Архив 2013 - 2017 гг.. областного журнала Смоленск

Смоленский журнал

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Главная 2016 № 01 (185) Январь 2016 г. Семейная жизнь в усадьбе

Семейная жизнь в усадьбе

Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Из истории дворянства

Анна Лапикова.

Usadba-1Духовный кризис, охвативший наше общество и не позволяющий людям найти идеал в настоящем, в поисках нравственной опоры  заставляет обратиться к прошлому. В частности, многое можно вынести для себя, изучая ту систему ценностей, которой была пронизана семейная  жизнь русского дворянства.
Усадебный быт неотделим от семейной жизни. Собственно, и строились усадьбы для воцарения там семьи. Усадьбам надлежало стать   хранилищем семейных традиций, архивов, фамильных  портретов, родовых реликвий. Они были связующими звеньями поколений,  на них зачастую держалось материальное благополучие семьи. В усадьбах происходило максимальное и оптимальное сращивание двух понятий – дом и семья. Именно в усадьбе их владельцы видели модель земного рая. Тому должны были соответствовать материальные признаки:  дом, сад и  весь уклад жизни, предполагавший тесное семейное общение.
Подтверждение всему выше сказанному мы находим в воспоминаниях Марии Сергеевны Николевой, опубликованных ее дочерью в историческом сборнике «Русский архив» в 1893 году. И хотя свои записки  Мария Сергеевна озаглавила  «Черты старинного дворянского быта», речь в них идет о том, чему она, жившая в первой половине Х1Х века, была свидетельницей. Здесь нужно сделать оговорку: именно благодаря привычке наших предков вести дневниковые записи, в нашем распоряжении оказываются зачастую  бесценные и малоизвестные факты  о прошлой жизни. Несомненно,  М.С.Николева обладала хорошими литературными способностями. Ее воспоминания написаны простым и вместе с тем ярким, образным языком, они не грешат повторами, ненужными подробностями. Все четко, содержательно и художественно.
О чем повествует автор? О своих детских впечатлениях, о деревенском быте, о дворянских семьях, с которыми Николевы- ельнинские помещики  состояли либо в родстве, либо в дружеских отношениях, о судьбах  различных людей, об обычаях и приметах «старинного быта».
 Но факты личной жизни тесно переплетены с событиями отечественной истории, а частные эпизоды дают повод для неожиданного и интересного обобщения.
Начинается  повествование с того, о чем сама Николева,  скорее всего, узнала от своих родителей – о войне 1812 года. Весьма для нас любопытным может оказаться рассказ о том, как крестьяне, воспользовавшись отсутствием помещика и даже не дождавшись прихода французов, грабили  и жгли барский дом. Как,  вернувшись на родное пепелища после скитаний по родственникам, избежавших разорения, отец не стал наказывать своих крестьян. В своих воспоминаниях Николева пишет: « Хотя Смоленская губерния считалась бедною, но я не могу сказать, что крестьяне наши очень нуждались. Отец и брат мой всегда говорили, что первое их желание  видеть своих мужиков в сапогах, а не в лаптях». Стоит заметить, что в начале Х1Х веке отношения помещика с крестьянами  строились по патриархальной  схеме:  отец-помещик  (великодушный, мудрый, заботливый) и дети-крестьяне, которых надо было наставлять, вразумлять, учить. Тот же принцип патернализма  наблюдаем в отношении царя (не случайно – батюшка!) со своим народом.  В книге Николевой есть несколько эпизодов, относящихся к приезду царя и великих князей в Смоленск, Ельню, Вязьму. И,  описывая свои впечатления от этих встреч,  она не впадает в верноподданнический экстаз, а говорит о царствующих особах, как о  людях, которые своими заботами, делами, своей безупречной репутацией  заслуженно вызывают любовь и почитание.  Так хорошие дети говорят о своих родителях.
