Архив 2013 - 2017 гг.. областного журнала Смоленск

Смоленский журнал

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Главная 2017 №12 (208) декабрь 2017 г. Встречи с интересными людьми

Встречи с интересными людьми

Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

У истоков традиций


    Image folder specified does not exist!
  •  

В редакции журнала «Смоленск» за почти 20-летнюю историю  побывало множество известных людей. И вот очередная встреча с человеком, представляющим большой интерес для читателей. Наша гостья связана родственными узами с легендарным создателем советской Дальней авиации, внесшей значительный вклад в победу над фашизмом. Это внучка Главного маршала авиации Александра  Евгеньевича Голованова, военная карьера которого начиналась в Смоленске. Она полная тезка своего легендарного деда – Александра Евгеньевна. И фамилия та же – Голованова. Мы попросили гостью рассказать о своем деде.

- Александр Евгеньевич Голованов, 1904 года рождения, Главный маршал авиации, первый командующий авиацией дальнего действия, созданной 5 марта 1942 года постановлением ГКО с непосредственным подчинением Ставке ВГК.
Происходил он из семьи с дворянскими корнями, по материнской линии является дальним родственником вице-адмирала Владимира Алексеевича Корнилова – участника битвы за Севастополь, геройски погибшего в том сражении в 1854 году. По архивным документам, родителями Веры Ивановны, матери Александра Евгеньевича, были Соловьев Иван Александрович и Корнилова Любовь Ивановна. Оба являлись народовольцами. Любовь Ивановна родилась в многодетной семье совладельца фабрики фарфора братьев Корниловых, потомственного поч¸тного гражданина Ивана Саввиновича Корнилова.  Ранее говорилось, что дедом Александра Евгеньевича был Николай Кибальчич, но никаких архивных документов, подтверждающих это, – нет.
Отец – Евгений Александрович Голованов, капитан парохода, ходил по Волге. Мать – Вера Ивановна Голованова (в девичестве – Соловьева), была оперной певицей.
В семье было трое детей: Валентина – 1901 года рождения, Александр – 1904 года рождения, Анатолий – 1907 года рождения. Александр получил хорошее образование, он учился в Московском кадетском корпусе имени Екатерины II.  К 1918 году Александр закончил два класса.
Уже в 15 лет мой дед уходит добровольцем в Красную армию, разведчиком участвует в боях на Южном фронте. Потом курьером занимался перевозкой дипломатической почты, вернулся в город Нижний Новгород, где жил его отец Евгений Александрович, там работал в ЧК на рядовых должностях. Затем закончил школу для взрослых имени Свердлова. В ЧК Александр Евгеньевич, скорее всего, попал по рекомендации мужа своей сестры Валентины Льва Николаевича Захарова (Мейера), одного из руководителей советской разведки (репрессирован в 1937 году). Переехал к матери в Москву, работал в наркомате тяжелой промышленности у Серго Орджоникидзе. В то время Голованов – первоклассный спортсмен, увлекается мото- и автогонками, чемпион страны по стрельбе из малокалиберной винтовки, очень любит верховую езду. За что бы ни брался, все доводил до конца, изучал досконально.
 А в 1932 году, в 28 лет, он увлекся авиацией, стал летать.
Зимой 1933 года Александр Евгеньевич познакомился со своей будущей женой, Панюшевой Тамарой Васильевной. В мае 1933 года они поженились. В книге «Главный маршал авиации – Голованов: Москва в жизни и судьбе полководца», изданной в 2001 году «Мосгорархивом», есть воспоминания Тамары Васильевны, где она подробно рассказала о том времени. Так что читатели журнала «Смоленск» могут в библиотеке ознакомиться с первоисточником. Отмечу только одну деталь: невесту многие отговаривали выходить замуж в мае, чтобы не «маялась» всю жизнь. Но все оказалось иначе.
Кстати, после свадьбы молодожены уехали в отпуск в Сочи, на море. До этого Александру Евгеньевичу три года не давали отпуск.
Я застала бабушку, Тамару Васильевну, в живых. Мне было 19 лет, когда ее не стало.
- Александра Евгеньевна, наверное, не случайно Вы являетесь полной тезкой Главного маршала авиации, даже носите ту же фамилию?
