Архив 2013 - 2017 гг.. областного журнала Смоленск

Смоленский журнал

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Соборный холм

Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Путеводитель по Смоленску

Анна Лапикова

Успенский собор парит над Смоленском. И это притом, что стоит он не на самом высоком холме, не является доминантой в городской застройке. В чем же причина?  В месте, удачно выбранном  нашими предками под строительство главного храма? Или в архитектурном облике собора, который пусть и не соответствует требованиям определенного стиля, но, вобрав в себя несколько таковых, приобрел свойство притягивать взор?

А может, в мощных размерах сооружения, с которыми не выдерживают конкуренцию даже современные высотки, кажущиеся по сравнению с ним  худосочными и какими-то  несолидными?  Но сколько бы мы не находили объяснений, все равно остается непонятным,  как удается этому массивному, не обладающему  легкими архитектурными формами, прочно припавшему к земле зданию, несмотря ни на что, взмывать в небо.

Соборный холм, на котором сооружен Свято-Успенский кафедральный собор, считается  колыбелью христианского Смоленска. А вот где первоначально, начиная с девятого века,  располагался языческий  город, ученые, занимающиеся историей Смоленска,  пока не дали четкого ответа. Если предположить, что он с момента своего возникновения обосновался на Соборном холме,  то возникает вопрос:  куда подевался ранний культурный слой? Правда, при недавних  раскопках на северо-восточном склоне холма  обнаружена лепная керамика IХ-Х вв., но если говорить о культурном слое – то он относится только к Х1 веку.  Если же местом рождения Смоленска стало  Гнездово (поселок в 12 километрах западнее города), хорошо  обжитое  в 1Х-Х1 веке,   чему имеются многочисленные доказательства, почему  смоленские князья  предпочли ему не самый удобный для проживания  Соборный холм? Источников питьевой воды здесь нет, до пристани далеко,  на его крутых склонах трудно было разбить огороды, пасти домашний скот.  Единственное преимущество: надежно было защищено это место и природными рубежами (овраги, река Днепр, отвесные склоны), и искусственными укреплениями – валом и частоколом, внутри которых  находилась резиденция смоленских князей. В 1101 году  Владимир Мономах, в то время – удельный смоленский князь,  здесь «заложил церковь в Смоленьске, святое Богородице камяну епискупью». Это было первое каменное строение в древнем  городе. Стояло оно примерно на том месте, где в настоящее время  высится Успенский собор.  Однако было значительно меньше.  О старом Успенском соборе  упоминается в торговом договоре Смоленска с Ригой и Готским берегом  (1229 г.), поскольку именно в нем находился эталон «вощеного пуда». Согласно преданию здесь был погребен  Меркурий Смоленский, спасший город от татарского разорения. В  1514 году после взятия Смоленска, который до этого сто десять лет входил в состав Великого княжества Литовского,  Великий князь московский  Василий Ш слушал в храме обедню.

А  затем произошли события, в результате которых Мономахов собор стал, можно сказать,  национальным символом. Но для этого ему потребовалось прекратить свое существование. В 1611 году после 20-месячной осады в Смоленск  ворвались поляки. Оставшиеся в живых  смоляне укрылись за стенами городской святыни. И вот в самый разгар сражения прогремел  страшный взрыв. Когда  дым и пыль рассеялись, перед изумленными захватчиками предстала леденящая кровь картина:  разрушенный  собор,  под развалинами которого нашли свою смерть горожане. Позднее Н.М.Карамзин так описывал сей заключительный аккорд в обороне Смоленска: «Россияне зажгли порох и взлетели на воздух с детьми, имением и славою», а оставшиеся в живых  в огонь « бросали все, что имели – драгоценности и сами с женами бросались, чтобы  оставить неприятелю только пепел, а любезному отечеству пример добродетели… И не Польша, но Россия могла торжествовать сей день великий в ея летописях». Карамзину вторит гетман Жолкевский. В его свидетельствах нет патетики автора «Истории государства Российского»,  что понятно - гетман был участником осады и штурма Смоленска. Он же стал очевидцем последних трагических событий: «Огонь достигнул до запасов пороха (коего было достаточно на несколько лет), который произвел чрезвычайное действие: взорвана была половина огромной церкви с собравшимися в ней людьми, которые неизвестно  даже куда девались, - разбросанные останки как бы с дымом улетели…».  До сих пор идет спор о том, что  стало причиной взрыва  Мономахова собора. Была ли на то воля последних защитников, пожелавших принять мученическую смерть, но не сдавшихся врагу. Или на то была воля провидения: снаряд попал в пороховые погреба, находившиеся в склоне Соборного холма. Прогремел оглушительный взрыв, старые стены собора не выдержали и рухнули под  ударом взрывной волны.

