Архив 2013 - 2017 гг.. областного журнала Смоленск

Смоленский журнал

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Главная 2016 № 02 (186) Февраль 2016 г. Открытость власти – главный принцип работы

Открытость власти – главный принцип работы

Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Лидеры без ретуши

Интервью губернатора Смоленской области Алексея Островского
главному редактору журнала «Смоленск»

От редактора. Как мы уже сообщали, читатели журнала «Смоленск» назвали первым среди тех, кто порадовал их в 2015 году, губернатора Смоленской области Алексея Владимировича Островского. Это послужило поводом для интервью. Свои вопросы и вопросы, с которыми читатели обращаются в редакцию, я заблаговременно передал в пресс-службу областной администрации. Реакция губернатора меня, признаться, приятно удивила.
010_DSC_5681А.В. Островский: Я не приемлю, и это упрек моим подчиненным и Вам, Владимир Евгеньевич, когда журналистов или обязывают, или понуждают заранее передавать вопросы, или когда сами журналисты  заблаговременно формулируют  то, что хотят обсудить в рамках интервью со мной.
- Согласен, и на будущее надеюсь на обсуждение с Вами, Алексей Владимирович, в свободном формате злободневных для региона и его жителей тем.
- У меня нет запретных тем, на которые я бы не хотел говорить. Объем имеющейся в моем распоряжении информации позволяет давать исчерпывающие ответы на подавляющее число вопросов, касающихся состояния дел в области.
- Тем не менее, предлагаю начать с домашних заготовок. Итак, читатели журнала «Смоленск» несмотря на критику в адрес администрации Смоленской области, которая нередко звучала со страниц нашего издания, назвали среди наиболее ярких лидеров года в первую очередь именно Вас. Люди объясняли свою позицию Вашей убедительной победой на выборах, отмечали определенную стабильность в области.
Мне хотелось бы Вашу точку зрения услышать, Алексей Владимирович. Что определило Ваш высокий рейтинг в 2015 году по опросам не только журнала «Смоленск», но и других смоленских изданий?
- О себе говорить хорошие слова сложно, да и нескромно, как минимум. Мне легче обращать внимание на то, что я считаю недоработкой, что не успел или не смог сделать. А рассуждать о том, почему люди тебя положительно оценивают, должны они сами. Я могу только предполагать.
Читатели журнала, а также те смоляне, кто по тем или иным причинам не могут читать Ваш, Владимир Евгеньевич, журнал, во-первых, увидели максимальную открытость областной власти, чего, как бы это ни выглядело нескромно, на Смоленщине со времени формирования новой России, к сожалению, не было. Во-вторых, как мне кажется, - люди видят мое искреннее желание как главы региона изменить крайне запущенную ситуацию в области и улучшить жизнь смолян. В третьих, смоляне, как я думаю, видят, что глава региона и областная администрация стараются работать на максимально возможной планке. Эффективно или неэффективно – это уже вопрос оценки населением и федеральной властью. Хотя, когда сама власть видит  минусы в своей работе и сама себя за них критикует, это хорошо. Хуже, когда власть считает, что она несет только благо, только положительное и своих огрехов не замечает. Но то, что мы выкладываемся по максимуму, то, что глава региона постоянно находится среди людей, в муниципалитетах – и не только в райцентрах, но и встречается с жителями сел и деревень, отдаленных поселений, решает их проблемы,  - думаю, это также находит отклик у смолян.
- Вспоминаю всех смоленских губернаторов новой России, - один только Фатеев не боялся дискуссий с людьми. После него Вы, Алексей Владимирович, первый, кто идет на контакт, можете, например, в Лопатинском саду спросить у прохожих, какие у них проблемы. О чем Вам говорят люди?
- Я шире отвечу на поставленный вопрос. Первое. Я считаю, что чувствовать настроение людей и правильно оценивать состояние дел можно только на основе диалога с жителями той территории, которая доверена руководством страны и теперь уже самими жителями замечательной Смоленской области. Второе. В нынешних реалиях с учетом экономической ситуации в стране, из которой вытекает экономическая ситуация в Смоленской области, внешнеполитической конъюнктуры, антироссийских санкций, того наследства, которое досталось администрации региона под моим руководством, глобально улучшить жизнь смолян мы, к сожалению, не в состоянии. В сложившейся ситуации мы должны людям гарантировать, как минимум, одно: не ухудшить их жизнь. Именно поэтому, несмотря на тяжелейшее положение с бюджетом, несмотря на то, что на уровне Федерации замораживаются или сокращаются некоторые социальные льготы, мы на региональном уровне, принимая бюджет 2016 года, не ушли ни от одной социальной льготы, понимая, что ни в коей мере не должны затрагивать социально-значимых обязательств.
