Архив 2013 - 2017 гг.. областного журнала Смоленск

Смоленский журнал

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Главная 2015 11 (183) Ноябрь 2015 г. Встречи с интересными людьми

Встречи с интересными людьми

Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

В Спонсор рубрики – АО «Камея» Kameya

Эксперт идет «по следу»

От редактора. Признаться, меня всегда тянуло узнать детали работы экспертов. Причем, с каждым новым интервью количество вопросов не уменьшается. Такое впечатление, что эксперты, словно пришельцы на неведомую другим планету, проникают в тайны различных материалов, существ или природных явлений. Каждый год появляется что-то новое, как будто космический корабль доставил экспертов на очередную планету их бесконечного «полета».

Вот случай дал очередной повод встретиться с экспертом. Прочитал в Интернете информацию, что в Смоленске проходит учебный семинар с участием специалистов из различных регионов европейской части России и решил встретиться с руководительницей семинара.

Nazarova- Полковник полиции Назарова Татьяна Владимировна, я начальник отдела фоноскопических, лингвистических и автороведческих экспертиз ЭКЦ МВД России. Это главк экспертной службы.

- Поясните, пожалуйста, массовому читателю, что это за виды экспертиз.

- Названия раскрывают характеристику объекта, который исследуется. Мы занимаемся продуктами речевой деятельности – всем тем, что связано с речью и текстом. Фоноскопическая экспертиза представлена двумя экспертными специальностями – идентификацией лиц по фонограммам речи и техническим исследованием фонограмм. Лингвистическая экспертиза – это решение вопросов смыслового понимания устного или письменного текста. И автороведческая экспертиза – это идентификация или диагностика автора по тексту по тексту.

- А насколько экспертиза субъективна? Ведь зачастую оценочные суждения у двух экспертов могут быть диаметрально противоположными.

- В принципе эксперт не имеет право делать оценки. А вот что касается субъективности, риск большой во всех случаях исследования «интеллектуальных» следов, связанных с речевой деятельностью. Но наши действия как раз и направлены на то, чтобы снизить субъективность и приблизиться к объективности. В частности, используемыми нами методиками предусмотрено проведение фоноскопических экспертиз, как минимум, двумя экспертами, то есть комиссионно. При этом один эксперт работает в направлении лингвистического анализа, использует лингвистические методы, а второй эксперт-акустик технических образованием отрабатывает акустические, инструментальные методы. Именно поэтому, когда именно, как минимум, два человека принимают решение, достигается независимый от какой-либо конъюнктуры результат.

В рамках лингвистической экспертизы, когда речь идет о смысловом понимании, заключение может выполнить один эксперт, хотя и по этому направлению мы также рекомендуем решения принимать комиссионно. При лингвистической экспертизе объективной составляющей является язык – кодифицированный, закрепленный нормами языка. И, соответственно, все речевые проявления, которые отражены в тексте, мы фиксируем именно через соотнесение с кодификацией.

- А есть ли у Вас информация о случаях, когда при подготовке заключения эксперта присутствует политическая составляющая?

- Я могу говорить только о своем отделе. У нас не было решений с так называемой политической составляющей. Что же касается ответственности, то любой вывод можно проверить. Например, назначением повторных экспертиз – их может быть несколько. Такие же лаборатории есть и в Минюсте, и в ФСБ, и в наркоконтроле, в Следственном комитете, которые могут выполнить повторные экспертизы.

 Конечно, конкуренция приличная. Мы все понимаем, что проверить  правильность выводов можно. Поэтому делать заведомо ложные выводы просто несерьезно. Такой практики у нас нет. Более того, мизерна вероятность даже не заведомо ложных, а просто неправильных выводов. Единственное -  эксперты в регионах могут поосторожничать, не принять на себя ответственность в тех случаях, когда материал сложные и специальных знаний не хватает. И тогда экспертизу осуществляет головное подразделение, в котором имеются опытные эксперты, обладающие определенными техническими и методическими средствами.

- Татьяна Владимировна, расскажите, пожалуйста, о семинаре, который Вы провели в Смоленске.

- Мероприятие направлено на обучение экспертов из регионов. Мы ежегодно организуем их учебу. За год накапливается определенный опыт, мы его обобщаем, разрабатываем новые методические подходы. Они необходимы при работе с речевым материалом: преступники подстраиваются под современность и маскируются, стараются создать условия для ухода от правовых рисков.

