Архив 2013 - 2017 гг.. областного журнала Смоленск

Смоленский журнал

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Огонь, батарея!

Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Радиомонологи Михаила Рабиновича

В последнее время много говорится о попытках задним числом переиграть итоги минувшей войны. В странах Балтии при поощрении властей устраиваются сборища тех, кто воевал на стороне фашистской Германии, включая и военнослужащих СС – организации, признанной международным Нюрнбергским трибуналом преступной. В ряде стран Запада миллионы людей и не подозревают о решающей роли СССР, Советской Армии в разгроме нацизма.

Включаются в хор лжецов и некоторые «братья-славяне». Накануне Дня памяти жертв Холокоста министр иностранных дел Польши заявил, что главную «фабрику» массового уничтожения людей – Освенцим - освободили украинцы. Нисколько не принижая вклад украинского народа в общую Победу, все же стоит лишний раз напомнить, что четыре наших фронта, названных Украинскими, формировались отнюдь не по национальному признаку. Еще дальше пошел глава нынешнего правительства в Киеве, заявивший, что Красная Армия «вторглась» в Украину и Германию. На все это можно было бы, так сказать, посмотреть свысока, если бы не одно «но». Дело в том, что эти «толкователи войны» все же находят свою аудиторию.

А теперь затрону одну тему, заранее предвидя, что не все мои наблюдения примут. Но собираемся мы с помощью радиоэфира для откровенных разговоров. И по мере возможности стараюсь я быть откровенным. А по моим наблюдениям, покушения на правду истории, правду войны начались не в последние годы, а значительно раньше.

Вспоминается событие более чем 40-летней давности. В бывшем Доме политпросвещения на Дзержинке выступал высокий гость из столицы. Его речь содержала в себе и такой момент.

С величайшим возмущением человек, считавшийся в те годы едва ли не главным нашим военным историком, описывал такой факт. Одна из московских киностудий пригласила его на просмотр нового документального фильма об Отечественной войне. «И вы представляете, - вопрошал столичный авторитет, - они показали 41-й год как трагедию!».

В большом зале сидели человек пятьсот. Но смоляне – народ скромный, никто не стал вступать в дискуссию с доктором наук, профессором, генерал-лейтенантом, да еще и директором Института военной истории. А хотелось бы спросить знатока военного прошлого: «А Вы что, не считаете 1941-й год трагедией?». Между тем, это была не одна из трагедий, пережитых Россией, а самая страшная трагедия в ее 1000-летней истории. Было все: и отступление Красной Армии от самой границы, и уничтожение 1200 наших самолетов в первый же день войны, и Минск, взятый немцами на 6-й день военных действий, и Смоленск, в который враг вошел через три недели после начала войны, и «самое печальное место на Земле», по выражению известного историка , - это район под Вязьмой, где после окружения пяти наших армий оказались в плену многие тысячи советских воинов, сотнями погибавших ежедневно от голода, ран, болезней, издевательств фашистов.

Но на общем мрачном фоне были и славные страницы, вписанные в Великую историю Великой войны. Об одной из них я расскажу в следующем разделе нашей передачи, напомнив при этом высказывание одного нашего видного военачальника: «Без 41-го года не было бы и года 45-го».

Начну с эпизода полувековой давности.

Тогда, после окончания историко-филологического факультета Смоленского пединститута и трех лет работы завучем сельской восьмилетки я был зачислен в штат Смоленского областного радиокомитета. И вот однажды направили меня в Вязьму, где я должен был собрать материалы на промышленных предприятиях города для областного радиовещания. Завершив работу, уже собрался возвращаться в Смоленск. Но когда вернулся в Вяземскую гостиницу, дежурная сообщила, что из Смоленска звонила мне главный редактор радиокомитета Любовь Павловна Ильина и просила дождаться ее второго звонка.

Отъезд в Смоленск я отложил и второго звонка дождался. Оказалось, что последовало очень порадовавшее меня предложение – встретиться  с впервые после войны прибывшими на Смоленщину бойцами батареи капитана Флерова – первой в Советском Союзе и в мире батареи многоствольной реактивной артиллерии. Разумеется, о такой встрече я раньше и мечтать не мог. В дополнение ко всему в Вязьму прислали и радиооператора – веселого и умелого парня Славу Лейтмана (к сожалению, десяток лет спустя он погибнет на дороге, управляя мотоциклом). А повод для приезда на Смоленщину был у батарейцев солидный – у деревни под названием Богатырь открывался памятник героически погибшей батарее, установки которой в народе любовно назвали «Катюшами».