Вообще авторитет старших в то время был незыблемым. Даже если эти старики не всегда вели себя достойным образом. В частности,  у Николевой находим рассказ о Марии Ивановне Пассек, «взбалмошной старухе, избалованной общим поклонением». Свою дочь, вдову с тремя детьми, она буквально изводила многочасовыми  наставлениями, ставила ее на колени. Юных родственниц заставляла сначала прикладываться к ручке, а потом  - «даст щелчок в лоб. Вот тебе за гордость».  Горничных привязывала нитками к стулу, те сидели, боясь шевельнуться, чтобы не  оборвались нитки. Выказывая  к кому-то «благоволение»,  она во время обеда накладывала полную тарелку различных кушаний, перемешивала их пальцем и приказывала  подать это объекту своей «милости». Унижать близких и далеких родственников, а таких было «чуть ли не половина губернии», ей, по-видимому, доставляло большое удовольствие. Но Марии Ивановне все сходило с рук, поскольку  у нее было «громадное родство, смотревшее на нее как на главу и корень». 
Однако авторитет старейшин родов, отцов семейств чаще всего держался на их действительных заслугах перед своими родными и близкими. Они вели хозяйство, приумножали, как могли, достаток,  несли ответственность за материальное благополучие семьи.
Жизнь в усадьбе была подчинена строгой иерархии. У всех были свои обязанности. И такое четкое распределение домашних хлопот – одна из причин того, что члены семейств, занимаясь каждый своим делом, не ссорились, не конфликтовали друг с другом.  Чем старше был член семейства, тем большая ответственность накладывалась на него. Забота о своих родных была делом обычным и, совершая,  с точки зрения наших современников, самоотверженные поступки, в те времена  видели в этом только  простое выполнение своего долга.  В записках Николевой есть фрагмент,  повествующий о судьбах ее многочисленных братьев и сестер.   «Два старших брата, как и старшие сестры, положили не жениться и не выходить замуж, чтобы не дробить имения, с которого доход получали до 30 тысяч рублей, так как оно было хорошо устроено и поддержано. И только уплата по залогу подкашивала наши средства». Напомним, что после войны 1812 года, чтобы восстановить разоренное большей частью по вине местных крестьян имение, владельцы вынуждены были заложить его. Далее дается описание занятий всех членов семейства: полевыми работами заведовал старший брат, второй брат Алексей – во время войны адъютант Репнина, получил контузию, никуда не выходил из своих комнат, читал и вышивал на пяльцах. И только третий брат был женатым и жил в Петербурге. Кстати, о его жене, наезжавшей время от времени  в имение Покровское, автор записок была невысокого мнения, осуждая ее за слишком свободное поведение (оно заключалось в том, что женщина говорила громко и скоро, а еще - «всякий день румянилась и белилась», в то время как сестры Николевы «никогда ничем не притирались»). Что же касается сестер, в  их обязанности входило учить младших, летом делать заготовки, в частности, варить варенье, следить за домашней птицей, за пряжей и тканьем холста, оказывать помощь больным крестьянам, вести домашнюю переписку, управлять прислугою. Почетной обязанностью было разливание чая за столом. А глава семейства – мать, помимо общего руководства, например, должна была готовить конфеты. Что же отец – в данном случае по причине слепоты он не мог быть деятельным членом – он контролировал все происходящее в имении и следил за соблюдением, скажем так, «правил внутреннего распорядка». Даже приватная жизнь сто пятьдесят лет назад была строго регламентирована.
Стоит несколько слов сказать об этих самых «правилах» или «чертах», как их называет Николева. Деревенский день начинался очень рано – в шесть утра дети должны были садиться за ученье, которое продолжалось до 12 часов. Даже большие праздники не освобождали от учебы. Мария Сергеевна рассказывает, как на Святки она  поленилась и не выучила урок, за что получила выговор. Обиженная, вышла на улицу и, плача, долго гуляла по саду. Все закончилось более  чем печально: девочка  ослепла и несколько месяцев ничего не видела. Однако занятия не прекратились даже во время болезни. Кроме всего прочего, ее стали усиленно учить музыке.

