Архив 2013 - 2017 гг.. областного журнала Смоленск

Смоленский журнал

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Главная 2015 10 (182) Октябрь 2015 г. Сновидения Макара Зацепина

Сновидения Макара Зацепина

Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Тернистый путь путника чести

Не желая каким-либо образом оскорбить или опорочить труд людей, которые призваны защищать государственные устои, терпя при этом лишения, часто и унижения, оскорбления от завистливых и недовольных их работой людей в наше смутное время перемен, прихожу к мысли о необходимости замолвить слово за них и рассказать немного про их труд и проблемы, их сопровождающие.

В силу активного образа жизни, подаренного судьбой и богом, приходилось много путешествовать и встречаться с разными людьми, в том числе работниками «третьей власти».

Сей рассказ - не выдумка Макара, а его сновидения. Они пришли в результате многочисленных переживаний как за себя и свои проблемы, так и за «Державу» с её непредсказуемостью, в результате общения с «сильными мира сего» и частых контактов  с лицами, наделенными правом принимать судьбоносные для простых, и не очень, людей решения.

С незапамятных времен кто-то делал черную работу, а кто - то руководил этими работами.

Работа по очистке не всегда славилась чистотой и культурой. Поэтому и подбирались на неё, прямо скажем, люди с твердым характером и другими нужными качествами. Не зря же зарекомендовали тройки славу беспринципных чистильщиков, которыми руководили умелые кукловоды, которых тоже постигла участь их жертв.

Но времена изменились, а требования к кадрам практически остались.

Так вот,  многие претенденты на высокий пост  порой сами не знают, куда они идут и какую работу им придется выполнять. Отсюда, в угоду большим и маленьким жрецам, армия амазонок и прочих прихвостней заполонила систему, перед которой время ставит совершенно другие задачи, совершенно не связанные с их профессионализмом, а с умением выживать и быть нужными своим покровителям, которые не оставят их своей милостью.

Труд в системе, надо сказать, тоже не сахар. Это только с виду независимость в принятии решения и прочие блага, в том числе и высокая оплата труда и приличный пенсион.

НА САМОМ ДЕЛЕ, они, может быть, самые подневольные -  хуже, чем рабы на галерах,  которых имеют,  когда хотят и сколько хотят, над которыми можно упражняться в издевательствах и которые стерпят любые истязания, если только захотят остаться в системе.

Однажды приснился такой сон.

В старом разбитом временем и погодой доме сидит в валенках с телогрейкой, наброшенной на плечи,  с белой головой и редко торчащими щетинками старик. Против него у печи копошится старуха под стать старику. Старуха - в плисовой телогрейке  с накинутой поверх потрепанной шали и фартуке из старой мужской, военного покроя рубашке, да в галошах  на босу ногу. Она пытается вытащить  ухватом горшок с вареной, в мундире, картошкой.  На лавке возле вешалки у двери, тоже в потрёпанных одеждах, сидит мальчик лет десяти и ковыряет маленьким ножиком  в деревяшке, пытаясь состругать чижа для игры со сверстниками.

Слышится между стариками такой разговор.

Старик, не глядя на старуху, произносит, словно отхаркивает:

- пора  нашего сорванца в люди определять, пусть научится уму-разуму у соседа на складе, может, в люди выбьется.

Старуха отвечала в том старику:

- лучше пусть поучится грамоте в городе в интернате за государственный счет, а там гляди, и прибьется к кормушке. Уж точно голодать не будет, как мы с тобой. Всю жизнь горбатимся в деревне, как проклятые. Сначала нас  обобрали как липку, а затем и работать  заставили за чужую идею. Пусть хоть дитя в люди выбьется, достаточно наших мытарств. 

А сорванец, понимая, что о нем говорят, для себя свой урок усвоил. Он понял так, что если хочешь чего-то добиться, нужно много времени находиться на работе, быть исполнительным, гибким, хитрым, изворотливым, достаточно терпеливым к гонителям и разного рода начальникам, КОТОРЫЕ, ПО КЛАССИКУ, ЧИНОМ ОТ УМА ИЗБАВЛЕНЫ.

