Архив 2013 - 2017 гг.. областного журнала Смоленск

Смоленский журнал

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Главная 2014 № 11 (171) Ноябрь 2014 г. РЕЦЕНЗИЮ ПРОЧИТАТЬ НЕ УСПЕЛ...

РЕЦЕНЗИЮ ПРОЧИТАТЬ НЕ УСПЕЛ...

Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

РАДИОМОНОЛОГИ МИХАИЛА РАБИНОВИЧА

Михаил Исакович Рабинович, сотрудничающий с журналом «Смоленск» с первого номера, принес в редакцию рецензию на книгу краеведа Виктора Станкевича «Встречи». Автор, как и редактор, знал, что Виктор Николаевич смертельно болен, и очень хотел, чтобы тот успел прочитать эту публикацию. Но в том номере шел другой материал о Станкевиче – Петра Привалова. И редактор предложил Михаилу Исаковичу подождать: «Может, серией публикаций из номера в номер мы человеку продлим жизнь?». Увы, В.Н.Станкевич скончался. И сегодняшняя публикация – своего рода некролог в память о замечательном человеке...

Берусь утверждать, что никто, за исключением дочерей нашего великого земляка Александра Трифоновича Твардовского, не знает историю клана Твардовских лучше, чем жители Смоленска супруги Станкевич – Виктор Николаевич и Валентина Алексеевна. Между тем, судьба крестьянской семьи Твардовских – без преувеличения можно утверждать – это судьба многострадального русского крестьянства. Знаниями своими супруги Станкевичи щедро делились и продолжают делиться в своих книгах и статьях, посвященных и выдающемуся поэту и публицисту, и его близким. К этому можно добавить и фото- кинотеку, собранную названными авторами.

Вот одна из последних книг Виктора Николаевича Станкевича, названная им коротко и понятно: «Встречи». Первая часть книги – «Твардовские в моей судьбе» делится на главки. Приведу неполный перечень их названий: «Старший брат поэта», «Сибиряк из Загорья», «Брат Иван» и еще две главки, названиями которых стали разделенные строчки знаменитого стиха поэта: «Одна неправда как в убыток и только правда ко дворцу!».

Рассказывая читателям непростые биографии представителей семейного клана Твардовских, Виктор Николаевич Станкевич особое место уделяет двум братьям – Ивану и Константину. Это вполне объяснимо: в течение многих лет супруги Станкевич не просто общались с этими людьми, но поддерживали с ними дружественные отношения, в меру сил помогая обоим.

Что касается Ивана Трифоновича, то читая и перечитывая главку о нем, ловил себя на мысли, что мои оценки этого незаурядного человека вполне совпадают с наблюдениями и выводами автора книги «Встречи». И это при том, что мое знакомство с ним было гораздо более коротким и поверхностным, чем знакомства Виктора и Валентины Станкевичей. Однако немногих бесед с братом Поэта, а заодно и чтения написанного им, вполне хватило, чтобы сделать вывод: он был прекрасный рассказчик и писатель, а еще ко всему принадлежал к когорте тех, о ком в народе говорят: «Умна голова и золотые руки». Что же касается книги Ивана Трифоновича «Родина и чужбина», то уверен, что ей предстоит такая же долгая жизнь, как и знаменитой поэме брата про бойца.

Но возвращаюсь к воспоминаниям и заметкам в книге Станкевича «Встречи». Отдаю должное автору за предельную достоверность, которой не хватает многим пишущим об известных людях. Это касается и не простых взаимоотношений между отдельными родственниками поэта. В подтверждение приведу отрывок из воспоминаний о близких Александра Трифоновича.

«Из семерых детей отца поэта Трифона Гордеевича Иван и Константин оставили после, естественно, Александра Трифоновича, о себе запоминающийся след своим талантом, своими делами. Оба написали воспоминания о периоде жизни брата Александра в розовом гнезде Загорье. Но вот какое дело: показывая мне свои семейные фотоархивы (альбомы), ни один не мог похвастаться снимком, где бы он был сфотографирован со своим знаменитым братом, хотя возможность была не раз. Братья видели причину одну: не хотел».

А вот еще одна цитата, проливающая свет на взаимоотношения братьев Константина и Ивана. Были они не простыми, чего братья и не скрывали. «А причина тому, - пишет Виктор Станкевич, - судьба, которая развела братьев по разные стороны жизненной баррикады. Константин Трифонович – участник Великой Отечественной войны, был членом ВКП(б), был ранен, всю жизнь тянулся за знаменитыми братом, стремясь «не замарать» известную фамилию».