- А чем Вы компенсируете потери бюджета?
- Об этом мы еще поговорим, а пока завершу ответ на ранее заданный вопрос. Люди, как минимум, должны видеть, что власть находится с ними рядом, власть не дистанцируется от них, власть готова и хочет с ними говорить, слышать, слушать и отвечать.
Вы спрашивали, какие вопросы мне задают люди. Самые разные! Все, что затрагивает их интересы. Социологические опросы подтверждают, что смолян волнуют те же темы, что и всех россиян. Это состояние системы жилищно-коммунального хозяйства, здравоохранение, дорожная отрасль. Вот эти три позиции занимают лидирующее место среди тех проблем, которые интересуют и волнуют людей.
Я не боюсь говорить людям пусть даже самую неприятную для меня и для них правду.  За проблемы  жилищно-коммунального хозяйства, как и за все остальное в регионе, отвечает губернатор. Я это осознаю, и от этого не дистанцируюсь. Но есть мои желания, желания людей, их надежды и ожидания, а есть реальная экономика, реальное законодательство и реальные полномочия  главы региона. Приведу в качестве примера коммунальный коллапс, который  в последние годы происходит в осенне-зимний отопительный сезон в Смоленске в связи с многочисленными порывами теплосетей, принадлежащих частной энергетической компании «Квадра». В первую очередь, за состояние сетей должен отвечать собственник – ПАО «Квадра». С другой стороны, теплоснабжение и горячее водоснабжение города – зона ответственности муниципалитета по 131-му Федеральному закону. Но население  спрашивает с избранного им губернатора. У меня, как у главы региона, равно как и у 10 моих коллег по ЦФО, где «Квадра» также владеет сетями, общая головная боль. В восьми регионах «Квадра» допустила такую же тяжелейшую ситуацию, как и у нас,  в двух субъектах порывов нынче поменьше.
- Но Вы же «Квадру» по каким-то высоким московским кабинетам возили. У меня складывалось впечатление, что Вы работаете в хорошем взаимодействии. А тут вдруг такие проблемы…
- Мы как власть обязаны общаться со всеми, от кого зависит обеспечение региона различными услугами. То, что у нас с «Квадрой» есть диалог (а Вы его называете хорошим взаимодействием), это, действительно, так. Другой вопрос, что этот диалог ни к чему хорошему для жителей Смоленской области не приводит. В проблемах с теплоснабжением смолян нет никакой вины администрации, хотя я не оправдываю себя и своих коллег за то, что люди вынуждены находиться в холодных квартирах. Это чудовищно. В то же время у меня, как у главы региона,  нет никаких юридических полномочий повлиять на сложившуюся ситуацию. Я «Квадру» ни по каким высоким московским кабинетам, как Вы говорите, не возил. Во всех этих кабинетах, в том числе, и на уровне кабинета Председателя Правительства, я неоднократно поднимал этот вопрос, аргументируя, что без принятия кардинальных мер на федеральном уровне ситуация с каждым годом будет только ухудшаться. Буквально за пару дней до этого интервью журналу «Смоленск»  я вновь в высоком кремлевском кабинете  говорил о том, что без федерального центра, без системных федеральных решений ни муниципальная власть, ни власть областная  не в состоянии ничего сделать. Мы не имеем права вкладывать средства в частную собственность – принадлежащие «Квадре» магистральные теплосети Смоленска. Это нецелевое использование бюджетных средств – уголовно наказуемое деяние. Устроит такой мой ответ смолян, которые замерзают? Конечно, не устроит. Будь губернатором не Островский, а Сидоров, Петров или Иванов, ровным счетом ничего не поменялось бы, как не меняется и в других субъектах Федерации.
- Но Вы-то обратились в прокуратуру. Значит,  есть надежда, что хотя бы силой заставят «Квадру» содержать сети в исправном состоянии?
- Уважаемый Владимир Евгеньевич! Я хотел бы, чтобы Вы  поняли разницу между моими обращениями в Правительство и в различные высокие кабинеты с обращением в прокуратуру. Вмешательство надзорного органа не приведет, к моему огромному сожалению, к замене труб  в ближайшее время. Но, я хочу, чтобы руководители «Квадры», наконец, осознали, что они могут быть привлечены к уголовной ответственности за то, что творят в Смоленске.