- Моя мама вышла замуж за моего отца - Евгения Ивановича Колтунова, инженера-нефтяника. У деда он был любимым зятем, вместе они любили проводить время: работали в саду, ходили за грибами, долго вели беседы. И на поминках мой отец дал обещание: если у него родится сын, дать ему имя «Александр» и оставить ему фамилию деда. Но родилась я. А так как обещание было дано, меня назвали Александрой и оставили фамилию «Голованова».
Если вернуться к истории семьи, Александр Евгеньевич был гражданским летчиком. В июле 1934 года родилась первая дочь – Светлана, в 1938 году в сентябре вторая – Тамара. В 1935 году его назначили в Иркутск – на должность начальника Восточно-Сибирского управления гражданской авиации, которое вскоре стало одним из лучших в стране. Тамара Васильевна, естественно, находилась рядом. Она по жизни была верной спутницей мужа. В 1937 году знакомые чекисты предупредили Александра Евгеньевича, что против него готовится материал. И один из его сослуживцев Антонов Николай Анатольевич, начальник гаража Восточно-Сибирского управления, также предупредил деда об этом и купил ему билет на поезд, а на следующий день, как потом выяснилось, за ним должны были прийти. По пути в Москву дедушка пересаживался с поезда на поезд, приехал грязный, оборванный. Добрался до дома. Период был тяжелый, работу не давали. Приходилось продавать вещи, чтобы что-то кушать. С ним многие знакомые не здоровались и переходили на другую сторону улицы. В Иркутске его дело рассматривалось на бюро крайкома. Голованову инкриминировалась вина за то, что начальник базы на реке Лене пьянствовал. Но потом деду вернули партбилет, его восстановили в партии, приняли на работу в Аэрофлот – хотя и с понижением в должности. Надо отдать должное летчикам, которым довелось с ним летать, - они его поддержали. Затем дед участвовал в боях за Халхин-Гол и в  финской компании, а Тамара Васильевна работала в это время в госпиталях. Несколько раз раненые у нее спрашивали, не жена ли она того летчика Голованова, который на Дугласе вывозил их с поля боя.
Тамара Васильевна происходила из купеческой семьи. После революции семью «уплотнили», забрали все, что можно. Ее отца арестовали. Но мой дед не побоялся жениться на девушке из семьи «лишенцев», без паспорта и права голосовать. Александр Евгеньевич добился того, что через некоторое время после их знакомства бабушке выдали паспорт. А в ЧК дед попал, повторюсь, благодаря тому, что муж его сестры являлся видным революционером. Правда, тот в 1937 году оказался среди репрессированных, потому что отвечал за кадры испанской операции. Сестра Александра Евгеньевича, Валентина, с двумя детьми осталась на улице. Дед им помогал, чем мог.
- Наша с Вами, Александра Евгеньевна, встреча в редакции журнала «Смоленск», естественно, не случайна: Ваш героический дед имел отношение к нашему древнему городу.
- Смоленск стал местом дислокации первой части Дальней авиации. Встреча на праздновании нового 1941 года с главным инспектором ВВС Яковом Владимировичем Смушкевичем круто изменила судьбу Голованова. Он предложил Александру Евгеньевичу написать письмо Сталину о необходимости создания соединения, которое могло бы осуществлять полеты при помощи средств радионавигации в ночное время. Записка деда была отправлена Смушкевичем по назначению. В семейном архиве  сохранилась копия этой записки. В 2001 году была издана книга о Главном маршале авиации Голованове – в ней также опубликована эта копия письма к Сталину.
- Так о чем была записка?
- В сложившейся ситуации страна нуждалась в боевых соединениях, которые смогли бы выполнять дальние полеты в ночное время. Дед писал о необходимости применения радионавигации, которая в ходе финской войны слабо использовалась. Александр Евгеньевич писал, что обладает необходимым опытом, чтобы эффективно участвовать в создании дальней авиации.
Записку летчик оставил жене, проинструктировал ее, кто за ней должен прийти, а сам улетел в очередную командировку. Через 2 дня записка попала к Сталину, деда вернули в Москву. Сталин с ним долго и конкретно разговаривал. Александр Евгеньевич сделал вывод, что Сталин досконально разбирался в авиации, знал о ней гораздо больше, чем автор письма. Александр Евгеньевич был гражданским летчиком и не разбирался в воинских подразделениях. Именно Сталин предложил создать полк, а не армию или корпус, которые бы просто задавили всякими видами обеспечения и снабжения. И полк должен быть подчинен непосредственно центру, чтобы внимательно следить за его деятельностью и помогать ему. 