Прошли годы, сорванец превратился в зрелого мужа, стал главой семейства, получил за государственный счет, как сельский житель, образование в престижном юридическом вузе и стал делать себе карьеру. Сначала он пошел в надзирательские над всеми органы, но  быстро понял, что времена этих людей прошли, высоко там не поднимешься, да и влияние на судьбы других незначительные, так мелочь всякая, бытовуха да жалобщики разные.  

Внешне он, конечно, не очень был элегантен и хорош собой, потому как внутренне  поедал сам себя, а потому и выглядел как злой и усталый путник, постоянно голодный и все время в дороге.

Однако в процессе своей работы этот самый Путник часто сталкивался с другими людьми, которые, по его мнению, не очень-то и перегружены работой, а Честью их почему – то считают. Вот и рванул он в эту Честь. Сначала это было не очень успешно, там заседали представители еще старой закалки, мощные и неподверженные давлению извне, они еще могли сказать свое НЕТ или иногда и ДА, но на выходе оказывалось  НЕТ. 

Школа получилась серьёзная.  Работать приходилось по 10-15 часов в сутки, не поднимая головы, когда огромная масса разных дел на одного и без помощников, писать нужно было самому и от руки, да еще исполнение и протоколы разные, а зарплата мизерная. При этом начальников больше, чем подчиненных, и всем надо угодить, а не то попадешь в немилость, и тогда прощай карьера, а может, и работа. Это естественным образом повлияло на семью. Пришлось в угоду карьере поменять семью, которая не вынесла такой нагрузки, когда нет понятия выходных, когда домой приходит только на ночлег, детьми заниматься нет времени, а лучше жить не стали, материальное положение не улучшилось.

Стремление сделать карьеру постепенно сменилось стремлением скрасить одиночество. Одиночества поначалу не замечалось, потому как все время уходило на работу. Иногда сабантуи разбавляли перегрузки, а стрессы приходилось снимать с сослуживицами, которых тоже мучили те же кошары, и они тоже хотели выбиться в люди. Потом появились черные, напоминающие монашеские, одежды, как символ Чести, повысилась оплата, появились разного рода помощники. Техника стала заменять саму Честь, нужно только правильно все перекинуть из одного места в другое.  Путника повысили до руководителя отдельной вотчины со своей челядью и прислужниками.  У Путника стало появляться свободное время, которое он стал тратить на появившуюся  сожительницу и ее детей. Так он нашел выход. Претензий нет, потому как не жена, детей воспитывать не надо, потому как не свои, да и всегда накормлен и обстиран. А еще им стали восторгаться, его положением,  появившимися связями и востребованностью как самого Преданного и Послушного.

Постепенно Путник, пройдя горнило становления, окреп, освоился и стал вести только ему понятный образ жизни на людях, а дома он затворник, не находящий себе места,  а потому всегда злой, с укрепившейся худобой и обострившимися как у покойника чертами лица с подернутой зеленцой. Даже уйдя в очередной раз на повышение по служебной лестнице, работая много и долго, Путник часто менял покровителей, предавал старых вроде бы друзей, хотя друзей у него никогда не было, да и вряд ли будут. Чтобы освободить падчерице место, Путник официально удалился  в отставку.

Однако он  единственный из всех отставников, желающих продлить свое пребывание в системе и Высоком доме, стал с завидным постоянством, в нарушение всяких норм права, этики и морали,  привлекаться Верховным жрецом для выполнения особых полномочий, не по профессии, конечно, а по призванию и образу жизни.  Подсмотреть, подсказать, подслушать, разузнать все и незамедлительно доложить Верховному жрецу, что  о нем говорит и думает его челядь, - вот основная  задача Путника, с которой он, по-видимому,  справляется очень даже успешно.

От одиночества, вероятно, он вновь пытается быть нужным. Ведь избранная им профессия, по сути, является профессией одиночек. С такой ношей может и крыша сдвинуться в сторону «Гедеоновки», как у некоторых его сослуживцев, еще продолжающих пахать в системе, а по сути доживающих свой век, потому как они больше ничего не могут делать, им некуда идти и они никому не нужны.  Уход из системы фактически означает получение билета в один конец, куда они, конечно, не спешат и всячески цепляются за любую возможность остаться хоть немного в системе. Желающих много, а мест все меньше, очередное сокращение ускорило процесс поедания друг друга. Они выглядят, словно тараканы в банке, за которыми следят извне и на которых делают ставки, кто быстрее освободит место для стоящих в очереди  новых жертв Верховного жреца и его последователей.