И вот до двух, если не до трех часов ночи, мы с помощником беседовали с гостями. Было их человек 14-15, включая одного из конструкторов нового оружия Попова и военного журналиста полковника Афанасьева, который позже издаст две книги и статьи о флеровцах.

Поделюсь дальше некоторыми подробностями о героической, хоть и недолгой истории батареи, пересказанной ветеранами.

О первом залпе батареи по станции Орша я был наслышан еще до той памятной встречи. Но в ходе беседы выяснились некоторые подробности, о которых раньше не знал.

Итак, случилось это почти на макушке лета – 14 июля 1941-го в четвертом часу дня, когда станция была забита немецкими составами с живой силой и техникой. Эффект был такой, что даже некоторые наши солдатики, пораженные произошедшим, вылезли из окопов и направились в тыл. О восприятии лавины огня немцами можно только догадываться. Напомню, каждая из семи установок батареи насчитывала 16 направляющих, а это означало, что на гитлеровцев за считанные секунды обрушилось более ста ракет.

Между тем, о появлении нового оружия не знали даже наши генералы, не говоря о командирах и рядовых солдатах. Когда реактивные установки еще направлялись к фронту, на вопрос, что за воинская часть? – приказано было отвечать: понтонный батальон. Об особенностях нового оружия даже бойцы батареи узнавали уже по дороге на передовую. При этом никаких письменных инструкций и наставлений у них не было, а то, что сообщали им прикомандированные к батарее инженеры-конструкторы Попов и Житов, нельзя было записывать.

Приказ о строжайшей секретности продолжал действовать и на другой день, когда батарея дала аж три залпа по скоплению врага в Рудне, и в последующие дни.

Будущий маршал, а в те июльские дни заместитель командующего Западным фронтом А.И. Еременко, приехав годы спустя на Смоленщину, признавался, что был несколько смущен, когда накануне получил телеграмму от самого Сталина с предписанием немедленно испытать в бою Эрэсовскую батарею и доложить о боевых достоинствах нового оружия. «Эрэсовская батарея? Что это такое?» - недоумевал генерал. – «Одной батареей и вдруг интересуется сам Председатель Государственного Комитета Обороны?».

В тот же день Еременко послал в Москву подробный доклад, в котором дал самую высокую оценку новому оружию и действиям личного состава батареи. Кроме того, военачальник предложил немедленно организовать в массовых масштабах его производство.

А боевые будни батареи Флерова продолжились. Она громила врага под Ельней, Рославлем, Спас-Деменском. Громила до своей героической гибели у деревни Богатырь в бывшем Знаменском районе Смоленской области…

Тогда, в начале октября 41-го части и соединения Красной Армии на территории области оказались в труднейшем положении. Батарее пришлось передвигаться по смоленской земле уже в тылу у врага, направляясь к линии фронта. По пути надо было миновать деревню Богатырь. Капитан Флеров выслал вперед разведку. Бойцы вернулись, доложив, что немцев в деревне нет. Тогда опытный командир выслал вперед еще одну группу разведчиков. Из разговора с ракетчиками понял, на всю жизнь остался в их памяти вопрос: что сталось с этой второй группой? Ответа на этот вопрос не было и нет.

А флеровцы нарвались на умело и хитро организованную засаду с участием танков и бронетранспортеров. Флеров приказал открыть огонь из установок. Но враг находился слишком близко – снаряды пролетели над головами немцев.

И тогда дважды раненый капитан Флеров отдал последний свой приказ – взрывать установки. А батарейцы рассказали мне, что на каждой машине ЗИС-6 был закреплен ящик с 20 килограммами тола – после взрыва такого заряда установки превращались в металлолом. В том последнем бою у деревни Богатырь погибла большая часть батарейцев вместе со своим командиром – из 180-ти человек уцелело 46: кто ушел в леса, примкнув к партизанам, кто добрался до линии фронта, а кто попал в плен. Раненых, оставшихся на поле боя, гитлеровцы добивали. Некоторых пытались спасти жители деревни. Выживших гитлеровцы побросали в машину и куда-то увезли...