Usadba-2Взрослые члены семьи утренние часы посвящали хозяйственным делам.  Обедали поздно. Как правило, на стол выставляли до пяти блюд, но по праздникам их количество увеличивалось до 12 и более. Застолья всегда были многолюдными: помимо членов семьи в них принимали участие гости, поскольку «не более двух дней в неделю у нас не садились за стол гости на обед»- М.Н. Гостеприимство – одна из характерных черт дворянского быта. Все, что подавалось на стол, обычно производилось в имении. Натуральное хозяйство является также приметой того времени.  Вот что по этому поводу пишет М.С.Николева: «Все обиходные вещи производились домашними средствами, начиная от холста и ниток до башмаков. У нас  был свой кожевенный завод. Сукно для прислуги ткали дома, шубы они имели из выделанных дома же овчин, свечи тоже своей выделки. Целый отдельный флигель был занят столярами и плотниками. Мебель у нас делали очень недурную. Были и резчики, и каменщики, кузнецы и шорники, все выбранные из своих же крестьян. И если у которого оказывались способности к какому-либо мастерству, его отдавали совершенствоваться в какой-нибудь хороший магазин в Москве». Добавим к сказанному наличие оранжерей с абрикосами и бергамотом, птичник с тысячами птиц, скотный  двор  – и сделаем  вывод: не испытывали проблем с пропитанием наши дворяне и не  возлагали надежды на покупку съестного, а сами производили все необходимое. Поэтому лишний рот в семье не обременял никого,  и обычай брать на содержание детей из бедных семейств был вполне распространенным явлением. Произведенное в имении предназначалось не только для внутреннего пользования. Из воспоминаний Марии Сергеевны узнаем, что чухонское масло продавалось кадками, из трех садов один использовали для собственных нужд, а два сдавали в аренду и т.д.
Знакомство с семейным укладом в усадьбе позволяет развенчать миф о бездельниках-помещиках. Их день была наполнен всевозможными хозяйственными заботами, которые они сочетали с деревенскими удовольствиями. Устраивались приемы гостей, балы, домашние маскерады. Различным танцам, как и музыке, учили с раннего детства.  Усадебный быт предполагал интеллектуальное развитие и эстетическое воспитание,  многолюдные праздники и тесное семейное общение. В обычные дни развлекались незамысловатыми играми. Николева упоминает об одной такой – «дурочке»: играющий должен был пронести на голове ложку с жидким вареньем.
И еще об одном аспекте семейной жизни в усадьбе следует упомянуть, о  том, что, собственно,  и составляло основу этой жизни – об отношениях мужа и жены.  Естественно, столь тонкая область человеческих отношений не укладывается в какие-то модели. Мы можем только сослаться на некоторые факты, почерпнутые из записок Николевой. Были счастливые семьи, в частности,  семья Николевых. О любви отца к матери Мария Сергеевна упоминает не единожды. Но горе тем женщинам, которые попадали в руки мужа-самодура. И пример тому – судьба  княжны Соколинской, вышедшей замуж за некоего Каленова. Этот деспот запирал несчастную женщину на ключ, задавал ей работу, а сам при этом «возился с гувернантками». В постные дни он приказывал ставить перед ней самую простую пищу, садился напротив и уплетал жареного цыпленка. Заставлял читать Псалтырь нараспев, как читают над покойником. Если они куда-то выезжали,  и жена посмела открыть рот, муж начинал щипать бедную до крови. Ко всему прочему изводил ее ревностью. Понятно, выдержать такие издевательства женщина не смогла и вскоре умерла, оставив тирану двоих детей.
Знакомясь с описанием  различных семейных историй – зачастую весьма драматичных – начинаешь понимать, сколь важная роль отводилась мужчинам и насколько пассивна женщина, если рассматривать ее роль в социальном контексте. Однако в семье слабый пол зачастую брал власть в свои руки, но при этом соблюдая все правила приличия того времени, предписывающие  женщинам, при всей их  природной активности,  на людях  не выпрыгивать впереди мужа. У мужчин-дворян, помимо многочисленных обязанностей в отношении Отечества и государя, была еще одна: они должны были заботиться о том, чтобы не создалась ситуация, в которой могла  пострадать честь женщины. Подтверждения тому находим все в тех же воспоминаниях Николевой. Взять хотя бы такой случай: в имении Глинок в Новоспасском матушка композитора праздновала день своего ангела. Гостей собралось много, их разместили в комнатах, расположенных по обе стороны длинного коридора. Женщин  - с одной стороны, мужчин – с другой. И далее: «Одна из приезжих девиц, мало знакомая с расположением дома, заболела весьма серьезно и вышла в коридор, не желая стонами беспокоить соседей. Походив по слабо освещенному коридору, она ошиблась стороной и вместо левой, где  были дамские комнаты, повернула на правую мужскую сторону…, ощупью добралась до места, где  предполагалась кровать, с которой встала полчаса назад, бросилась на нее, не раздеваясь, и мгновенно заснула. Офицер, спавший на той же кровати, прижавшись к стене, сразу проснулся, почувствовав, что кто-то упал с ним рядом, и нащупал женскую одежду.  Он сперва растерялся, потом осторожно взглянул на соседку и, спустя несколько времени, разбудил ее, перепуганную и долго не могшую понять, что с нею. Наконец, все было разъяснено, и она растерянная прокралась снова в коридор разыскивать свою комнату, у порога которой ее и нашли наутро без чувств, в горячечном припадке. Дело однако кончилось благополучно: честный молодой человек, видя, что несмотря на все его старания, товарищи его по ночлегу заметили происшедшее, и зная, что репутация невинной девушки может пострадать, объяснился с ее родными и женился на ней».
Анализируя записки Николевой применительно к семейной теме, можно сделать вывод:  практически для всех членов семьи было характерно чувство высокой ответственности не только перед ближайшими родственниками, но и всеми представителями дворянства. Не случайно в этом смысле замечание А.Блока: «дворяне все родня друг другу». Дворянам  было присуще великолепное знание своей родословной, своих корней. Они гордились славными делами своих предков,  и это налагало дополнительную ответственность живущих  перед последующими поколениями.  Строгая иерархия, предполагающая подчинение младших старшим, всех членов семейного клана – старейшинам,  не делала наших предков людьми инфантильными. Скорее наоборот – формировала характер, в котором доминировали такие черты, как  чувство долга, обостренное понимание фамильной чести, умение пожертвовать личным ради интересов рода.
        Таким образом, было бы ошибочно рассматривать усадьбы  только как  архитектурно- парковые ансамбли, хозяйственно-экономические  комплексы. Их  не случайно  стали именовать дворянскими гнездами. Для многих представителей этого сословия они были местом появления на свет,   и там же заканчивалась земная жизнь целых семей. В усадьбах находили убежище потерпевшие поражение на государственной службе, в них искали уединения, там творили и напряженно работали, любили и ненавидели, искали смысл жизни и пытались исправить недостатки мира. Приватная жизнь в усадьбах, хотя и подчинялась требованиям дворянского этикета, все же, в отличие от столичной и городской,  предполагала некоторую свободу, большую  искренность в отношениях, осуждаемую в столичных салонах естественность в поступках. Все это вполне  закономерно: природа, окружающая человека, не могла не воздействовать на него таким образом. Роскошь быть самим собой была доступна для дворянина исключительно в усадьбах, потому многих и влекло в эти приюты «спокойствия, трудов и вдохновенья». 