- Но мне представляется, что и муниципальные власти в ответе за создавшуюся ситуацию. Вот я человек, воспитанный в советское время. Как журналист начинал в тесном взаимодействии с горисполкомом. Помню совещания всех заинтересованных служб, жесткие сроки по опрессовке труб. И тогда бывали аварии, даже достаточно часто. Сети, конечно, изношены многолетними недостаточными вложениями средств. Но мне кажется, тогда более активно работали по подготовке к зиме.
- Владимир Евгеньевич, не обижайтесь, но даже Вы – представитель так называемой элиты смоленского общества – интеллектуал, журналист, главный редактор – и то  не понимаете  очевидность вещей, которые вытекают из буквы Закона. Вы, как и некоторые другие Ваши коллеги по журналистскому цеху,  считаете, что если бы в бюджете Смоленской области или в бюджете города Смоленска были заложены большие средства, чем сегодня, на энергетическую теплоснабжающую составляющую – на жилищно-коммунальное хозяйство, то это коренным образом изменило бы систему. Вы, видимо, как и некоторые другие, считаете, что если бы Алашеев или Островский проводили не 5 совещаний, а 25 и лично выезжали бы на осмотр труб, что-то от этого поменялось бы. Отнюдь. Я могу ежедневно проводить совещание, город – по два совещания, заниматься опрессовкой, но от этого ситуация не поменяется ни на йоту. Мы все помним - и Вы, как человек немного старше, и я, начавший свою жизнь в СССР, - наше славное  советское прошлое и пытаемся его спроецировать на нынешнюю ситуацию. А это несовместимые вещи. Я уже как-то говорил, и Вам сейчас повторю: у нас другое государство, другие законы, другая экономика, другая система управления в стране и многое-многое другое. И если раньше первый секретарь обкома партии Иван Ефимович Клименко или кто-то другой мог вызвать к себе на ковер руководителя города, руководителя МУПа и поставить жесткие условия с требованием выполнить ту или иную задачу в жестко оговоренные сроки, то, в случае неисполнения, он оперировал угрозой уволить того же руководителя города или МУПа с работы и исключить из партии. Сейчас ни один глава муниципалитета по закону мне не подчиняется. Муниципальная власть – абсолютно самостоятельная власть.
Но я хочу сказать о другом. Еще раз прошу Вас и всех смолян услышать: в 90-е годы прошлого века в результате приватизации многое из государственного имущества ушло в частные руки. В том числе, теплосети города Смоленска оказались приватизированы в то время, когда мой бывший конкурент на выборах губернатора и мой бывший и нынешний оппонент господин Лебедев был председателем Смоленского городского Совета. Именно в период его руководства эти самые сети, которые сейчас взрываются, лопаются и из-за которых замерзает население, ушли в частные руки. Поэтому, когда господин Лебедев и его товарищи по партии критикуют городскую и областную власти, они бы лучше честно ответили людям, кто допустил уход этих сетей в частные руки, и кто, собственно, заложил эту мину замедленного действия, за которую сейчас холодными батареями и отсутствием горячей воды расплачивается население. Все эти сети – частные.  Контроль над их состоянием – федеральные полномочия Ростехнадзора, а не городской администрации  и администрации Смоленской области. Даже Ростехнадзор  по нынешнему законодательству не имеет права проверять их чаще, чем три раза в год. Понятно, что менять эти сети и вкладывать в модернизацию средства может только сам частник. В областном бюджете на этот год заложены 5 миллионов рублей, в городе – 2 миллиона. Но даже если бы у нас было заложено 500 миллионов или 5 миллиардов, я не копейки из средств регионального, а городская администрация из средств муниципального бюджетов не имеем права потратить на то, чтобы поменять хотя бы один метр трубы. Это исключительная зона ответственности теплоснабжающей компании «Квадра». Частной компании, повторю еще раз. Более того, действующее законодательство таково, что, когда в момент аварии необходимо устранять ее последствия, только сам частник может работать на своей трубе. Ни город, ни область не имеют права даже приближаться на пушечный выстрел к этой трубе, иначе наступит  ответственность  перед прокуратурой.
Но надо отдать должное городской администрации: в период устранения недавних аварий этого года она принимала решения, как говорится, на грани фола, работая над устранением аварии, чтобы быстрее восстановить теплоснабжение в домах. И последнее – сети изношены настолько, что сейчас только многомиллиардные вложения в обновление сетей со стороны компании «Квадра» помогут кардинально разрешить проблему. В одном только Смоленске необходимо заменить более 70 километров труб. Поэтому в больших кабинетах в Кремле и в Правительстве я предлагаю конкретные меры, которые может предпринять федеральный центр для кардинального изменения данной ситуации. Эти предложения требуют отдельного разговора.