Беседуя с батарейцами, пытался лучше представить себе образ Ивана Андреевича Флерова. В первые же дни на фронте проявились, по их рассказам, его командирские качества: воинская смекалка, смелость, умение сплотить и организовать подчиненных. А еще отмечалась его способность прислушиваться к рекомендациям и советам сослуживцев, качество не всегда проявляемое начальством.

В 41-м было ему 35 лет. Он был выше среднего роста, широк в плечах, с красивым и мужественным лицом. Подчиненные гордились, что их командир-орденоносец: за Финскую войну, командуя гаубичной батареей, получил орден Красной Звезды. К началу Отечественной войны Иван Андреевич успел закончить 1-й курс Артиллерийской академии имени Дзержинского. 22 июня, получив назначение, какого еще в Красной Армии не было, Флеров успел попрощаться с женой Валентиной и сынишкой Юрой, направлявшимися на родину к родственникам. Выскочив на ходу из вагона, Иван Андреевич успел крикнуть: «Береги сына! Скоро увидимся. После победы». Видимо, что эта встреча – последняя, капитан и мысли не допускал…

Мы  не знаем, задумывался ли Иван Андреевич в те первые напряженные дни о рождении нового рода войск в Красной Армии? Но вот что годы спустя вспомнит Главный маршал артиллерии Воронов:

«19 ноября 1942 года залпы гвардейских минометов отметили начало контрнаступления Советской Армии под Сталинградом. Было использовано 115 дивизионов (заметим – дивизионов, а в каждом не менее трех батарей «Катюш») реактивной артиллерии. Один залп – это 10 тысяч снарядов. Он обрушивал на головы гитлеровцев 500 тонн смертоносного металла».

И еще об одной, но уже совсем другой встрече.

В теперь уже  довольно далеком 1996 году с преподавателями и студентами нашего исторического факультета пожелали встретиться необычные гости – бывшие офицеры вермахта. Был среди них и Филипп фон Безелагер, в прошлом – адъютант фельдмаршала Клюге и единственный оставшийся в живых участник заговора против Гитлера. И вот когда зашел разговор о «Катюшах», я увидел страх на лицах наших гостей. А после войны к тому времени прошло уже более полувека.

После этой «немой» сцены еще понятнее стал смысл приказа немецкого главного командования, отданного 14 августа 1941 года – всего лишь через месяц после первых ударов наших «Катюш». Этот приказ воспроизвожу уже не из рассказов флеровцев, а по статье маршала артиллерии Передельского, опубликованной в газете «Правда» в сентябре 1981 года по случаю 40-летия формирования первых полков и дивизий реактивной артиллерии. Статья назвалась «Гвардейское оружие».

А в немецком приказе говорилось: «Русские имеют автоматическую многоствольную огнеметную пушку. Выстрел производится электричеством. Во время выстрела образуется дым. При захвате таких пушек немедленно сообщить».

Но удалось ли противнику заполучить новое наше оружие – ведь для этого были сформированы целые команды, коих поддерживали танки, ствольная артиллерия и даже авиация? Мои собеседники точного ответа не знали. Но разные наши авторы, затрагивая эту тему, отвечали на поставленный вопрос однозначно: «Нет, не удалось».

У меня, признаться, это утверждение вызывало сомнение. Советско-германский фронт протянулся на тысячи километров, и было всякое: отступления и наступления, окружения и прорывы из них, а еще и взаимные потери техники. В сомнениях своих укрепился, когда в воспоминаниях одного ветерана войны, попавшего в плен, прочитал такое…  По улице ехал автомобиль ЗИС-6 с закрепленной на нем реактивной установкой. На подножке стоял, указывая водителю дорогу, капитан из штаба полка, в котором служил очевидец. И происходило это на уже оккупированной немцами территории и под их наблюдением. Но как бы то ни было, скопировать «катюшу» фрицам так и не удалось…

Но возвращаюсь к беседе с выжившими на войне гвардейцами. Тут требуется пояснение. Частям, имевшим на вооружении реактивные системы, присваивалось наименование гвардейских минометных частей артиллерии Резерва Верховного Главнокомандования. Этим подчеркивалось значение нового мощного вооружения, и особая ответственность их личного состава создаваемых формирований.

Итак, разговор наш с флеровцами продолжился. В какой-то момент рискнул я задать один «деликатный» вопрос. Почти дословно он звучал так: «За свой подвиг капитан Флеров посмертно был удостоен высокой награды – ордена Отечественной войны первой степени. Но почему все ж не звание Героя Советского Союза?».

