, узнай о том, что писательству посвящена лишь вторая половина сознательной жизни Зои Ивановны, а предыдущие 25 лет были посвящены разведке.
Есть основания полагать, что путь Зои Воскресенской, увенчавшийся званием полковника и ответственной должностью в Первом главном управлении Комитета государственной безопасности СССР, начинался у нас в Смоленске. В далеком 1921 году началась служба Зои в войсках ВЧК. Было в это время будущей заслуженной разведчице и известной писательнице всего 14 лет. За год до этого умер от туберкулеза отец, тяжело заболела мать. Девочке в одиночку пришлось содержать и маму, и двух младших братьев. Шли годы, Зое пришлось сменить несколько работ в Смоленске. А в 22 года ее пригласили на штатную должность в Иностранный отдел ОГПУ. Всего через месяц занятий на разведкурсах она заговорила по-немецки не хуже жительниц Берлина. Но первая загранкомандировка не в Европу, а в Азию, в Китай. Здесь она формально делопроизводитель в Советском синдикате. Подробности работы Зои Ивановны и ее коллег в Китае до сих пор засекречены...
Нет возможности подробно пересказать большую и полную приключений и испытаний жизнь разведчицы. Остановимся на некоторых примечательных эпизодах.
Предвоенный период. Воскресенская в Москве, где она становится одним из ведущих аналитиков спецслужбы. Ее главная задача - сбор разведданных о военных замыслах политической и военной верхушки Германии. Именно к Зое Ивановне стекается вся информация от самой важной для нас организации немецких антифашистов, позднее названной «Красная капелла».
И вот наступило 17 июня 1941 года. Майору (в ту пору) Воскресенской поручено подготовить важнейший документ - аналитическую справку для Сталина о планах гитлеровской Германии в отношении Советского Союза. Справка большая по объему, но с коротким резюме: СССР на пороге войны, нападение можно ожидать в любой момент.
Документ, основанный на анализе агентурных данных с приведенным выводом, понес хозяину (Сталину) Павел Михайлович Фитин - начальник главного разведывательного управления. Через много лет в своей книге «Теперь я могу сказать правду» Зоя Ивановна напишет: «Трудно передать, в каком состоянии мы, коллеги, ждем возвращения Фитина из Кремля. Собрав соратников, Фитин сообщил: «Хозяину доложил, Сталин швырнул доклад мне. Это блеф! - раздраженно сказал. - Не поднимайте паник. Не занимайтесь ерундой. Идите-ка и получше разберитесь». До начала войны оставалось меньше недели.
Одна из глав воспоминаний разведчицы носит интригующее название «Вальс у Шуленбурга». Стоит напомнить: Шуленбург до 1941 года был послом Германии в Советском Союзе. А эпизод, описанный З.И. Воскресенской, произошел тоже в июне 1941 года, но еще в начале месяца.
Эпизод этот, помимо самой Воскресенской, описывался разными авторами. Это вынуждает к возможно краткому его изложению.
Итак, гитлеровская Германия решила опровергнуть слухи о готовящемся нападении на Советский Союз. С этой целью в Берлине задумали продемонстрировать верность советско-германскому договору августа 1939 года. Для подтверждения этого замысла в Москву была направлена группа солистов балета Берлинской оперы. Германский посол решил дать в их честь обед с приглашением на него звезд нашего балета.
Зое Ивановне было предложено быть среди приглашенных на этот обед в качестве представителя ВОКС - Всесоюзного общества культурных связей с заграницей. По словам начальника Главного управления контрразведки П.В. Федотова, разведчице следовало оценить обстановку в Германском посольстве, выявить настроения, учесть разные летали, интересующие наши инстанции.
После довольно скромного обеда в посольстве начались танцы. Советскую красавицу пригласил на тур вальса сам германский посол. Танцуя, пара прошла анфиладу комнат, что и позволило Зое Ивановне сделать несколько важных наблюдений. Так, она увидела на стенах следы от недавно снятых картин, в конце анфилады комнат нельзя было не обратить внимание на груду подготовленных чемоданов. Кроме того, поддерживая разговор с партнером по танцу, Зоя Ивановна уловила в его словах некоторые настораживающие моменты.
Из отчета об обеде в посольстве следовало, что германские дипломаты готовятся к отъезду и вся «культурная» акция с балетом сфабрикована для отвода глаз.
К моменту, когда произошли описанные события, Воскресенская была уже опытной разведчицей, неоднократно выполнявшей нередко связанные со смертельным риском задания за рубежом: в Латвии, Германии, Австрии, Финляндии, Швеции.
В Финляндии Зое Ивановне пришлось работать в качестве заместителя своего супруга - другого аса советской разведки полковника Рыбкина, нашего резидента в этой стране. Здесь Воскресенская действовала под видом представителя нашего «Интуриста». Покинуть Финляндию супругам пришлось после начала «Северной войны». Потом были годы работы в Швеции, где супруги Рыбкин - Воскресенская немало сделали для того, чтобы эта страна до конца Второй мировой войны сохранила свой нейтралитет. Немал был вклад супругов - разведчиков, действовавших через свои обширные связи, и в выводе из войны с СССР Финляндии.