На руинах Мономахова собора поляки попытались устроить  свой костел, но вскоре отказались от этой затеи. После возвращения Смоленска в состав Российского государства решили  возвести  на Соборной горе новый собор, которому предназначалась функция не  только  кафедрального храма, но и памятника  героическим защитникам города 1609-1611 годов. Это строительство затянулось почти на  сто лет и стало головной  болью для нескольких поколений  архипастырей. Вот как обстояло дело. В 1674-1675 годах Мономахов собор разобрали до основания, при этом  15 тысяч кирпичей оказались вполне пригодными  для нового  храма (качеству строительного материала древних времен можно только позавидовать). В 1676 году царь Алексей Михайлович издал указ о постройке нового храма в Смоленске и подкрепил документ выделением 2 тысяч рублей и 700 тысяч кирпичей. Уже через год архиепископ Симеон обратился к новому царю – Федору Алексеевичу с просьбой  увеличить смету. Тот разгневался, обвиняя смолян, говоря современным языком, в гигантомании. Нужно было, по словам царя-батюшки, вначале прикинуть свои возможности, т.е. средства, а потом уже замахиваться на столь огромное строение. Однако у Симеона были свои аргументы – указ, подписанный прежним царем (не случайно слыл тот добрым и отзывчивым человеком), в котором  фигурировали эти самые грандиозные размеры.  Царю Федору ничего не оставалось, как признать за Смоленском право строить себе  храм  согласно утвержденному проекту (Смоленский  Успенский собор выше Московского Успенского собора  почти  в два раза). Такому  благоприятному решению посодействовала царица Агафья Грушецкая – дочь смоленского шляхтича. Федор Алексеевич удовлетворил просьбу смоленского архиепископа и даже приказал собрать по Смоленщине  150 печников ввиду нехватки строителей-каменщиков. И тем не менее, несмотря на царское содействие,  строительные  работы  были надолго приостановлены. Мастер Алексей Корольков, строивший собор,  ввиду экономии стройматериала решил отступить от проекта. Он отменил четвертую стену при иконостасе, поэтому  алтарь краями не был сомкнут с капитальными стенами. В результате, алтарная часть отделилась от фундамента,  возникла угроза ее  обрушения. Стройка была заморожена и возобновилась только в 1712 году – более чем через тридцать лет. В 1728 году в Смоленск прибыл епископ Гедеон Вишневский. Он сразу же развил бурную деятельность, чем снискал уважение у смолян. Пользуясь своим авторитетом, преосвященный собрал от паствы 30 тысяч рублей, испросил у правительства еще три тысячи и начал активно достраивать собор. Наконец-то над городом засияли семь куполов этого грандиозного сооружения. Но радость была коротка: через двадцать лет после освящения собора рухнул центральный барабан, повредив остальные главы. В сводах появились трещины. Снова подвела экономия: по некоторым сведениям, мастеровых набирали не из числа профессионалов, которым нужно было соответственно платить. И сами за то поплатились. Следующий епископ Парфений Сопковский идет по стопам своего предшественника: собирает от прихожан 45 тысяч рублей, да еще  императрица Екатерина II озаботилась участью смоленского Собора и пожертвовала на его реконструкцию около 12 тысяч рублей « из доходов государственной коллегии экономии». Здание было перестроено в который раз, семь куполов сменили пять глав. Причем центральному барабану, сделанному из дерева,   была предназначена исключительно декоративная функция. То, что здание собора перестраивалось, заметно даже несведущему человеку: если внимательно присмотреться к расположению глав, нетрудно увидеть их  асимметричность  относительно самого объема здания.  Окончательная дата возведения Смоленского храма  – год 1772, когда он был вторично освящен. Из всего выше сказанного можно сделать вывод: никогда бы собор не был достроен, если бы не объединились три силы - идеологическая (в лице архипастырей-организаторов строительства), политическая (государство, которое, пусть со скрипом, но выделяло средства) и общественная (прихожане, собиравшие деньги на храм). 