- Согласен со многим из того, что Вы сказали. А не согласен с тем, что Вы, возможно, не услышали в моем вопросе. Я тоже категорический противник совещаний-говорилен вместо конкретных мер. Но и у областной, и у городской власти, и у Ростехнадзора достаточно полномочий, и ремонтные работы городская администрация сейчас выполняла опять-таки по согласованию с «Квадрой». И вот эта опрессовка, о которой я говорил, как раз-таки гарантирует, что зимой трубы не будут лопаться.
- Если сделать максимальную опрессовку летом, то все трубы рванут так, что их и до зимы не залатаешь. Вы даже не представляете себе, насколько это решето дырявое. 70-80 процентов – тотальный износ. Поэтому опрессовывать нечего. А с учетом того, что «Квадра» не хочет вкладывать деньги, мы и десяти процентов сети не сможем заменить, чтобы войти в отопительный сезон более-менее нормально.  
- Не буду спорить. Полагаю, что Вы это утверждаете, опираясь на мнение специалистов по теплоэнергетике.
- За почти четыре года работы губернатором я, поверьте, настолько погрузился в проблематику, которая затрагивает компетенцию администрации области, что уже являюсь если не лучшим, то, по крайней мере, достаточно осведомленным специалистом в вопросах теплоснабжения. Вы, Владимир Евгеньевич, как человек, работающий в другой сфере, просто не владеете всем объемом информации. Как  и многие другие журналисты, которые пишут, не зная предмет.
- Мне все-таки кажется, что…
- Вот я сейчас точно уловил – Вам кажется, а я знаю. И так во всем, Владимир Евгеньевич.
- И все-таки. Хорошо, что в городском жилом фонде есть дома с поквартирным отоплением, но надо вкладывать деньги в хорошо забытое старое – в котельные. И их можно построить очень быстро и не так уж и дорого. Может быть, это нужно было делать вчера и позавчера, еще до Вашего прихода в область – здесь я с Вами соглашусь. Но всегда нужно иметь альтернативу, чтобы не зависеть от одного монополиста.
- Владимир Евгеньевич, на 100 процентов с Вами согласен! И эту коммунальную политику уже 3,5 года реализует наша администрация на территории города Смоленска и  Смоленской области. У нас есть компании, которые  при поддержке администрации области инвестируют в теплоэнергетическую сферу региона и строят модули. К сожалению, этого недостаточно применительно к общему объему жилого фонда и всех котельных, которые надо менять. Я абсолютно поддерживаю позицию руководства страны и стараюсь планомерно реализовывать эту политику по концессии всего жилищно-коммунального хозяйства Смоленской области. Уверен, что в ближайшие год-два  нам удастся найти серьезного инвестора с  опытом работы в данной сфере, с серьезными финансовыми возможностями, чтобы через концессию обновить все котельные в городе Смоленске, чтобы население получало качественные услуги и чтобы потери от дырявых труб и старых котлов не были такими чудовищными, как сегодня.
- Понятно, что как губернатор Вы обязаны исполнять решения федерального центра. Если можете, выскажите свое личное мнение как владельца жилого помещения к взиманию платы за капитальный ремонт, которая, кстати, в Смоленской области недавно повышена.
- Я призываю Вас, Владимир Евгеньевич, и Ваших коллег по журналистскому цеху быть максимально профессиональными и компетентными. Вы констатировали, что в Смоленской области повышен тариф на капитальный ремонт. Но давайте будем честными перед Вашими читателями, которые являются жителями Смоленской области  и города Смоленска. Я просил бы при этом также отметить, что во всех субъектах Федерации на протяжении последнего времени тарифы поднимали, а губернатор Островский на длительное время заморозил это решение. И когда сейчас мы подняли тариф на 48 копеек, и эту тему стала активно обсуждать не очень-то позитивно настроенная к нам пресса, они, как и Вы, по-видимому, забываете сказать: даже с учетом повышения у нас один из самых низких тарифов в стране и в Центральном федеральном округе. Я как губернатор делаю все возможное, чтобы для смолян эти потери были минимальными. Но поднимать тариф хоть в какой-то степени я вынужден и обязан.