 
01_05-186-2016.jpg

Журнал Смоленск 2007 год

Журнал Смоленск 2006 год

Чтобы сообщить об ошибках в тексте на нашем сайте, нужно выделить текст и нажать SHIFT+ENTER

Похожие материалы

Комментарии

  • ВЕРА, ВЕРОЧКА

    21.06.2019 16:10
    Какое счастье, что я знал этого светлого человека! Встретились мы на занятиях "Родника" Юрия Пашкова. Посредством таких людей душа моя осталась в ...
     
  • ПОКЛОН УЧИТЕЛЮ

    03.05.2019 01:25
    Ильющенкова Мария Антоновна после переезда в Смоленск была директором 31 школы, а не 34(как указано в вашей статье). Я являюсь ее внучкой, дочерью ...
     
  • Шишок

    09.12.2018 13:38
    В ноябре этого года,я посетила могилу М.К.Тенишевой,о на находится в идеальном состоянии,видим о А А.Ляпин (мое глубочайшее почтение),остав ил кладбищу ...
     
  • ОПЕРА

    11.10.2018 23:53
    Здравствуйте! Мой дедушка - Кукес Юрий Матвеевич, Народный артист РФ, разыскивает своего двоюродного брата Алексдрова Александра Марковича. Наткнулась ...
     
  • Бога за бороду схватили?

    19.05.2018 17:38
    Могу ли я стоять в стороне, когда честных добросовестных лейтенантов ДПС за добросовестное выполнение своих обязанностей (а это подтвердила служебная проверка ...
     
  • ПОСТОВОЙ КУРИЦЫН

    01.05.2018 23:27
    Из правды в статье только фамилия милиционера. Офицерская форма не смущает? Почему никто не обращался к архивам, не искал родственников? Сколько можно ...

© 2020 Журнал Смоленск. Все права защищены.
Журнал Смоленск — независимое издание.