А теперь войдем  внутрь кафедрального Собора. Его  главная святыня  - икона Смоленской Божией матери Одигитрии. В настоящее время хранится список предположительно ХVI века. А первая  икона, написанная по преданию  одним из четырех евангелистов – Святым Лукою,  по официальной версии, исчезла во время последней войны. История первописанной иконы   такова: в  ХI веке византийский  император Константин Мономах выдавал свою  дочь Анну замуж за одного из сыновей Ярослава Мудрого – Всеволода,  князя черниговского. В качестве родительского благословения вручил ей древнюю, весьма почитаемую икону Одигитрии (Путеводительницы). Перед смертью  Анна Мономах передала  святой образ своему сыну Владимиру Мономаху. Опытный политик, тот прекрасно понимал значение Смоленска как важного политического, экономического центра. Нужно было также придать ему статус центра духовного, чему и способствовала популярная и почитаемая чудотворная  икона Одигитрии, которую  Владимир Мономах подарил возведенному на Соборном холме Успенскому (Мономахову) собору . За долгое время пребывания в Смоленске икона стала называться «Смоленской Одигитрией», за ней закрепилась репутация святыни, защищающей, оберегающей город, приносящей счастье и удачу. В  конце четырнадцатого века, когда Смоленск попал под власть Великого княжества Литовского, Софья, дочь великого литовского князя Витовта и смоленской княжны Анны, вывезла икону  Божией матери Одигитрии Смоленской в Москву.  Софья Витовтовна была женой Великого московского князя Василия Дмитриевича (сына Дмитрия Донского). Теперь трудно объяснить, какими соображениями руководствовалась княгиня, лишая город его святыни. Правда, есть и другое предположение: икону  отвез в Москву дядя Софьи последний смоленский князь Юрий Святославич, желая с ее помощью разжалобить московского князя, чтобы тот оказал содействие и  помог возвратить утраченный в результате козней Витовта смоленский престол.  Икона вернулась в Смоленск в 1456 году. Что интересно, о ее передаче хлопотали не только сами смоляне, и, прежде всего,  епископ смоленский Мисаил, но и тогдашний польский король Казимир Ягеллончик. И хотя  Смоленск в то время был фактически под властью польской короны,  Великий московский князь Василий Темный, посоветовавшись с тогдашним митрополитом Ионой,  счел нужным вернуть Смоленску ее святыню. Вместе с Одигитрией митрополит распорядился отдать и другие иконы, ранее взятые из Смоленска. Среди них Владимирская и Иерусалимская иконы Божией Матери, которые и по настоящее время  находятся в Свято-Успенском кафедральном соборе возле северного и южного входов.  Передача смоленской делегации иконы Божией матери Одигитрии  происходила в очень торжественной обстановке. В летописях описано, как москвичи «со слезами отпустили в ея  законное место». Там, где происходила эта церемония прощания, позднее был возведен Новодевичий монастырь в память о пребывании в Москве чудотворной иконы Одигитрии Смоленской. Известно, что с первописанной  иконы было сделано множество списков, тридцать из них считаются чудотворными. Список иконы, присланный Борисом Годуновым на освящение смоленской крепости,  выносили на Бородинское поле перед сражением, благословляя ею на ратные подвиги русские войска.  Эта особо почитаемая икона установлена в Свято-Успенском кафедральном соборе на специальном постаменте у правого опорного столпа. Как уже было сказано выше, к сожалению, древняя византийская икона утеряна. Тайна ее исчезновения до сих пор будоражит умы. Многие верующие связывают этот факт с исчезновением в народе  веры: не  выдержав натиска атеизма, чудотворная  икона покинула наш город.