А если говорить о моем отношении к капитальному ремонту, у меня два ответа на Ваш вопрос: как у губернатора и как у гражданина, человека и патриота. Как у человека, который имеет квартиру и также вынужден за нее платить, у меня тот же ответ, что и у людей,- с какой стати мы должны за это платить.  Как у губернатора, как у человека, который владеет цифрами, полностью осведомлен о бюджетной составляющей, у меня другой ответ жителям Смоленской области. Давайте будем честны сами перед собой. При этом радости от такой честности ни у меня, ни у жителей региона быть не может: государство не в состоянии нести бремя капитального ремонта. Плохо это или хорошо? Плохо.
- Но я, например, готов платить за капремонт после того, как к нему приступят, даже если цена меня не очень устроит…
-  Я благодарен, что Вы уловили мою мысль. Но  мы будем или ждать, пока наши дома рухнут, или давайте скидываться и сами за это платить. Иного варианта, к сожалению, нет, пока федеральный центр не найдет источники для капремонта по всей стране за счет средств федерального и в последующем региональных бюджетов.
С точки зрения Вашей, которую, думаю, разделяет и подавляющее большинство жителей Смоленской области,  почему я должен платить сегодня и  в ближайшие 25 лет, тогда как мой дом стоит в программе на 2030-й или 2040-й год. С точки зрения логики, Вы абсолютно правы. А с точки зрения реалий, мы все – одна страна, один народ, и мы скидываемся в общий котел, а фактически делаем так, чтобы сегодня, завтра, через неделю потолки не рухнули в домах, в которых должны были выполнить ремонт еще в 70-е годы прошлого столетия. Справедливо или нет скидываться в общий котел? С точки зрения владельцев более-менее нового жилья, абсолютно несправедливо. Но анализ общего состояния приводит нас к выводу, что это единственно верный путь.
Кроме того, собственники жилья имели право создавать для многоквартирных домов, в которых они живут, отдельные счета и накапливать деньги для именно ремонта своих домов, а не складывать их в общий котел. Для этого всем жителям многоквартирного дома надо было собраться вместе и принять решение. Но, как показывает практика, даже ради собственного блага большинство людей не хотят проявлять активность. Однако за них принять такое решение не может никто.
Подавляющее большинство смолян приходит ко мне на приемы граждан именно с вопросами по переселению из аварийного жилья. Люди показывают фотографии, от которых волосы дыбом встают. Более того, и без фотографий я уже огромное количество таких домов посетил и встречался с жильцами, знаю, что там бегают крысы, батареи текут, потолок вот-вот рухнет. Я сопереживаю людям, и мне как представителю власти стыдно людям смотреть в глаза. Но большинству из них отвечаю: «Я очень сожалею, что вы живете в таких условиях, я вам как власть приношу свои извинения, но за 15 минут до вас у меня была другая бабушка, и у нее, к сожалению, жилищные условия еще хуже. И сначала я ей обязан помочь, а потом уже вам». Устраивают ли людей такие ответы власти? Нет, не устраивают!  Стыдно ли мне это говорить? Стыдно! Но иного варианта у меня нет. И если бы здесь был губернатором Коренев Владимир Евгеньевич, он давал бы точно такие же ответы в таких же условиях при такой же экономике и таком законодательстве.
- Когда Коренев был помощником мэра, он принимал в день – не поверите, я сам потом не верил, но было записано в кондуите, до 100 человек. И почти всем вынужден был отказывать. Но удивительно, очень многие меня благодарили. Спрашиваю, за что, я же Вам отказал. А в ответ, мол, вы хоть меня выслушали.
- Вот Вы сами себе ответили на первый вопрос этого интервью, почему люди в Смоленской области поддержали мою кандидатуру на выборах губернатора и почему в целом большинство смолян, за что я им очень благодарен, ко мне позитивно относятся, несмотря на то, что живут в тяжелейших условиях.
- Я уже злоупотребляю Вашим вниманием. Поэтому, пожалуйста, тезисно: основные успехи 2015 года, и как на фоне этих успехов можно объяснить рост Государственного долга Смоленской области.
- Ключевым успехом 2015 года, на мой взгляд, является то, что несмотря на процессы, происходящие в экономике, жизнь смолян не ухудшилась. Сохранены все социальные гарантии и обязательства перед жителями Смоленской области. Идет значительный приток инвестиций, увеличивается доходная часть бюджета. Несмотря на тяжелое положение в промышленности, вырос внутренний региональный продукт. Отмечается ежегодная динамика по собираемости урожая, и мы добились в прошлом году такой урожайности, которой не достигали на территории Смоленской области со времени распада Советского Союза. Идет, хотя и не настолько активно, как хотелось бы, газификация Смоленщины: все новые и новые поселения подключаются к газу, ведется работа с Газпромом по завершению газификации Велижского и Угранского районов. Достигнут прирост квадратных метров возведенного жилья в 2015 году по сравнению с 2014 годом, а в 2014 году – по сравнению с предыдущим годом. Увеличивается обеспечение региона произведенными здесь, на Смоленщине, мясом, молоком, яйцом. При этом, несмотря на достигнутые результаты, люди все еще живут очень тяжело. То есть улучшение есть, но пока этого улучшения население, к сожалению, коренным образом не почувствовало. Я это понимаю, не питаю иллюзий и отдаю себе в этом отчет.