Мы также разрабатываем программные продукты, которые применяются при новых методах. Словом, чтобы, противодействуя преступности, идти одним фронтом,  экспертам приходится постоянно учиться.

- Почему именно Смоленск выбран местом проведения учебного семинара?

- Смоленск всегда находился на переднем фланге защиты Отечества. В правоохранительной деятельности передним флангом является как раз экспертиза. Пожалуй, это самое востребованное средство в противодействии преступному миру. Лидеры страны, средства массовой информации постоянно сообщают о различных случаях экстремизма и терроризма, об угрозах террористов. Мы также находимся на переднем фланге борьбы с организованной преступностью и коррупцией.

Смоленск мы выбрали по географическому принципу – в европейской части России дислоцировано 33 лаборатории. При выборе места учебного мероприятия учитывалась историческая значимость древнего русского города. Нам очень хотелось, чтобы эксперты из различных уголков европейской территории России, кроме специальных знаний, «пропитались» духом славной земли, где «от каждого камня мужеством веет дней наших и дней старины». Мне глубоко в душу запали слова из гимна Смоленска: «Если ты хочешь быть духом сильнее, побудь у Смоленской стены».

- А были ли Вы в лаборатории экспертно-криминалистического центра УМВД России по Смоленской области?

- Да. На меня большое впечатление произвела геномная лаборатория, расположенная в здании управления. Естественно, я интересуюсь всеми видами экспертиз. В Смоленске оборудовали такую лабораторию, которая оснащена всем необходимым для проведения качественных экспертиз. Подобраны хорошие кадры. Лаборатория выполняет исследования также по материалов, поступивших из соседних регионов. Благодаря ее работе уже за год удалось раскрыть сотни дерзких преступлений.

Что же касается фоноскопической лаборатории, то она тоже сравнительно новая. У нас оборудование поставляется только централизованно. Так что в Смоленске и во Владивостоке лаборатории оснащены по единому принципу. Это звуковоспроизводящие устройства нескольких видов – аналоговые, цифровые. Это обязательно акустические системы – колонки. Это наушники, платы преобразования аналоговых сигналов в цифровые и наоборот. Это достаточно мощные компьютеры с большим объемом памяти, потому что обрабатывается много информации. И самое главное – программные средства. Вычисление различных параметров, обработка речевых сигналов тоже требуют определенных программных продуктов, которые позволяют оптимизировать деятельность экспертов.

Всего у нас 70 лабораторий, более 300 экспертов. Это уникальные специалисты. Кстати, среди фоноскопических лабораторий различных ведомств в МВД – самая развитая сеть и наивысшее количество специалистов. Это говорит о большом внимании к данному виду экспертиз со стороны государства. Полагаю, что заключение эксперта – своего рода научный труд. Он вполне может стать основой диссертации.

- В последнее время появляется, к сожалению, масса компиляций в публикациях газет и журналов. Кстати, и те же диссертации друг у друга переписывают…

- Мы можем диагностировать признаки однородности текстов. Также делаем заключение, кто написал текст, каковы характеристики автора. Это идентификация. В решении этой задачи очень высокая потребность, как и в лингвистических исследованиях.

- Занимаетесь ли Вы защитой авторских прав?

- Нет, наше поле деятельности – криминалистическая экспертиза. Что же касается текстов, представляющих художественную ценность, они должны быть исследованы не только методами лингвистики, но и литературоведения.

- А если опубликован текст под чужой фамилией с какой-нибудь скабрезностью, а человек заявляет, что он не писал данную статью?

- Вот это как раз предмет наших исследований. Мы берем образцы, в том числе и лиц, подозреваемых в использовании чужого имени. И при сравнении текстов мы примем однозначное решение.

- Неужели стиль каждого человека настолько индивидуален?

- Да. Имеется много признаков. Конечно, человек может отслеживать какие-то свои особенности письма, но есть вещи, остающиеся без внимания автора.

Скажем, хороший пародист для большого числа слушателей не отличим от того человека, которого он пародирует. Но эксперт запросто определит пародию. В том числе и с помощью акустических особенностей, которые отражают строение речевого тракта. Вот эти особенности даже самый лучший пародист проконтролировать не может.

- Вернемся к семинару. Вы,Татьяна Владимировна, успели познакомиться со всеми экспертами. но меня по понятным причинам интересуют смоленские специалисты. Насколько высока их квалификация?

- У них хороший уровень. С учетом того, что они – молодые ребята, ими хорошо усваивается все новое, что мы преподаем. Я считаю, что они на общем уровне выглядят достойно.