А теперь обратим свой взор на иконостас:  пятиярусный, позолоченный, с двухслойной резьбой, достойный образец искусства барокко.   В его великолепном орнаменте – листья дуба,  клена, аканта, головки подсолнуха, цветы мальвы, виноградные гроздья. Украинские резчики,  в течение десяти лет выполнявшие резьбу в соборе, оставили в нем кусочек своей родной природы. Самая богатая резьба – на царских вратах. Ее автор Сила Михайлов (Трусицкий), под руководством которого с 1730 по 1740 годы выполнялся интерьер собора. К слову сказать, за свою работу мастера  получили 1 тысячу рублей плюс 500 рублей было выдано на провизию. В композицию иконостаса включены резные фигуры архангелов, головки ангелов, что несвойственно для  оформления  православных  храмов.  Эти элементы более характерны для католических костелов. Но тем и интересен интерьер Успенского собора, что, вобрав в себя черты двух религиозных культур,  он способствует созданию особой духовной  атмосферы  благоговейности и торжественности.

Несомненный интерес у всех, кто попадает в Успенский кафедральный собор, вызывает плащаница «Погребение Господа Иисуса Христа»,  являющаяся настоящим шедевром  древнерусского лицевого шитья. Выполненная в 1561 году  мастерицами  Ефросиньи Старицкой, тетки Ивана Грозного, она  была ею подарена московскому Успенскому Собору, откуда в 1812 году похищена французами. Но на Старой Смоленской дороге на обозы, везшие награбленное, напали казаки Платова, отбили французскую добычу, вернули в Москву. А плащаница была оставлена в Смоленске, как награда  городу за проявленные им  героизм и мужество. Плащаница – атрибут  Пасхальной литургии. На ней изображается традиционный для Страстной Недели сюжет – снятие распятого Христа и положение его во гроб. С.П.Писарев в начале прошлого века так писал о пелене: «Служа образцом женскаго художественного рукоделия в княжеских теремах, по чистоте отделки и необыкновенной трудности работы, по справедливости,  считается драгоценною редкостью». Нельзя забывать, что плащаница   вышивалась в эпоху Ивана Грозного, когда обесценилась человеческая жизнь.  А всякое искусство – светское ли, церковное, несет на себе отпечаток той действительности, в которой оно создавалось. Тема жизни и смерти, волнующая любого человека, во времена всеобщего террора приобретает особую актуальность. Женщины, создававшие плащаницу, сами неоднократно становились свидетельницами сцен прощания матерей со своими казненными  сыновьями. Ефросинья Старицкая тоже не избежала такой страшной участи: по приказу Ивана Грозного  ее сын Владимир – двоюродный брат царя  был утоплен.

Икона смоленских святых преподобного  Авраамия и мученика Меркурия, находящаяся в левом нефе у самого иконостаса,  также достойна пристального внимания. Помимо того, что на ней изображены святые, почитаемые не только на Смоленщине, но и во всем православном мире,  внизу на иконе показан Смоленск начала восемнадцатого века.  Поодаль от нее – небольшая витрина с сандалиями защитника города  Меркурия Смоленского. До революции в соборе хранился и его рыцарский шлем. Об этом оставил воспоминание Ю.А.Бахрушин, побывавший в городе в начале прошлого века: «Смоленск до сегодняшнего дня кажется мне каким-то особенным городом. Подъемы и спуски улиц, по которым движутся пароконные извозчики, полуразрушенные крепостные стены древнего кремля, видавшие и поляков  и французов, провинциальные претенциозные особнячки и доминирующая надо всем громада пятиглавого собора. Внутри в нем золотая полукатолическая роскошь отделки, фигуры ангелов и святых, филигранная кафедра для проповедника в виде  причудливой клетки и рака с мощами центуриона Меркурия с лежащим рядом, на особой подставке, огромным железным шлемом святого. Набожные богомольцы, после земных поклонов святителю, благоговейно берут шлем в руки и надевают его на мгновенье на свою голову…».

Глядя на иконы, невольно задаешься вопросом: в чем секрет их  притягательной силы?  Может, в том, что  в них  мы чувствуем  чуткость к нравственным проблемам, внимание  к человеку, сочувствие ему, стремление вывести на правильную дорогу. Не случайно – Путеводительница! И не в этом ли подлинное назначение искусства – помочь человеку, сделать его совершеннее, чище, добрее.  Такой любопытный факт: первоначально  словом «богатый» обозначали человека, имеющего  много икон, т.к. иконы в старину назывались «богами» (иконостасы – «божницами»).  В какой-то момент слово «богатый» утратило свой первоначальный смысл. У людей появились другие «боги». И вера для некоторых стала больше данью моде, нежели потребностью  души.