ПОТОМУ Путник НЕ ОБДЕЛЕН вниманием, наградами и всякими почестями, не по труду,  понятно, а по приближенности  к телу Верховного жреца, его преемника ИГО и непосредственного руководителя, которого он с превеликим удовольствием сдает со всеми потрохами.

Так и трудится незаменимый Путник по соседству с падчерицей в одной маленькой конторке, в которой решаются вопросы трудоустройства и восстановления справедливости, пройдя свой жизненный путь от  сельского сорванца, раскулаченных родственников до Чести и достоинства своего времени в своей обители.

Не забывая о себе и своих новых родственниках, Путник помог им получить образование, сначала в сфере торговли, кормилице во все времена, потом в своей сфере, и через знакомство тоже пристроил по соседству.

К слову сказать, падчерица тоже приняла его правила жизни, устроилась неплохо, побывала в связях с кем надо, родила детей, которых тоже неплохо устроила, прошлась  метеором по чужим судьбам - кого задвинула, кого подставила, умудряясь служить одновременно разным покровителям, терпя гонения и переживая взлеты в карьере.

При этом профессиональные знания не являются определяющими, главное - умение правильно наладить нужные связи, приобрести сильных покровителей и держать  нос по ветру, чему она научилась за долгие годы, проживая под одной крышей с Путником.

Такой нелегкий и тернистый путь прошел Путник, как и многие его коллеги по пути становления от детских грез о светлой и сытой жизни.

Первый солнечный луч прервал сон, и подумалось, что каждая судьба терниста в своем исполнении, каждому нелегко исполнять чужую волю, а тем более ежедневно видеть абсурдность своего бытия и его несправедливость.

Легко осудить других, что хорошо живут, мало работают, воруют, конечно,  жизнь сложилась из-за этого у них удачно, а вот у меня и т.д.

Не судите, да не судимы будете, - сказано в писании.

Может, не стоит осуждать других?  Может, изменение собственной жизни начинать с себя,  воспитывая в себе терпимость, трудолюбие и человеколюбие?

Главное - это понимать и выбрать свой путь созидания, но не разрушения.

За сим, с верой в доброту и терпимость

Ваш Макар Зацепин.

 
201402-162.jpg

Журнал Смоленск 2007 год

Журнал Смоленск 2006 год

Чтобы сообщить об ошибках в тексте на нашем сайте, нужно выделить текст и нажать SHIFT+ENTER

Похожие материалы

Комментарии

  • ВЕРА, ВЕРОЧКА

    21.10.2020 23:54
    В заброшенном состоянии находится могила Веры Анатольевны на Окопном кладбище. Родник, Институт искусств, Детская библиотека, Физакадемия хотят исправить ...
     
  • ВЕРА, ВЕРОЧКА

    21.06.2019 16:10
    Какое счастье, что я знал этого светлого человека! Встретились мы на занятиях "Родника" Юрия Пашкова. Посредством таких людей душа моя осталась в ...
     
  • ПОКЛОН УЧИТЕЛЮ

    03.05.2019 01:25
    Ильющенкова Мария Антоновна после переезда в Смоленск была директором 31 школы, а не 34(как указано в вашей статье). Я являюсь ее внучкой, дочерью ...
     
  • Шишок

    09.12.2018 13:38
    В ноябре этого года,я посетила могилу М.К.Тенишевой,о на находится в идеальном состоянии,видим о А А.Ляпин (мое глубочайшее почтение),остав ил кладбищу ...
     
  • ОПЕРА

    11.10.2018 23:53
    Здравствуйте! Мой дедушка - Кукес Юрий Матвеевич, Народный артист РФ, разыскивает своего двоюродного брата Алексдрова Александра Марковича. Наткнулась ...
     
  • Бога за бороду схватили?

    19.05.2018 17:38
    Могу ли я стоять в стороне, когда честных добросовестных лейтенантов ДПС за добросовестное выполнение своих обязанностей (а это подтвердила служебная проверка ...

© 2021 Журнал Смоленск. Все права защищены.
Журнал Смоленск — независимое издание.