Особый этап в непростой биографии нашей землячки - Великая Отечественная война. С первых дней войны Воскресенская была включена в особую группу НКВД, занимавшуюся подготовкой разведчиков, диверсантов и партизан. И снова судьба связала ее со Смоленщиной. С участием Воскресенской создавалось знаменитое партизанское соединение «Бати» - Никифора Коляды, сохранившего от оккупантов территорию в тысячи квадратных километров Смоленской области. Зоя Ивановна приложила руку и к одной из самых оригинальных разведывательных операций НКВД периода войны: созданию разведгруппы ¹1, которая по ее инициативе работала под церковным прикрытием. В собственной квартире в Москве Зоя Ивановна готовила к ответственной миссии в городе Калинине (ныне Тверь) епископа Василия и двух кадровых молодых разведчиков, которым предстояло нести «службу» в оккупированном Калинине под прикрытием отца Василия (В.М. Ратмирова). Группа выявила две резидентуры немецкой разведки, разоблачила более тридцати агентов спецслужб врага, обнаружила тайные склады оружия. За ратные заслуги помощники отца Василия были удостоены орденов, а Василий Михайлович Ратмиров получил от внешней разведки золотые часы. Патриотизм епископа Василия был отмечен в Смоленском Свято-Успенском соборе.
Награды и отличия - свидетельство того, что разведчики - участники операции «Монастырь», задуманной и руководимой землячкой, с миссией своей справились. Однако  главное задание выполнить не удалось. Не удалось по причине, от группы патриотов не зависевшей. А задание можно сформулировать в короткой фразе: «Появится Гитлер - уничтожить». Но оккупация Калинина (Твери) длилась сравнительно недолго - с октября по декабрь 1941 года. Да и линия фронта проходила совсем недалеко. Не появлялся в силу этого Гитлер в городе, не рискнули сунуться сюда и его соратники Гимлер, Геббельс, Геринг - чьи фамилии на Г тоже фигурировали в намеченном для патриотов списке на ликвидацию. Знать бы нашему руководству все заранее, и тогда, возможно, для охоты на фюрера и его кодлу был бы намечен не город Калинин, а наш Смоленск, который во время войны преступник ¹ 1 «почтил» своим присутствием даже дважды. К тому же, как много лет спустя напишет в своей книге, присланной смоленским историкам, бывший адъютант фельдмаршала фон Клюге  Филипп Безелагер, «во время войны было два центра антигитлеровского заговора - в Берлине и в Смоленске».
Примечательные воспоминания о прощании с З.И. Воскресенской-Рыбкиной на Новодевичьем кладбище (Зоя Ивановна умерла в 1992 году) оставил Игорь Атаманенков, подполковник КГБ СССР, писатель, историк спецслужб. В 90-х годах он был студентом литинститута. Его и еще трех его однокурсников руководство ВУЗа делегировало на похороны знаменитой детской писательницы Зои Воскресенской. Почему-то траурная церемония проводилась уже в сумерках. Поначалу ребята, увидев несколько генералов, подушечки с орденами и медалями в руках, решили, что хоронят какого-то полководца, и им неправильно указали место захоронения писательницы. И вдруг в мегафон прозвучало: «Слово предоставляется генерал-лейтенанту КГБ Павлу Анатольевичу Судоплатову, боевому товарищу Зои Ивановны Воскресенской-Рыбкиной». По словам Игоря Атаманенкова, известие о том, что кумир советских детей и их родителей работала на разведку, повергло столичный бомонд того времени в шок. Но, в общем, достойную жизнь венчало и достойное прощание.
Но жизнь полковника разведчицы и писательницы отнюдь не была  безоблачной. Да, с одной стороны, красота, унаследованная от родителей и сохранившаяся до возраста далеко «забальзаковского». В том же роду звание полковника, ордена и медали, заслуженное уважение коллег, успех в выполнении самых сложных, а нередко и рискованных заданий. Но при всем этом раннее сиротство, неудачный первый брак, потеря родственников, включая всех родных супруга Рыбкина, погибших на Украине в гетто, затем гибель, как было объявлено «при исполнении служебных обязанностей», а на самом деле устраненном сатрапами Берии мужа Рыбкина. Горькая чаша не миновала Зою Ивановну и в конце ее профессиональной деятельности, когда она оказалась по чьей-то злой воле на Крайнем Севере сотрудницей ГУЛАГа, к которому никогда раньше отношения не имела.
Отдушиной для незаурядной женщины стала литературная деятельность. Ее книги для детей были переведены на 24 языка мира. Остается только пожалеть, что в силу объективных причин, до сих пор документы архивов, касающихся оперативной деятельности великой разведчицы, остаются под грифом секретности.