Иначе получилось с Иваном Трифоновичем. Его обвинили в том, что он, якобы, сам сдался в плен во время войны, судили по зловещей 58-й статье, приговорили к 10 годам заключения, а вполне могли подвести и «под вышку», как тогда говорили. Что уберегло земляка? Не могу не согласиться с Виктором Станкевичем. Шел 1947 год, полагаю, влияние на его судьбу оказала «звезда» знаменитого брата», - так сказано в книге «Встречи». Добавлю к этому, что спустя много лет после войны Иван Твардовский был реабилитирован, признан участником войны и получил уведомление, что в свое время семью Твардовских раскулачили несправедливо...

Не меньше всяких перипетий выпало и на долю брата Константина. Коротко и выразительно сказал еще в начале книги «Встречи» Виктор Станкевич: «Жизнь братьев Твардовских – это огромный космос, до конца не раскрытый. Звездой первой величины сияет на нем имя Александра Твардовского». И далее – о Константине: «Ошибается тот, кто думает, что старший брат его, Константин, лишь отражает свет прославленного родственника. Он сам по себе был личностью интересной, самодостаточной. Он никогда не кичился братом, но в душе, несомненно, гордился им, хотя в воспоминаниях о нем хранил и крупицы обиды»...

Книгу, какого бы объема она ни была, невозможно пересказать в короткой публикации или радиопередаче. Посему ограничусь отдельными цитатами из биографии старшего из братьев Твардовских.

... Одно из самых трагичных событий в биографии Константина Трифоновича и всего рода Твардовских пришлось на 19 марта 1931 года: в этот день семью приехали раскулачивать. Все ли сегодня знают и помнят, что крестьянство в 30-е годы стало самой многочисленной и пострадавшей от репрессий категорией нашего общества. Слышал от Ивана Трифоновича, а потом прочитал в его книге «Родина и чужбина» такое признание – воспоминание: «Мы-то поначалу решили, что лозунги «Ликвидировать кулачество как класс!» следует понимать в политическом смысле, а оказалось – в физическом». И слова-цитата из книги Станкевича «Встречи»:

«Рассказ Константина Трифоновича о том, как их везли на Северный Урал, меня потряс. Везли, как скот, не кормили. Мужчины в «столыпинском вагоне» для отхожего места вынуждены были в углу прорезать отверстие, и это было связано с большим риском – охрана могла заподозрить их в побеге. Уборная была отгорожена занавеской... С места поселения Константин вместе с младшим братом Иваном убегали трижды, но только последний побег увенчался успехом. До железной дороги 300 километров, и пути к ней контролировались. Местному населению за помощь в поимке беглецов выдавались премии деньгами и продуктами. Смолян выдавал их говор. И только когда братья решили уходить бездорожьем, тайгой, - побег их удался».

За побег с места поселения уже на родине, на Смоленщине, получил Константин 3 года исправительно-трудовых работ. Но и после отсидки оставалось на нем клеймо судимого, сына кулака – жилось трудно и морально, и материально. Но грянула Великая Отечественная. Перед войной детей раскулаченных на военную службы не призывали. Война многое изменила, и пошел Костя служить. В ходе неудачных для нас боев в Крыму был тяжело ранен, год лечился в госпитале в Новосибирске... Потом – снова фронт, эскадрон конной разведки. За войну получил орден Солдатской славы, Отечественной войны 1-й степени, медали...

Встречались супруги Станкевичи с Константином Твардовским неоднократно: и на Смоленщине, и дважды даже в Сибири, где и закончил брат поэта свой жизненный путь.

А после войны судьба занесла земляка в Краснодарский край, где он, сын кузнеца и сам кузнец, учил молодых непростому ремеслу. Но родную Смоленщину Мастер не забывал. В начале 50-х случай свел его в Смоленске с директором хозяйства «Лонница», что в Краснинском районе. Узнав, что Константин Трифонович – кузнец, предложил тот ему работу и жилье. На Лонницу пришелся изрядный период жизни Трифоновича – аж целых 30 лет. Здесь вышел он на пенсию, здесь пришлось похоронить супругу – Евдокию Кононовну. Уже будучи в Сибири, приезжал, поставил жене памятник, посадил у могилы лиственницу. Годы спустя, списался и встретился Константин Трифонович со знакомой еще по госпиталю военных лет – Полиной Григорьевной, к этому времени овдовевшей. И появилась новая семья. О новой спутнице жизни старшего из братьев Твардовских в книге «Встречи» сказано: «Умная, степенная, сердечная, доброжелательная русская женщина». А еще оценили супругу Станкевичи и такие ее качества: «По-доброму относится ко всем Твардовским».

Из всех семерых детей смоленского кузнеца и хлебороба Трифона Твардовского самая долгая жизнь вышла на долю сына Константина – он умер в 2002-м, на 94-м году жизни, а это значит, что его биография совпала с биографией Отечества в ХХ столетии. Да, было о чем рассказать своим собеседникам немолодому человеку. Воспроизведу один из поведанных эпизодов. Цитирую по книге Станкевича рассказ Константина Твардовского.