Конечно, на отношении к Сталину не могло не отразиться то, что семью не обошли репрессии. Но дед понимал, что Сталин не один и не может отвечать за все. Кстати, в беседе Сталин сказал, что война с Германией будет. Страна была заинтересована в дальней бомбардировочной авиации, и нужно было готовить людей для защиты Родины.
И вскоре дед уже прибыл в Смоленск. Началось формирование полка. Александру Евгеньевичу подобрали толкового заместителя – майора В.К. Богданова. Первое воинское звание будущего Главного маршала авиации – подполковник. Ему сохранили денежное довольствие, которое он имел в Аэрофлоте. Правда, кое-какие дополнительные выплаты не вошли. Но дед был довольно скромным человеком. А в отношении зарплаты был личный разговор со Сталиным. Он каждого назначаемого на должность спрашивал – что, чего и как. И все-таки оклад по тем временам был достаточно высоким – больше, чем у заместителя Наркома.
Тамара Васильевна бывала в Смоленске со старшей дочерью Светланой. Бабушка с Тамарой оставались в Москве. Последний ее визит был накануне войны – она уехала совсем незадолго перед 22 июня 1941 года, чтобы уже привезти семью. Слава Богу, что уехала…
В июне 1941 года семья снимала дачу в Валентиновке, готовилась к отъезду в Смоленск. 22 июня Тамара Васильевна поехала в Москву по делам и от молочницы в поезде узнала, что началась война. Утром в понедельник 23 июня она пошла в сберкассу и сняла все деньги, находившиеся на книжке. Успела, пока вклады не заблокировали. Купила мешок муки, мешок сахара, крупу и все, что можно было долго хранить. Потому что по своему опыту знала голод, застала время, когда карточки нельзя было отоварить. Благодаря этому и продержалась семья.
От деда сначала не было вестей. Потом семья перебралась в Монино. Вечером 15 октября 1941 года, когда в Москве началась паника, дед пришел домой и сказал: «Собирайтесь, я получил указание, чтобы вас к утру в Москве не было». Бабушка собиралась всю ночь. Куда ехать, зачем, она не спрашивала. Поехали в эвакуацию в Казань. Но через неделю Тамара Васильевна вернулась в Монино со Светланой.
- Сколько детей было в семье?
- В живых осталось пятеро детей. Это Светлана, 5 июля 1934 года рождения, Тамара, 27 сентября 1938-го, потом Вероника – 13 ноября 1943 года, Ольга – это моя мама – 29 апреля 1945 года, и сын Святослав – 30 января 1947 года. В 1938 году бабушка родила двойню. Было холодно – 27 сентября, девочке положили грелку, ребенка обожгли, и он умер. Осталась в живых другая девочка – Тамара.
- Александра Евгеньевна, Вы знаете столько подробностей о жизни семьи легендарного деда! Наверное, это благодаря матери и бабушке?
- У нас всегда поддерживалась связь поколений в семье. Детали биографии семьи сохранились также благодаря людям, хорошо знавшим Александра Евгеньевича. Например, его старший адъютант Иван Гаврилович Костюков оставил нам на память много фактов из биографии деда. Я застала людей, которые знали деда, - генералов Сергея Яковлевича Федорова и Василия Яковлевича Белошицского. Сергей Яковлевич был председателем Совета ветеранов Дальней авиации в Москве, родился, между прочим, в один день и год с Тамарой Васильевной. На ее последнем 85-летнем юбилее в 1995 году в мае месяце он тоже был  у бабушки дома, и мы его поздравляли.
Есть лицей ¹ 3 в Московской области в городе Дзержинске, которому в 1985 году присвоили имя Главного маршала авиации. Получилось так, что там работала учительницей женщина, у которой муж был летчиком Дальней авиации. Когда Александр Евгеньевич умер, они вышли на семью, встречались с Тамарой Васильевной. Огромное спасибо всем ветеранам Дальней авиации, которые хранили и хранят память о деде. В школе побывали все члены нашей большой семьи.  Часто были там и моя мама, ее брат Святослав, мой отец и я. Сложились достаточно теплые отношения, в 1976 году инициативная группа ветеранов Дальней авиации предложила директору школы ¹ 35 поселка Дзержинский Люберецкого района Московской области В.Б. Новичкову создать музей АДД и присвоить сначала комсомольской организации, а затем и всей школе имя А.Е. Голованова. Бывший директор лицея - Надежда Николаевна Базюкова – замечательная женщина – очень многое сделала по развитию школы, вывела ее в двадцатку лучших школ России.