 
201305_153.jpg

Журнал Смоленск 2007 год

Журнал Смоленск 2006 год

Чтобы сообщить об ошибках в тексте на нашем сайте, нужно выделить текст и нажать SHIFT+ENTER

Комментарии

  • ВЕРА, ВЕРОЧКА

    21.06.2019 16:10
    Какое счастье, что я знал этого светлого человека! Встретились мы на занятиях "Родника" Юрия Пашкова. Посредством таких людей душа моя осталась в ...
     
  • ПОКЛОН УЧИТЕЛЮ

    03.05.2019 01:25
    Ильющенкова Мария Антоновна после переезда в Смоленск была директором 31 школы, а не 34(как указано в вашей статье). Я являюсь ее внучкой, дочерью ...
     
  • Шишок

    09.12.2018 13:38
    В ноябре этого года,я посетила могилу М.К.Тенишевой,о на находится в идеальном состоянии,видим о А А.Ляпин (мое глубочайшее почтение),остав ил кладбищу ...
     
  • ОПЕРА

    11.10.2018 23:53
    Здравствуйте! Мой дедушка - Кукес Юрий Матвеевич, Народный артист РФ, разыскивает своего двоюродного брата Алексдрова Александра Марковича. Наткнулась ...
     
  • Бога за бороду схватили?

    19.05.2018 17:38
    Могу ли я стоять в стороне, когда честных добросовестных лейтенантов ДПС за добросовестное выполнение своих обязанностей (а это подтвердила служебная проверка ...
     
  • ПОСТОВОЙ КУРИЦЫН

    01.05.2018 23:27
    Из правды в статье только фамилия милиционера. Офицерская форма не смущает? Почему никто не обращался к архивам, не искал родственников? Сколько можно ...

© 2020 Журнал Смоленск. Все права защищены.
Журнал Смоленск — независимое издание.