Архив 2013 - 2021 гг.. областного журнала Смоленск

Смоленский журнал

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Главная 2017 №6 (202) июнь 2017 г. Труды молитв, любви и рук

Труды молитв, любви и рук

Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Юбилеи


На Пасхальном богослужении в Свято-Успенском кафедральном соборе настоятель Храма села Новоспасское протоиерей Николай по указанию Святейшего Патриарха Кирилла был награжд¸н крестом с украшениями. 23 апреля четверть века минуло с его рукоположения в сан священника. Через месяц, 23 мая, митрополит издал Указ о назначении его настоятелем Новоспасской церкви, что и послужило поводом для нашей встречи.
- Отец Николай, Вы ведь в прошлом офицер советской армии. Как произош¸л Ваш выбор служению церкви?
- Родители мои были люди верующие. Мама ходила на церковные собрания и молитву «Отче наш» заставила выучить, когда я ещ¸ не учился в школе. Вставал на табурет и читал для гостей, я вырос в религиозной семейной атмосфере. Мы жили в пос¸лке возле Киева на берегу Днепра, любил сам ездить в Киев и однажды попал в Киево-Печерскую лавру. Потом уговорил своих одноклассников посетить это уникальное место. Я мечтал стать журналистом или лесником, но позже привлекла профессия геодезиста, ведь геодезисты - это первопроходцы.
 На нашем факультете каникул не было, каждое лето практика, благодаря чему посетил множество уникальных мест. Всю Грузию прош¸л пешком, потом – казахстанские степи, вологодские леса, Вологда с Кремлем, дунайские плавни, Камчатка. Но куда бы мы ни приезжали, везде были христианские храмы. Я всегда был с Богом.
 После окончания института в 1981 году мне вместо диплома дали офицерскую книжку, погоны лейтенанта и направили в действующую часть. Служил в 25-й чапаевской дивизии, в отдельном саперном батальоне командиром саперной роты. После армии вернулся работать по специальности. Получил направление в ГОССТРОЙ Молдавии, где отработал 5 лет, ездил по всей республике. Мы воплощали ряд серь¸зных государственных проектов. Приходилось проводить изыскания и в монастырях с целью устройства в них молод¸жных лагерей «Спутник». Светская работа оказывалась связанной с церковью.
 Ситуация в стране менялась, в Молдавии начались центробежные явления, русские специалисты стали уезжать. В 1988 г. попал в музей М.И. Глинки в Новоспасском на экскурсию, и это место мне очень понравилось. Смоленщина - родина моей бабушки, и я спросил у заведующего музеем, можно ли устроиться на работу? Красивый музей-усадьба и контрастное состояние деревни произвели на меня сильное и сложное впечатление. Меня приняли на работу, и вскоре я увидел, что рядом с музеем в церкви находился музейный склад. Зимой сугробы достигали оконных про¸мов храма, стены намокали и обсыпались, я попросил разрешения откидывать снег. Мне позволили, но за сч¸т личного времени. В разговорах со старожилами заш¸л разговор об открытии храма. И 7 января 1989 года мы собрали сход жителей в сельском доме культуры, чтобы в Новоспасском зарегистрировать православную общину и открыть церковь. Все проголосовали «за». Составили протокол собрания, подписали и отправили в райисполком. В итоге 5 наших заявлений пропали в разных инстанциях.
 Пришлось идти на при¸м к митрополиту Кириллу, объяснять сложившуюся ситуацию. Владыка посоветовал написать ещ¸ одно заявление, а копию передать ему. Если первое заявление на сходе подписали сто человек, то под следующими заявлениями подписей оказывалось вс¸ меньше. Выяснилось, что в это время власти стали вели активную антицерковную работу против регистрации прихода и передачи ему церкви. Людей запугивали, мол, работу потеряешь, если подпишешь, и так далее…
 Вскоре чиновник из района привез бланк нового заявления и говорит: «Подписывайте в мо¸м присутствии», сличал подписи предыдущего заявления с поставленными при н¸м. Вс¸ сошлось, подделки не было. Тут выяснилось, что в облисполкоме уже принято решение о регистрации нашей церковной общины, что чиновник был обязан привезти нам решение и подписать договор о передаче здания храма.
 Сорвать регистрацию нашей общины у партийных бонзов не получилось. Мы подписали договор о передаче храма и получили ключи от здания. С этой радостной вестью поехали в епархию, и митрополит назначил священника из Ельни служить по совместительству два раза в месяц в нашей церкви. Я был избран председателем приходского совета. В это время я работал в музее, и мне предложили уволиться по собственному желанию, пояснив, что могут уволить по-другому. Пришлось уволиться.