Вот с такими мыслями мы покидаем Успенский Собор. Остается только рассказать о его сравнительно недавней судьбе.  Здесь уместно процитировать смоленского историка П.Никитина, который в своей «Истории города Смоленска» (1848 год)  приводит такой факт: «7 августа  он (Наполеон – А.Л.) отправился в собор. Войдя туда с покрытой головою, он был поражен великолепием и торжественностью храма и снял шляпу, что сделали и все окружавшие его… Ужасна была картина, представшая Наполеону в храме Божьей Матери. Там искали убежища  не успевшие спастись из города и лишенные крова. Но никому из страдальцев не простер он руки помощи… Только бросил на несчастных свирепый взгляд и уходя, приказал приставить к Собору часового, чрез что храм этот уцелел от разорения». Кстати, французские часовые так ответственно отнеслись к приказу своего императора, что последнего сняли русские солдаты, освободившие 5 ноября Смоленск.

В начале  прошлого века  Успенский собор переживал не самые лучшие времена. Впрочем, судьба была достаточно милостива к Собору в период  всеобщей борьбы с религией. Старожилы Смоленска вспоминают, что еще в 20-е годы при нем  существовала воскресная православная школа, куда горожане, не проникшиеся духом революции, продолжали отправлять своих  детей. Но уже в тридцатые годы городские власти активно взялись наводить порядок с «церковным мракобесием». Начали с того, что решили сбросить  с колокольни колокола ( один - весом в тысячу пудов). Нашлись отчаянные головы, которые какое-то время несли дежурство, дабы воспрепятствовать этому варварству. Но в одну ночь их всех арестовали и в назидание другим впоследствии некоторых из них расстреляли. В 1933 году президиум Смоленского горсовета  выходит с ходатайством перед областным исполкомом о закрытии Успенского Собора «как молельного дома  и использовании его для культурно-просветительных целей». Как ни парадоксально это звучит, но  открытый  в храме атеистический музей дал возможность сохранить все художественные ценности, находившиеся в нем. Во всяком случае,  собор не взорвали, в нем не  устроили склад, макаронную фабрику и прочие заведения для удовлетворения материальных потребностей населения. Во время оккупации он  вновь  стал  действующим храмом. Таковым остается и по сей день.

Свято-Успенский кафедральный собор – это композиционный центр архитектурного ансамбля Соборной горы. Кстати, слово «ансамбль» по-французски означает «вместе». Действительно, все постройки, раскинувшиеся на вершине холма, воспринимаются как единое целое. Рядом с Успенским собором – колокольня  (1765 год), чуть поодаль – церковь Иоанна Предтечи (1703 г.) – наиболее старая  из сохранившихся  на Соборной горе построек.  В подвале этого здания некоторое время находилась архиерейская тюрьма.  В советское время в храме разметили музей природы. И в архиерейских палатах (середина ХУШ века) также одно время была открыта экспозиция смоленского музея - демонстрировалась часть коллекции княгини Тенишевой. Здание стоит вдоль бровки холма. Яркий   памятник эпохи  барокко,  оно привносит в архитектурный комплекс дворцово-парадный мотив.  В нем  в 1812 году останавливался король неаполитанский Мюрат. А до разграбления его французами,  там были развешены  портреты  смоленских епископов, начиная с Гедеона Вишневского. Ныне архиерейские палаты используются по своему прямому назначению – это представительское здание Смоленской епархии.

Поскольку  Успенский собор строился долго, с большими перерывами, а службу необходимо было отправлять регулярно, «на Архиерейских воротах» был поставлен временный деревянный храм.  Стоял он на высоком  основании со сводчатым проездом к архиерейскому двору. В  1787 году на его месте возвели каменный  Богоявленский собор, который, в какой-то степени, также замещал кафедральный собор.   Дело в том, что Успенский Собор не отапливался  (только в конце Х1Х века его начали обогревать), поэтому в холодное время года службу проводили  в теплом Богоявленском соборе. Это - надвратный храм, мощно выступающий в сторону ул. Б.Советской, как бы нависающий над холмом, крытая галерея соединяет его  с архиерейскими палатами.