В школе есть музей дальников. Туда мы передали личные вещи Александра Евгеньевича, фотографии, книги.  При входе в лицей стоит гипсовый бюст деда, переданный туда Тамарой Васильевной - копия бюста памятника, установленного на Новодевичьем кладбище в Москве. В школе среди детей существует поверье: если ты наденешь фуражку маршала и загадаешь желание, то оно обязательно исполнится. Я, кстати, когда услышала об этом, также надела фуражку, загадала желание, и оно исполнилось.
В Иркутске тоже бережно хранят память об А.Е. Голованове. На здании управления Росавиацией есть мемориальная доска, посвященная Александру Евгеньевичу. Там создали очень хороший фильм  «Наш маршал». Автором  этого фильма стал Юрий Иванович Баранов, подполковник в отставке, летчик-дальник, член Союза писателей России, автор гимна Дальней авиации, прекрасный, талантливый человек и большой друг нашей семьи. Фильм есть в Интернете, и любой желающий может его посмотреть.
В мае этого года по приглашению мэра города Иркутска Дмитрия Викторовича Бердникова я была там. Школе ¹ 43 присвоено имя Главного маршала авиации А.Е. Голованова. В августе этого года я вновь побывала в Иркутске. Очень теплые отношения сложились у нас с полковником в отставке Алексеем Васильевичем Коленовым, председателем Совета ветеранов 30 ВА ВГК. На День авиации 18 августа я была приглашена на торжественную встречу. Также побывала на авиабазе Белая.
В Москве и Нижнем Новгороде есть улицы, носящие имя А.Е. Голованова. В Нижнем Новгороде мы были с мамой весной 2015 года. Александр Евгеньевич там родился.
- Знаете ли Вы, Александра Евгеньевна, адрес,  по которому проживал в Смоленске Ваш легендарный дед?
- К сожалению, не знаю. Ветераны 46-й Воздушной армии Верховного Главнокомандования показали мне дома по улице Госпитальной, где жили летчики 212-го полка, также дом по улице Фрунзе, 57. Но точный адрес пока не известен.
Ветеран АДД, гвардии полковник Пономаренко В.В. в книге «Главный маршал авиации – Голованов: Москва в жизни и судьбе полководца» вспоминает, что перед войной служил в Смоленске. К нему как раз приехал отец, и для встречи с отцом необходимо было оформить увольнение, а для этого нужны время и согласования. Пономаренко обратился к подполковнику Голованову по этому вопросу. Александр Евгеньевич сказал: «Какие вопросы? – идите, встречайте!». Вообще, такое в армии не принято. Но Голованов оставался по духу гражданским летчиком и не был дотошно требователен, как прописано в Уставе.
Та дружба, которая заложена в гражданской авиации, перешла и на военную службу дальников. Даже сегодня, посмотрите – какие сплоченные, готовые к взаимовыручке ветераны Дальней авиации и все дальники! – вне зависимости от того, летал ли кто в воздухе или работал на земле. Как можно не доверять человеку, который готовит твой самолет к полету?! В своих воспоминаниях Сергей Яковлевич Федоров писал о том, какую удивительную спайку дальников отмечали авиаторы других подразделений, когда на их аэродромы приземлялись бомбардировщики Дальней авиации.
- Что Вы знаете о военном периоде жизни дедушки?
- Оборона Москвы, тяжелые дни Сталинграда, Курская битва, Ленинград, перевозка Сталина на Тегеранскую конференцию, помощь белорусским и югославским партизанам, бомбардировки в Финляндии…
Знаю, что несколько раз Александр Евгеньевич просил Сталина освободить его от обязанностей командующего Дальней авиацией по состоянию здоровья, но Верховный Главнокомандующий возражал.
Еще в советское время нашей семье передали трофейные документы немецкой разведки, в которых отмечено, что никто из пленных солдат и офицеров не сказал ничего плохого о Голованове. Отзывались о нем как о человеке, который знает свое дело, доводит все до конца.
Дед имел много орденов: Ленина, Красного Знамени, был кавалером трех орденов  Суворова первой степени, имел награды иностранных государств, медали.