Что касается Вашего вопроса по государственному долгу. Когда 26 апреля 2012 года на заседании Смоленской областной Думы я как кандидат в губернаторы представлял депутатам свою программу, то одним из предлагаемых ключевых направлений деятельности администрации декларировал сокращение государственного долга Смоленской области. Безусловно, я тогда не мог знать, что 7 мая Президент подпишет очень нужные и правильные Указы по поэтапному повышению зарплаты бюджетников, которые мы выполняем в полном объеме – это очень большие финансовые средства. А в регионе к тому моменту уже действовало большое количество социальных льгот регионального уровня, которые были приняты при прошлых администрациях и при прежних Думах. Эти льготы изначально принимались без учета поиска источников их финансирования. И мы как новая региональная власть не имели права отказать смолянам, лишив этих льгот. Приведу несколько примеров. При прежней власти был принят закон о ветеранах труда Смоленской области. Это нужный закон! Но когда прежняя власть его принимала из популистских соображений, она должна была продумать, где взять деньги на его финансовую реализацию. А в итоге брала деньги в долг. Мы, не имея права отнять у людей то, к чему они привыкли, тоже вынуждены брать в долг, выполняя все те социальные обязательства, которые были взяты до нас.
- Часть льгот раньше предусматривалась федеральными законами, а потом их финансирование было переведено на региональный уровень. 
- Да, это так. А еще при прежних властях был принят закон о региональном материнском капитале.
- Мы тогда впереди Европы всей захотели бежать.
- Да. Один из самых бедных регионов Центрального федерального округа и России напринимал столько решений в социальной сфере, сколько не могут себе позволить богатые регионы. У нас один из самых высоких размеров материнского капитала по стране, самый большой в Центральном федеральном округе. Это, вне всякого сомнения, для смолян хорошо, а для власти и для обсуждения с главным редактором уважаемого журнала плохо. Смоленская область при ее бедноте вошла в перечень шести – я подчеркиваю, шести субъектов  Федерации, где выплачивается материнский капитал со второго ребенка. По всей стране – или с третьего ребенка, или в ряде республик – с пятого или с седьмого.
Также добавились отдельные социальные поручения, поступившие с федерального уровня. Мы берем в долг, уважаемый Владимир Евгеньевич, исключительно под реализацию федеральных и региональных социальных решений, облегчающих жизнь наших граждан. У нас есть вариант не брать в долг, и обнулить все социальные обязательства. Но мы не имеем морального права на это.
- А есть какая-то программа у Вас, чтобы этот долг сократить?
- Выхода три. Во-первых, власть должна предпринимать максимальные усилия для того, чтобы коммерческие кредиты замещать бюджетными. В последние годы мы являемся лидерами в стране по получению именно бюджетных кредитов. За счет пониженной процентной ставки мы, тем самым, меньше тратим на их погашение. Во-вторых, региональная власть должна максимально увеличивать доходную часть бюджета, привлекая больше инвестиций. Мы уверенно идем по этому пути. С каждым годом приток инвестиций при нашей администрации растет. Но пока еще инвестиции поступают не в том объеме, чтобы, действительно, стать очень развитым экономическим регионом – и в сфере агропромышленного комплекса, и в промышленности. И третье - то, что должна сделать федеральная власть, и она частично это уже делает. По инициативе Президента был принят закон, в соответствии с которым Минфин стал предоставлять кредиты не по ставке 2,5 или 3 процента, а по ставке 0,1 процента. По этому каналу Минфин не может давать безвозмездную помощь. Но такая ставка – это реальная, практическая помощь субъектам на их развитие и сбалансированность.