На Соборном холме  много строений, заслуживающих внимания:  здания консисторий

(старый корпус - ХVIII век и новый - Х1Х век), бывших хлебной и келий ( к югу от архиерейских палат), корпус каретной. Частично сохранилось и здание бывшей  епископской библиотеки, стоящее на краю восточного склона  и примыкающее к деревянному  жилому дому для клира, который был построен после пожара 1907 года и совсем недавно капитально отреставрирован.

Вне ограды находятся еще две постройки, которые можно также отнести в комплексу Соборного холма  - церковь Благовещения (1774 год), построенная на пожертвования семьи смоленских дворян Лесли, и Гостиные палаты (службы архиерейского дома , 1780-е годы). Раскрывается комплекс Соборного холма к главной магистрали Смоленска – улице Большой Советской великолепной лестницей. Она ведет к западным воротам, перед которыми устроена специальная площадка – гульбище. Отсюда  хорошо просматривается  старый  Смоленск. Пройдя за собор, мы попадаем на другую видовую площадку (когда-то здесь находился княжеский терем), с нее  можно  полюбоваться восточной панорамой города. Красив не только вид с бывшего детинца Смоленска.  Сам ансамбль Соборного холма, включающий в себя уникальные  исторические и архитектурные памятники, является несомненным украшением города. И, глядя на него, проникаешься  уважением к  нашим предкам, умевшим подняться  над личным,  суетным, мимолетным и создававшим свидетельства  величия  духа.

 

Добавить комментарий

В комментариях категорически запрещено:
1. Оскорблять чужое достоинство
2. Сеять и проявлять межнациональную или межрелигиозную рознь
3. Обсуждать личности, личные обстоятельства, интеллектуальный, культурный, образовательный и профессиональный уровень
4. Употреблять ненормативную лексику, проще говоря мат
5. Публиковать объявления рекламного характера в том числе и рекламирующие другой сайт
6. Публиковать комментарии бессодержательного характера, т.н. "флуд"
7. Размещать комментарий содержащий только один или несколько смайлов
За нарушение правил следует удаление комментария или бан (зависит от нарушения)!!!


Защитный код
Обновить

201303-151.jpg

Журнал Смоленск 2007 год

Журнал Смоленск 2006 год

Чтобы сообщить об ошибках в тексте на нашем сайте, нужно выделить текст и нажать SHIFT+ENTER

Похожие материалы

Комментарии

  • ВЕРА, ВЕРОЧКА

    21.06.2019 16:10
    Какое счастье, что я знал этого светлого человека! Встретились мы на занятиях "Родника" Юрия Пашкова. Посредством таких людей душа моя осталась в ...
     
  • ПОКЛОН УЧИТЕЛЮ

    03.05.2019 01:25
    Ильющенкова Мария Антоновна после переезда в Смоленск была директором 31 школы, а не 34(как указано в вашей статье). Я являюсь ее внучкой, дочерью ...
     
  • Шишок

    09.12.2018 13:38
    В ноябре этого года,я посетила могилу М.К.Тенишевой,о на находится в идеальном состоянии,видим о А А.Ляпин (мое глубочайшее почтение),остав ил кладбищу ...
     
  • ОПЕРА

    11.10.2018 23:53
    Здравствуйте! Мой дедушка - Кукес Юрий Матвеевич, Народный артист РФ, разыскивает своего двоюродного брата Алексдрова Александра Марковича. Наткнулась ...
     
  • Бога за бороду схватили?

    19.05.2018 17:38
    Могу ли я стоять в стороне, когда честных добросовестных лейтенантов ДПС за добросовестное выполнение своих обязанностей (а это подтвердила служебная проверка ...
     
  • ПОСТОВОЙ КУРИЦЫН

    01.05.2018 23:27
    Из правды в статье только фамилия милиционера. Офицерская форма не смущает? Почему никто не обращался к архивам, не искал родственников? Сколько можно ...

© 2020 Журнал Смоленск. Все права защищены.
Журнал Смоленск — независимое издание.