За открытие церкви в Новоспасском первый секретарь Ельнинского райкома получил выговор, а зав. идеологическим отделом райкома - строгий выговор. Они сказали мне прямо в глаза, что сделают вс¸, чтобы меня не было в Новоспасском и даже в районе. Снова поехал к митрополиту - церковь открыли, остался без работы, на руках маленький реб¸нок, священник из Ельни не доволен: на богослужения приходит мало прихожан (людей запугали). В ходе разговора владыка предложил мне учиться у него в соборе, совмещая практику и уч¸бу, одновременно поступить с семинарию, с последующим рукоположением в священники храма села Новоспасское. Я принял предложение, учился в Свято-Успенском соборе и участвовал в службах, нагрузка оказалась колоссальной. За первый месяц похудел на 7 килограммов. 2 февраля 1992 года при освящении храма в пос¸лке Оз¸рный меня рукоположили в дьяконы, и некоторое время служил в Смоленском соборе дьяконом.
 23 апреля 1992 года, в Чистый Четверг, митрополит Кирилл рукоположил меня в священники, а 23 мая подписал Указ ¹286 о назначении настоятелем Новоспасской церкви. Вот уже четверть века исполняю эту обязанность.
- Хорошо, к тому времени коммунистический режим рухнул, ситуация в корне изменилась, как складывались в эти годы Ваши отношения с прихожанами храма?
- Люди пожилые были очень рады открывшейся церкви, возможности посещать богослужения. А люди моего возраста – работники совхоза – воспринимали по-разному. Были такие, кто устраивал различные провокации, подвохи. Были личные оскорбления и даже угрозы. «Ты что, чистеньким хочешь в деревне быть? Нет! Как и мы, будешь в дерьме сидеть!». Я ужасался тому, что они сами осознают, что сидят в дерьме и никому не дают из него подняться, а главное где? – в одном из главных культурных мест Смоленщины. Вот это последствия атеистического воспитания!
- Изменилось ли что за минувшие четверть века?   
- Да, много людей умерло, большинство уехали. Даже работая в сельском музее, стараются жить в Ельне. В 1988 году проживало более 150 человек, в начальной школе было 20 учеников, а в 1954 году в новую Новоспасскую школу ходили более 100 учеников. Сейчас реально зимуют в Новоспасском 15 человек. Тех, кто может дойти до церкви, еще меньше, но на праздники в церковь приходят и приезжают много людей. За 25 лет произошли изменения в сознании граждан, это обнад¸живает. Перестали запрещать детям ходить в церковь. Нет открытых поношений и угроз. Когда я начинал, слышал даже такое: «Поп, я тебя убью, если ты будешь тут много выступать». Приезжали с ножами на меня и с ружьями. Но каким-то чудным образом все эти конфликты решались мирно, с Божьей помощью.
- Как сегодня выживает Ваш приход? Во время, когда в храм приходит три человека, когда село и его окрестности практически полностью обезлюдели…
- У Господа на вс¸ свой взгляд, свой подход, нам неведомый. Когда я ещ¸ работал дьяконом Смоленского собора, в Смоленскую епархию привезли гуманитарную помощь из Германии жены офицеров разных групп войск. Совместно с церковью была создана комиссия, куда я был включ¸н. Мы развозили помощь по учреждениям, по списку. Привезли в один детский дом, а заведующая говорит: «Да мне девать уже некуда эту помощь, все чуланы, кладовки ею забиты». Немцы спросили: «У вас есть учреждения, которые действительно нуждаются в материальной поддержке»? Они сами увидели, что здесь уже перебор с помощью. Есть, говорю, поехали в Новоспасское, там больница есть и школа. Приехали, зашли в школу, надарили детям много подарков, включая одежду и коробки с шоколадом. Все довольны, потом поехали в сельскую больницу. То, что мы там увидели, было печально. Ж¸нам советских офицеров было стыдно перед ж¸нами немецких и английских офицеров. Больные лежат на гнилых матрасах, ж¸лтые простыни, стоят в¸дра для туалета. Когда вышли на улицу, ж¸ны наших офицеров плакали. Что-то раздали лежащим там старикам, а Вера Макарова, супруга будущего начальника Генштаба, через Министерство Обороны совершила настоящий гражданский поступок.
Собрала средства, нашла строительную организацию, и в Новоспасском появилось новое здание больницы. С 1992-го по 2000-й год привозили в Новоспасский приход гуманитарную помощь, что сыграло заметную роль в отношении жителей нашего села к церкви. Даже если в их походах в церковь была меркантильная составляющая, нельзя судить брошенный в бедность и нищету народ. Оживилась жизнь прихода, появились средства на содержание храма, на приобретение утвари для церковных нужд. Дети прихожан съездили на месяц в Германию, я сам оформлял им загранпаспорта и прочую документацию. В немецких селах и на фермах немного другая жизнь. Наши крестьяне оказались после перестройки брошенными на выживание, не имея навыков жить в рыночной экономике.
 Сейчас в зимнее время в храм мало людей ходит, село обезлюдело. Подумайте, как жить семье священника с доходом в церкви 100 рублей в неделю?
- Действительно, - как?