Ответ был таков: «В «инстанциях» засомневались: а не попал ли капитан в плен?». И это при том, что уцелевшие в том последнем бою батарейцы были свидетелями героической гибели своего командира, взорвавшего одну из установок…

Шли годы… У деревни Богатырь обнаружили останки Ивана Андреевича и его товарищей. А в 1995 году капитану И.А. Флерову было посмертно присвоено звание Героя России.

И еще один памятный момент, связанный с той давней командировкой. Перед открытием памятника у деревни Богатырь один из батарейцев куда-то отошел. По-моему, это был Дмитрий Матвеев, сам ставший в войну командиром батареи гвардейских минометов «Катюша». И вдруг он появился из ближайшего леска. Появился не с пустыми руками. Он нес тяжеленную часть от взорванной «Катюши». И его исполненный одновременно и печали и радости крик до сих пор стоит у меня в ушах…

Теперь – о другом. Нельзя без слез было наблюдать по телевидению, как лупят из многоствольных ракетных установок «самостийники» в Дебальцево по жилым кварталам. Гибнут невинные люди – женщины, старики, малые детишки. А ведь это современное оружие – и калибр больше, и снаряды мощнее, и точность выше. Как-то пришлось с небольшого расстояния видеть залп из такой установки. Прошло много лет, но та картина до сих пор не выветрилась из памяти.

И последнее, редакционное задание тогда, много лет назад, я выполнил. Впервые по радио прозвучали голоса героев-флеровцев. Не буду скрывать, я, в ту пору молодой журналист, этим обстоятельством гордился.

На этом заканчиваю. До следующих встреч в радиоэфире, уважаемые земляки. И наилучшие пожелания читателям журнала «Смоленск»!

 

Добавить комментарий

В комментариях категорически запрещено:
1. Оскорблять чужое достоинство
2. Сеять и проявлять межнациональную или межрелигиозную рознь
3. Обсуждать личности, личные обстоятельства, интеллектуальный, культурный, образовательный и профессиональный уровень
4. Употреблять ненормативную лексику, проще говоря мат
5. Публиковать объявления рекламного характера в том числе и рекламирующие другой сайт
6. Публиковать комментарии бессодержательного характера, т.н. "флуд"
7. Размещать комментарий содержащий только один или несколько смайлов
За нарушение правил следует удаление комментария или бан (зависит от нарушения)!!!


Защитный код
Обновить

01_03-187-2016.jpg

Журнал Смоленск 2007 год

Журнал Смоленск 2006 год

Чтобы сообщить об ошибках в тексте на нашем сайте, нужно выделить текст и нажать SHIFT+ENTER

Похожие материалы

Комментарии

  • ВЕРА, ВЕРОЧКА

    21.06.2019 16:10
    Какое счастье, что я знал этого светлого человека! Встретились мы на занятиях "Родника" Юрия Пашкова. Посредством таких людей душа моя осталась в ...
     
  • ПОКЛОН УЧИТЕЛЮ

    03.05.2019 01:25
    Ильющенкова Мария Антоновна после переезда в Смоленск была директором 31 школы, а не 34(как указано в вашей статье). Я являюсь ее внучкой, дочерью ...
     
  • Шишок

    09.12.2018 13:38
    В ноябре этого года,я посетила могилу М.К.Тенишевой,о на находится в идеальном состоянии,видим о А А.Ляпин (мое глубочайшее почтение),остав ил кладбищу ...
     
  • ОПЕРА

    11.10.2018 23:53
    Здравствуйте! Мой дедушка - Кукес Юрий Матвеевич, Народный артист РФ, разыскивает своего двоюродного брата Алексдрова Александра Марковича. Наткнулась ...
     
  • Бога за бороду схватили?

    19.05.2018 17:38
    Могу ли я стоять в стороне, когда честных добросовестных лейтенантов ДПС за добросовестное выполнение своих обязанностей (а это подтвердила служебная проверка ...
     
  • ПОСТОВОЙ КУРИЦЫН

    01.05.2018 23:27
    Из правды в статье только фамилия милиционера. Офицерская форма не смущает? Почему никто не обращался к архивам, не искал родственников? Сколько можно ...

© 2020 Журнал Смоленск. Все права защищены.
Журнал Смоленск — независимое издание.