Не знаю, почему Г.К. Жуков вычеркнул фамилию Голованова из предоставления на звание Героя Советского Союза. Но знаю точно, что Александр Евгеньевич первым поехал на дачу Жукова, когда того сняли с должности министра обороны и бывшие сослуживцы старались держаться от опального Маршала Победы подальше.
Этот эпизод описала в книге Тамара Васильевна: «Куда ты едешь? У нас пятеро детей! Тебя посадят». В ответ она услышала: «Нет, я обязан ехать». Тогда Георгий Константинович и рассказал Александру Евгеньевичу о  несостоявшемся представлении и принес Голованову извинения. Александр Евгеньевич уважал Жукова как полководца и человека, внесшего огромный вклад в победу.
- Вы, Александра Евгеньевна, являетесь кандидатом экономических наук, работаете на кафедре серьезного научно-исследовательского университета. Но, как я понял, кроме работы, есть главное дело – сохранение для потомков памяти о легендарном Главном маршале авиации и его боевых друзьях-дальниках.
- Увлечение военной историей и историей семьи связано с моим воспитанием. Своих детей Александр Евгеньевич воспитывал строго. Я уже взрослым человеком поняла три его принципа: не плакать, не просить, не жаловаться. Просить для себя можно только один раз, когда ты испробовал все варианты и у тебя безвыходная ситуация. За других ты можешь просить много раз.
А из всех внуков чисто дедовское воспитание досталось только мне. Почему? Не знаю! Да и с детства в моей памяти сохранились слова бабушки и  ветеранов - друзей семьи: «Ты помни, чье имя носишь!». То есть от меня требовали поступать так, чтобы люди не могли сказать обо мне ничего плохого. Примерно эти слова мне сказал в день, когда мне исполнилось 4 года,  мой папа Евгений Иванович. А что сказал папа, это не обсуждается. И я эти слова с 4-летнего возраста запомнила на всю жизнь.
Кто-то должен заниматься памятью. В 1997 году вышла книга «Записки командующего авиацией дальнего действия» тиражом всего 600 экземпляров, выпуском которой активно занимались мои родители. На первом этапе мама с отцом многое сделали, чтобы вышла вторая книга -  «Главный маршал авиации – Голованов: Москва в жизни и судьбе полководца» в 2001 году, изданная «Мосгорархивом», где непосредственно были собраны воспоминания об А.Е. Голованове. Огромную помощь в издании этой книги оказал большой друг нашей семьи, писатель, член Союза - писателей России, историк Алексей Викторович Тимофеев. В 2004 году в свет вышли мемуары деда - «Дальняя бомбардировочная». У нас, кстати, есть мечта - переиздать книгу «Главный маршал авиации – Голованов: Москва в жизни и судьбе полководца». Потому что есть много моментов, которые туда не вошли.
- Какова Ваша цель приезда в Смоленск?
- В этот замечательный город мне хотелось приехать давно. Для меня важно было посмотреть то место, где дед начинал создание Дальней авиации, где взяла старт его карьера военного человека.
Побывали мы с ветеранами 46-й Воздушной армии на аэродроме Северный. Удивительное ощущение, что ты идешь по полосе, с которой дед взлетал и на которую приземлялся. Это дорогого стоит.
Когда я стала планировать свою поездку в Смоленск, то обратилась к первому заместителю председателя Совета ветеранов Дальней авиации в Москве, полковнику в отставке Виталию Федоровичу Боброву, с которым мы очень давно поддерживаем хорошие отношения еще с того времени, когда он занимал должность заместителя Командующего Дальней авиацией по воспитательной работе. Он рекомендовал связаться в Смоленске с подполковником запаса Игорем Николаевичем Семенченко. Он возглавляет Совет ветеранов 46-й Воздушной армии и очень трепетно относится к истории Дальней авиации. Я просто представилась - Александра Голованова, Москва, и других слов можно было не произносить. Игорь Николаевич в деталях знает биографию моего деда, историю Дальней авиации, воспитывался в Дальней авиации на заложенных им традициях. С Игорем Николаевичем у нас сложились дружеские, очень теплые отношения.
- Каковы впечатления от поездки в Смоленск?