- Главное подспорье - подсобное хозяйство. Митрополит Кирилл в 1992 году сказал, что бедным сельским приходам, как и до 1917 года, нужно брать земельные наделы. Еще в 1872 году, когда по решению Священного Синода Н. А. Глинке разрешили строить каменный храм в Новоспасском, то в решении говорилось - выделить 20 десятин из земель Глинок для нужд прихода. И сейчас эти земли хранят старинные названия. Например, «Попова горка», «Попов мошик», «Попова лучка». В 1992 году, когда я попросил земельный надел, все церковные земли были заняты для совхозных нужд. Мне выделили земельный пай в виде неудобий: бывший карьер, каменистое поле, овраг и кустарник. По мере сил и средств проводим рекультивацию, расчистили поле, теперь выращиваем овощи, фрукты, разводим скот. Есть овцы, козы и куры с гусями. На зиму солим грибы и огурцы с капустой. Не голодаем. Работаем на земле как настоящие крестьяне.
- Батюшка, работа на земле по вере наших предков близка к молитве. Помимо Вас в Новоспасском или в ближайших окрестных деревнях есть такие трудящиеся на земле люди?
- В Новоспасском сельском поселении, которое включает в себя два бывших совхоза, официально работает одно предприятие, это крестьянское хозяйство Николая Привалова, назвали его «Руслан» в честь героя-богатыря из оперы Глинки. В трех деревнях имеются одно- два крепких подворий. Когда-то приход в Новоспасском насчитывал 2,5 тысячи трудоспособных человек, сегодня по паре семей на деревню, которые держат хозяйство. Печально, что люди бегут от земли предков, от русской земли. Никто не строит дома в селах, все жилые постройки, которые остались у нас, это казенное жилье, построенное за государственные деньги и отданное крестьянам даром, поэтому и брошено. Много пустых домов даже в таком красивом месте, как Новоспасское. Отремонтированные дома в основном у дачников. Современным правителям нужно срочно принимать меры, чтобы вернуть крестьян на землю, а самое главное - восстановить крестьянский уклад жизни на земле. Чиновники сделали из матери, земли- кормилицы, объект торга и спекуляции.
- Как Вы думаете, что произошло? Почему жизнь и работа на земле, которые раньше воспринимались большинством народа как высшее земное благо, нынче никому не нужны? Русские земли в большинстве сво¸м - брошенные сироты при живых родителях.
- В этом году исполняется сто лет октябрьского переворота. В то время шла Первая Мировая война, а власть в тылу нашей страны захватили предатели, потом из городов в районы направлялись уполномоченные для совершения переворотов в глубинке. Грабили старинные усадьбы и храмы, арестовывали и расстреливали грамотных людей. Например, в Новоспасском 45 прихожан со священником были арестованы и сосланы. Оставшихся крепких прихожан назвали кулаками. На территории имения Глинки организовали коммуну, куда согнали середняков. Бедняки сами шли в коммуну, ведь коммуна забирала имущество у богатых крестьян. Скот, утварь и так далее. Власть захватили лодыри, бездельники и пьяницы. Людей, умевших работать на земле, физически уничтожали, ссылали в Сибирь или на рыть¸ различных каналов. Оставшиеся сами шли грабить своих соседей. Грабили и убивали. Лично мне один старик в Новоспасском рассказывал:
- Мы, бывало, застрахуем коммунарские (бывшие Глинковские) амбары, ночью один подожж¸м, а обвиним в том подкулачников. Тех, кто побогаче. Получим страховку, и некоторое время коммуна живет и пь¸т! Сгорел амбар, приехал отряд НКВД, спрашивают, где у вас подкулачники? А вон, говорим, когда сидим в кустах с уполномоченным НКВД, показываем на крепкого хозяина, видите, он ходит возле коммунарского амбара? А ночью сами этот амбар и подожгли. Утром «подкулачника» забрали, а мы его добро в коммуну и страховку ещ¸ одну получили!
 С той поры суть колхозников не изменилась. Когда в декабре 1988 года я приехал в совхоз «Новоспасский» и заш¸л в контору, показалось, что попал в 1918-й год. Смрад, печки-буржуйки, трубы которых выведены в окно, дым в кабинетах. А через дорогу прекрасный музей, имение Глинок. Небеса и болото. С таким воровством, которое царило в то время в совхозе, я нигде никогда не сталкивался. Кто эти люди? Дети и внуки тех коммунаров, которые предавали своих. После перестройки им досталось все даром – техника, земля, фермы со скотом, зерносушилки. За 10 лет все было разграблено и пропито. Сегодняшнее запустение земель - это расплата за то, что коммунисты сделали с Новоспасским и в целом с Россией. Вдвойне трагично, что никто не хочет жить и вести крестьянский образ жизни в таком известном на всю Россию селе, как Новоспасское. Рядом со старинной усадьбой композитора М. И. Глинки. Впрочем, и в других, более богатых и некогда красивых усадебных комплексах Смоленщины жизнь не возрождается.
Будем молиться! Возможно, очистив от всякой скверны Святую Русь, Господь дарует ей новую красивую жизнь. Нужно молиться и трудиться.
- Помоги Господь Вам, отец Николай в трудах Ваших - как духовных, так и земных. В такой самоотдаче служению Отечеству единственная надежда на его возрождение.
Записал
Александр Березнев.
 