Понимаете, мы бы не приехали в захудалую лабораторию. Конечно же, нам бы хотелось ее усилить, чтобы здесь побольше трудилось хороших экспертов. Потому что нагрузка на них со временем будет только увеличиваться. К сожалению, прогнозируется такое будущее…

 В Смоленске по этому направлению работают 3 эксперта, а надо бы их иметь хотя бы 5 человек.

- Как эксперты повышают свою квалификацию? Полагаю, их учеба не ограничивается подобными семинарами?

- Во-первых, никто не отменял самообразование. Наш семинар является по сути обменом  опытом практической работы. Эксперты делятся случаями из своей практики. Эти случаи оцениваются как позитивный или как негативный опыт. Ситуации разбираются на занятиях. А вот другая форма – стажировка – это уже на нашей базе в Москве в ЭКЦ МВД России. И эти стажировки по всем трем специальностям проводятся. Как правило, каждый проходит такую стажировку. Кроме того, один раз в 5 лет эксперт приезжает к нам на повышение квалификации.

У нас обязательный тестовый входной контроль обучения теории, выполнение практических заданий и выходной контроль.

Эксперты – это те люди, кто постоянно учится. И люди обожают свою работу. Я, например, уже 20 лет в этой области, и ни разу не пожалела, что выбрала такую специальность.

- А как Вы стали экспертом?

- Работала в школе, имела 6 лет школьной практики, была учителем русского языка и литературы. Когда узнала, что приглашаются эксперты-лингвисты  в ЭКЦ МВД России, я прошла испытания и была зачислена в штат.

- Какие требования предъявляются при отборе в эксперты?

- Кандидат должен иметь хороший слух – как физический, так и музыкальный, потому что требуется улавливание интонационных нюансов. Также должны быть очень сильные базовые знания – фундаментальные. Это должна быть стойкость – физическая и психическая. Потому что материалы бывают разные – и порнография, и сцены насилия, и требуется анализировать разговоры об убийстве, например. Контингент со своей спецификой – мы исследуем речевой материал с нецензурной лексикой или агрессивными проявлениями.

Если начинающий эксперт адаптируется к этим условиям, он влюбляется в свою работу и уже не променяет ее ни на какую другую.

Конечно, встречаются случайные люди в нашей профессии. Но их жизнь «вымывает». А так команда стабильная формируется.

По сути той же фоноскопии еще совсем мало лет. Это только у Солженицына в «Круге первом» фоноскопия присутствует, но в лабораториях МВД фоноскопию стали осваивать только в начале 90-х годов. Ей всего-навсего меньше четверти века.

 
201311-159.jpg

Журнал Смоленск 2007 год

Журнал Смоленск 2006 год

Чтобы сообщить об ошибках в тексте на нашем сайте, нужно выделить текст и нажать SHIFT+ENTER

Похожие материалы

Комментарии

  • ВЕРА, ВЕРОЧКА

    21.10.2020 23:54
    В заброшенном состоянии находится могила Веры Анатольевны на Окопном кладбище. Родник, Институт искусств, Детская библиотека, Физакадемия хотят исправить ...
     
  • ВЕРА, ВЕРОЧКА

    21.06.2019 16:10
    Какое счастье, что я знал этого светлого человека! Встретились мы на занятиях "Родника" Юрия Пашкова. Посредством таких людей душа моя осталась в ...
     
  • ПОКЛОН УЧИТЕЛЮ

    03.05.2019 01:25
    Ильющенкова Мария Антоновна после переезда в Смоленск была директором 31 школы, а не 34(как указано в вашей статье). Я являюсь ее внучкой, дочерью ...
     
  • Шишок

    09.12.2018 13:38
    В ноябре этого года,я посетила могилу М.К.Тенишевой,о на находится в идеальном состоянии,видим о А А.Ляпин (мое глубочайшее почтение),остав ил кладбищу ...
     
  • ОПЕРА

    11.10.2018 23:53
    Здравствуйте! Мой дедушка - Кукес Юрий Матвеевич, Народный артист РФ, разыскивает своего двоюродного брата Алексдрова Александра Марковича. Наткнулась ...
     
  • Бога за бороду схватили?

    19.05.2018 17:38
    Могу ли я стоять в стороне, когда честных добросовестных лейтенантов ДПС за добросовестное выполнение своих обязанностей (а это подтвердила служебная проверка ...

© 2021 Журнал Смоленск. Все права защищены.
Журнал Смоленск — независимое издание.