- Наверное, такой трогательной встречи и атмосферы не было нигде, хотя я бывала и в других городах. В Доме ветеранов состоялась  очень теплая встреча с людьми, которые отдали Дальней авиации лучшие годы. Также я имела честь познакомиться с генерал-майором в отставке Виталием Владимировичем Вовченко, который был членом Военного совета, начальником политотдела 46-й Воздушной армии. Впечатлило посещение музея дальников в 16-й средней школе Смоленска. И, конечно, никогда не забыть мне того момента, когда я шла по полосе аэродрома Северный. На аэродроме Северный до сих пор есть здание штаба, где работал дед. Не могла я без волнения смотреть на самолет ТУ-16, установленный в сквере около улицы Багратиона. Ветераны 46-й Воздушной армии собираются возле самолета по торжественным дням, вспоминают сослуживцев, отдают дань уважения воинам Дальней авиации.
Вообще, Смоленск – это город, хранящий традиции воинства. Героическая история Смоленска подпитывает смолян на сохранение и преумножение традиций.
- Очень точно Вы, Александра Евгеньевна, подметили эту характерную для смолян черту. Наверное, не случайно на гербе Смоленской области начертаны такие проникновенные слова: «Несгибаемый дух все превозможет!».
- Александр Евгеньевич Голованов говорил, что дальники – это семья, это – один экипаж. У Тамары Васильевны, моих родителей, у меня сохранилось его отношение к людям, служившим и в настоящее время служащим в Дальней авиации, как к членам семьи. Любой дальник, обращающийся ко мне по любому вопросу, всегда найдет поддержку. Я постараюсь сделать так, чтобы выполнить просьбу человека. Если я не смогу это сделать, то прямо скажу об этом. Александр Евгеньевич не уставал повторять: «Если обещание дано, оно должно быть обязательно выполнено».
Мы с мамой с особой теплотой всегда вспоминаем генерал-лейтенанта Михаила Михайловича Опарина, Командующего Дальней авиацией в 1997-2002 годах, с которым 12 августа 1999 года на военном самолете в составе делегации вылетели в Энгельс. Теплые, дружеские отношения поддерживаем с ним и сейчас. Он знал меня еще девчонкой. В этой поездке с нами был также и мой отец Евгений Иванович, ветераны-дальники, генерал Н.И. Парыгин. Вот как описывает это моя мама в своих воспоминаниях в книге «Главный маршал авиации – Голованов: Москва в жизни и судьбе полководца»: «Когда мы приземлились, за бортом было 30 с лишним градусов жары. Везде были военные самолеты, и вдруг я увидела необыкновенно красивых, с вытянутыми шеями и раскинутыми крыльями стальных птиц. Поразительное зрелище! Мне сказали, что это стратегические бомбардировщики ТУ-160! Мы подошли ближе. На взлетной полосе выстроился весь полк, начался торжественный митинг в честь присвоения одному из бомбардировщиков имени Александра Голованова. Выступления…. Затем под звуки оркестра полк начал маршировать. Внутри меня все трепетало, нахлынули воспоминания детства, слова отца о прекрасных людях в военной форме, которые целиком отдают себя служению и защите Родины, о том, как он любил небо  и пилотов, штурманов, всех тех, кому небезразлична военная стихия. Я почувствовала, что тоже люблю всех этих людей…»
22 сентября 2017 года, как раз в день памяти Александра Евгеньевича, я побывала в Энгельсе на авиационной базе и вновь увидела этот прекрасный самолет ТУ-160, борт ¹ 5, носящий имя «Александр Голованов».
Командующий Дальней авиацией в 2009-2016 годах, генерал-лейтенант Анатолий  Дмитриевич Жихарев сумел в период реформы военного ведомства сохранить штаб Дальней авиации в Москве, недалеко от метро «Фрунзенская», за что ему огромное спасибо. Там рядом, на Девичьем поле, установлен памятник к 100-летию авиации дальнего действия. Собирались средства на сооружение памятника за счет пожертвований дальников. Совет ветеранов Дальней авиации ведет большую патриотическую работу. Он поддерживает связь и с нашей семьей, ветераны бывают на могиле Александра Евгеньевича. А я, когда вижу в метро или на улице человека в форме Дальней авиации, обязательно поздороваюсь. Многие удивляются и говорят: «А вы знаете меня? Откуда? Где мы познакомились?» На что я всегда отвечаю: «Конечно, знаю – вы дальник!», а дальник для меня - это член семьи, ведь мы – один экипаж!
И, конечно, я обязательно вернусь в Смоленск и еще не один раз. Во время своего визита в Смоленск у меня родились такие строки:
Смоленск – это город особый!
Здесь дед АДД создавал!
Приветливый и красивый,
Тепло меня город встречал!