ОТ РЕДАКТОРА: Высказанные священником суждения и оценки исторических событий полемичны и не бесспорны. Редакция журнала «Смоленск» считает, что в нашем издании могут быть представлены различные точки зрения.

 
201302-150.jpg

Журнал Смоленск 2007 год

Журнал Смоленск 2006 год

Чтобы сообщить об ошибках в тексте на нашем сайте, нужно выделить текст и нажать SHIFT+ENTER

Комментарии

  • ВЕРА, ВЕРОЧКА

    21.10.2020 23:54
    В заброшенном состоянии находится могила Веры Анатольевны на Окопном кладбище. Родник, Институт искусств, Детская библиотека, Физакадемия хотят исправить ...
     
  • ВЕРА, ВЕРОЧКА

    21.06.2019 16:10
    Какое счастье, что я знал этого светлого человека! Встретились мы на занятиях "Родника" Юрия Пашкова. Посредством таких людей душа моя осталась в ...
     
  • ПОКЛОН УЧИТЕЛЮ

    03.05.2019 01:25
    Ильющенкова Мария Антоновна после переезда в Смоленск была директором 31 школы, а не 34(как указано в вашей статье). Я являюсь ее внучкой, дочерью ...
     
  • Шишок

    09.12.2018 13:38
    В ноябре этого года,я посетила могилу М.К.Тенишевой,о на находится в идеальном состоянии,видим о А А.Ляпин (мое глубочайшее почтение),остав ил кладбищу ...
     
  • ОПЕРА

    11.10.2018 23:53
    Здравствуйте! Мой дедушка - Кукес Юрий Матвеевич, Народный артист РФ, разыскивает своего двоюродного брата Алексдрова Александра Марковича. Наткнулась ...
     
  • Бога за бороду схватили?

    19.05.2018 17:38
    Могу ли я стоять в стороне, когда честных добросовестных лейтенантов ДПС за добросовестное выполнение своих обязанностей (а это подтвердила служебная проверка ...

© 2021 Журнал Смоленск. Все права защищены.
Журнал Смоленск — независимое издание.