Федерация должна думать, как поддержать регионы. Я и мои коллеги, губернаторы, ждем от Федерации пусть не списания долгов регионов, а хотя бы принятия решения об их реструктуризации. Мы очень рассчитываем – и я в том числе - что в Правительстве будет принято решение, дающее возможность регионам в течение 10-15 лет не платить по долгам, погашая только процентные обязательства, а большую массу высвободившихся денег направлять на социальное развитие. Вы нам дайте возможность сначала заработать, а из заработанного мы вам, Федерации, потом будем отдавать. Вот такая позиция у меня и многих моих коллег.
- Напрашивается аналогия с Вашими взаимоотношениями с муниципалитетами. Вот Вы много раз говорили о том, что надо больше полномочий дать губернатору. Но ведь без финансового обеспечения местного самоуправления очень трудно требовать качества работы и строго  спрашивать с глав районных администраций. 
- Вы абсолютно правы. Когда Минфин поменяет правила межбюджетных отношений, и изменится региональная составляющая, мы ровно так же пойдем по пути изменения межбюджетных отношений между субъектом Федерации и муниципалитетами.
- А ставите Вы этот вопрос перед Правительством?
- И я, и многие губернаторы ставим этот вопрос в рамках общей финансовой политики в стране. Пока же мы живем по тем правилам, которые придуманы Минфином. Мы сами их изменить, увы, не можем. Вы знаете, что на этот год мы с депутатами областной Думы приняли бездефицитный бюджет. Критики региональной власти немало острых стрел в наш адрес направили, мол, как можно в такой тяжелой ситуации в регионе принимать бездефицитный бюджет. Но если бы бюджет можно было принимать, не оглядываясь на Министерство финансов, на те критерии, которые устанавливают там, мы, я Вас уверяю, приняли бы дефицитный бюджет в десятки миллиардов рублей. Нам нужно строить огромное количество дорог, ремонтировать огромное количество больниц, поликлиник, детских садов, школ, строить очень много инфраструктурных объектов, менять сети там, где они являются муниципальными. Но мы принимаем бюджет, исходя из необходимости его согласования с Минфином. Если мы вдруг заработаем больше, чем заложено в доходной части бюджета, я Вас уверяю, мы точно знаем, на какие направления в интересах смолян эти деньги, в первую очередь,  необходимо направить.
- Ясно, что сейчас придется соблюдать режим строжайшей экономии. Это видно уже и по некоторым Вашим решениям – Вы сокращаете управленческий аппарат. И тут Народный фронт поднимал вопрос: почему у главы администрации Смоленского района помощников больше, чем у губернатора Смоленской области. Как Вы к этому относитесь?
- Любой здравомыслящий человек, понимающий реальные нужды того или иного высокопоставленного чиновника и соотнося их с фактическим обеспечением этих чиновников так называемым обслуживающим аппаратом, возмутится. Конечно, я поддерживаю позицию Общероссийского народного фронта о неприемлемости раздувания штатов. Но глава муниципального образования «Смоленский район», как и иные главы, не является моим подчиненным. Поэтому я буду очень признателен, если ОНФ через свои возможности понудит и этого главу, и многих других поумерить свои аппетиты. И деньги, которые будут высвобождены от заработной платы этих помощников-советников, как бы их ни именовали в штатном расписании, направят на социальные нужды.
- Надеюсь, что те многочисленные вопросы, которые у меня есть, еще будет возможность Вам задать в обозримом будущем. И поэтому в сегодняшнем интервью прошу Вас, Алексей Владимирович, ответить на последний (или, как сегодня стало модно говорить, крайний) вопрос. Кратко поделитесь, пожалуйста, своим опытом, как же Вам удалось строптивый Смоленский городской Совет «обуздать»?
- Нужно к людям относиться, как к партнерам, с уважением, не нужно испытывать головокружение от того, что ты - высшее должностное лицо, а твои коллеги только депутаты муниципального уровня. Нужно быть внимательным к людям, работать с ними, не только исходя из своих интересов или интересов занимаемой тобою должности, а исходить из взаимных интересов. Любое партнерство, любой диалог – это дорога с двухсторонним движением. Если ты хочешь от муниципальной власти каких-то шагов в пользу субъекта для решения проблем населения, ты должен слышать муниципальную власть. Я думаю, именно в этом диалоге, в этой конструкции нам и удалось впервые в Смоленске обеспечить работу  исполнительной и представительной власти столицы субъекта в тандеме с областными структурами как одной команды. У нас нет деления на областных и городских. Здесь живут одни и те же люди – смоляне, и им наплевать, кто круче – мэр или губернатор. Они хотят жить достойно, и мы стараемся обеспечить им достойную жизнь. Насколько это нам удается, покажут следующие выборы.
- Спасибо Вам, Алексей Владимирович, за откровенный разговор.