«Было это в начале 70-х. Стою я в Лоннице у колодца, смотрю, идет рыжеватый человек с бородкой и спрашивает, где живет Твардовский. «На ловца и зверь бежит, - отвечаю, - это я». А был это Солженицын. Купили водки, посидели, потолковали. «Я большой поклонник Александра Исаевича, - говорил Константин Трифонович. – Бутылку, которую мы с ним выпили, я долго хранил, написав на этикетке дату и с кем я ее распил».

х х х

...Все ли я рассказал о книге Станкевича «Встречи»? Нет, не все. Пока не упомянул о том, что под одной обложкой помещены целых две книги. Вторая называется «Записки Смоленского опера». Тут требуется пояснение. После окончания смоленского пединститута Виктор Станкевич 6 лет проработал в одной из сельских школ Смоленского района. Затем в его жизни произошел крутой поворот: молодой учитель был направлен на работу в органы КГБ, где и прослужил, в основном в качестве оперативного работника, более 20 лет. Между тем, мы, рядовые граждане, как справедливо заметил в послесловии к книге «Встречи» журналист и писатель из Починка Павел Степанович Стародворцев, очень мало знали о повседневной, будничной работе чекистов 70-80-х годов. Так что подполковнику КГ в отставке было о чем поведать своим читателям. Не вдаваясь в подробности, воспроизведу названия очерков «смоленского опера»: «Побег», «Каратель», «Сын командарма», «Дело Шило-Таврина», «ЧП союзного значения», «Взрывники», «Трагедия в Полуянове», «Тайны Катынского леса»...

И еще два небольших добавления к малость затянувшемуся моему рассказу. Книга «Встречи» - не последняя в творческой биографии Виктора Николаевича Станкевича. В нынешнем году в том же плодотворно работающем издательстве «Маджента» вышла книга того же автора с говорящим названием «Помни корни свои», заслуживающая особого разговора. Коротко говоря, речь в ней идет о предках Виктора Николаевича, об интересных и заслуженных людях, с которыми не раз сводила судьба. Но основная тема – история рода Станкевичей, оставивших реальный след в истории Смоленщины и не только.

Когда знакомился с этой книгой, подумалось: насколько обогатилась бы история нашего края и всей страны, если бы подобная книга появилась бы, скажем, хотя бы в одной семье из десяти.

И последнее. Рядом с Виктором Николаевичем шла десятки лет по жизни еще один творческий человек – жена Валентина Алексеевна. Она заслуженный учитель Российской Федерации, педагог с 40-летним стажем, создатель двух литературных музеев – «Писатели Смоленщины» и «Твардовский и Смоленщина», неоднократный участник Твардовских чтений. А едва ли не главный ее труд – это выпуск несколько лет назад книги «А.Т. Твардовский в школе».

 
01_05-186-2016.jpg

Журнал Смоленск 2007 год

Журнал Смоленск 2006 год

Чтобы сообщить об ошибках в тексте на нашем сайте, нужно выделить текст и нажать SHIFT+ENTER

Похожие материалы

Комментарии

  • ВЕРА, ВЕРОЧКА

    21.06.2019 16:10
    Какое счастье, что я знал этого светлого человека! Встретились мы на занятиях "Родника" Юрия Пашкова. Посредством таких людей душа моя осталась в ...
     
  • ПОКЛОН УЧИТЕЛЮ

    03.05.2019 01:25
    Ильющенкова Мария Антоновна после переезда в Смоленск была директором 31 школы, а не 34(как указано в вашей статье). Я являюсь ее внучкой, дочерью ...
     
  • Шишок

    09.12.2018 13:38
    В ноябре этого года,я посетила могилу М.К.Тенишевой,о на находится в идеальном состоянии,видим о А А.Ляпин (мое глубочайшее почтение),остав ил кладбищу ...
     
  • ОПЕРА

    11.10.2018 23:53
    Здравствуйте! Мой дедушка - Кукес Юрий Матвеевич, Народный артист РФ, разыскивает своего двоюродного брата Алексдрова Александра Марковича. Наткнулась ...
     
  • Бога за бороду схватили?

    19.05.2018 17:38
    Могу ли я стоять в стороне, когда честных добросовестных лейтенантов ДПС за добросовестное выполнение своих обязанностей (а это подтвердила служебная проверка ...
     
  • ПОСТОВОЙ КУРИЦЫН

    01.05.2018 23:27
    Из правды в статье только фамилия милиционера. Офицерская форма не смущает? Почему никто не обращался к архивам, не искал родственников? Сколько можно ...

© 2020 Журнал Смоленск. Все права защищены.
Журнал Смоленск — независимое издание.