Я по земле той ходила,
С которой дед мой летал.
Когда война наступила,
Он в небе Смоленск защищал!

Интервью вел
Владимир КОРЕНЕВ.

 
01_06-190-2016.jpg

Журнал Смоленск 2007 год

Журнал Смоленск 2006 год

Чтобы сообщить об ошибках в тексте на нашем сайте, нужно выделить текст и нажать SHIFT+ENTER

Комментарии

  • ВЕРА, ВЕРОЧКА

    21.06.2019 16:10
    Какое счастье, что я знал этого светлого человека! Встретились мы на занятиях "Родника" Юрия Пашкова. Посредством таких людей душа моя осталась в ...
     
  • ПОКЛОН УЧИТЕЛЮ

    03.05.2019 01:25
    Ильющенкова Мария Антоновна после переезда в Смоленск была директором 31 школы, а не 34(как указано в вашей статье). Я являюсь ее внучкой, дочерью ...
     
  • Шишок

    09.12.2018 13:38
    В ноябре этого года,я посетила могилу М.К.Тенишевой,о на находится в идеальном состоянии,видим о А А.Ляпин (мое глубочайшее почтение),остав ил кладбищу ...
     
  • ОПЕРА

    11.10.2018 23:53
    Здравствуйте! Мой дедушка - Кукес Юрий Матвеевич, Народный артист РФ, разыскивает своего двоюродного брата Алексдрова Александра Марковича. Наткнулась ...
     
  • Бога за бороду схватили?

    19.05.2018 17:38
    Могу ли я стоять в стороне, когда честных добросовестных лейтенантов ДПС за добросовестное выполнение своих обязанностей (а это подтвердила служебная проверка ...
     
  • ПОСТОВОЙ КУРИЦЫН

    01.05.2018 23:27
    Из правды в статье только фамилия милиционера. Офицерская форма не смущает? Почему никто не обращался к архивам, не искал родственников? Сколько можно ...

© 2020 Журнал Смоленск. Все права защищены.
Журнал Смоленск — независимое издание.