Интервью вел
Владимир Коренев.


 

Добавить комментарий

В комментариях категорически запрещено:
1. Оскорблять чужое достоинство
2. Сеять и проявлять межнациональную или межрелигиозную рознь
3. Обсуждать личности, личные обстоятельства, интеллектуальный, культурный, образовательный и профессиональный уровень
4. Употреблять ненормативную лексику, проще говоря мат
5. Публиковать объявления рекламного характера в том числе и рекламирующие другой сайт
6. Публиковать комментарии бессодержательного характера, т.н. "флуд"
7. Размещать комментарий содержащий только один или несколько смайлов
За нарушение правил следует удаление комментария или бан (зависит от нарушения)!!!


Защитный код
Обновить

201308-156.jpg

Журнал Смоленск 2007 год

Журнал Смоленск 2006 год

Чтобы сообщить об ошибках в тексте на нашем сайте, нужно выделить текст и нажать SHIFT+ENTER

Похожие материалы

Комментарии

  • ВЕРА, ВЕРОЧКА

    21.06.2019 16:10
    Какое счастье, что я знал этого светлого человека! Встретились мы на занятиях "Родника" Юрия Пашкова. Посредством таких людей душа моя осталась в ...
     
  • ПОКЛОН УЧИТЕЛЮ

    03.05.2019 01:25
    Ильющенкова Мария Антоновна после переезда в Смоленск была директором 31 школы, а не 34(как указано в вашей статье). Я являюсь ее внучкой, дочерью ...
     
  • Шишок

    09.12.2018 13:38
    В ноябре этого года,я посетила могилу М.К.Тенишевой,о на находится в идеальном состоянии,видим о А А.Ляпин (мое глубочайшее почтение),остав ил кладбищу ...
     
  • ОПЕРА

    11.10.2018 23:53
    Здравствуйте! Мой дедушка - Кукес Юрий Матвеевич, Народный артист РФ, разыскивает своего двоюродного брата Алексдрова Александра Марковича. Наткнулась ...
     
  • Бога за бороду схватили?

    19.05.2018 17:38
    Могу ли я стоять в стороне, когда честных добросовестных лейтенантов ДПС за добросовестное выполнение своих обязанностей (а это подтвердила служебная проверка ...
     
  • ПОСТОВОЙ КУРИЦЫН

    01.05.2018 23:27
    Из правды в статье только фамилия милиционера. Офицерская форма не смущает? Почему никто не обращался к архивам, не искал родственников? Сколько можно ...

© 2020 Журнал Смоленск. Все права защищены.
Журнал Смоленск — независимое издание.