Архив 2013 - 2017 гг.. областного журнала Смоленск

Смоленский журнал

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Главная 2014 № 11 (171) Ноябрь 2014 г. РЕЦЕНЗИЮ ПРОЧИТАТЬ НЕ УСПЕЛ...

РЕЦЕНЗИЮ ПРОЧИТАТЬ НЕ УСПЕЛ...

Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

РАДИОМОНОЛОГИ МИХАИЛА РАБИНОВИЧА

Михаил Исакович Рабинович, сотрудничающий с журналом «Смоленск» с первого номера, принес в редакцию рецензию на книгу краеведа Виктора Станкевича «Встречи». Автор, как и редактор, знал, что Виктор Николаевич смертельно болен, и очень хотел, чтобы тот успел прочитать эту публикацию. Но в том номере шел другой материал о Станкевиче – Петра Привалова. И редактор предложил Михаилу Исаковичу подождать: «Может, серией публикаций из номера в номер мы человеку продлим жизнь?». Увы, В.Н.Станкевич скончался. И сегодняшняя публикация – своего рода некролог в память о замечательном человеке...

Берусь утверждать, что никто, за исключением дочерей нашего великого земляка Александра Трифоновича Твардовского, не знает историю клана Твардовских лучше, чем жители Смоленска супруги Станкевич – Виктор Николаевич и Валентина Алексеевна. Между тем, судьба крестьянской семьи Твардовских – без преувеличения можно утверждать – это судьба многострадального русского крестьянства. Знаниями своими супруги Станкевичи щедро делились и продолжают делиться в своих книгах и статьях, посвященных и выдающемуся поэту и публицисту, и его близким. К этому можно добавить и фото- кинотеку, собранную названными авторами.

Вот одна из последних книг Виктора Николаевича Станкевича, названная им коротко и понятно: «Встречи». Первая часть книги – «Твардовские в моей судьбе» делится на главки. Приведу неполный перечень их названий: «Старший брат поэта», «Сибиряк из Загорья», «Брат Иван» и еще две главки, названиями которых стали разделенные строчки знаменитого стиха поэта: «Одна неправда как в убыток и только правда ко дворцу!».

Рассказывая читателям непростые биографии представителей семейного клана Твардовских, Виктор Николаевич Станкевич особое место уделяет двум братьям – Ивану и Константину. Это вполне объяснимо: в течение многих лет супруги Станкевич не просто общались с этими людьми, но поддерживали с ними дружественные отношения, в меру сил помогая обоим.

Что касается Ивана Трифоновича, то читая и перечитывая главку о нем, ловил себя на мысли, что мои оценки этого незаурядного человека вполне совпадают с наблюдениями и выводами автора книги «Встречи». И это при том, что мое знакомство с ним было гораздо более коротким и поверхностным, чем знакомства Виктора и Валентины Станкевичей. Однако немногих бесед с братом Поэта, а заодно и чтения написанного им, вполне хватило, чтобы сделать вывод: он был прекрасный рассказчик и писатель, а еще ко всему принадлежал к когорте тех, о ком в народе говорят: «Умна голова и золотые руки». Что же касается книги Ивана Трифоновича «Родина и чужбина», то уверен, что ей предстоит такая же долгая жизнь, как и знаменитой поэме брата про бойца.

Но возвращаюсь к воспоминаниям и заметкам в книге Станкевича «Встречи». Отдаю должное автору за предельную достоверность, которой не хватает многим пишущим об известных людях. Это касается и не простых взаимоотношений между отдельными родственниками поэта. В подтверждение приведу отрывок из воспоминаний о близких Александра Трифоновича.

«Из семерых детей отца поэта Трифона Гордеевича Иван и Константин оставили после, естественно, Александра Трифоновича, о себе запоминающийся след своим талантом, своими делами. Оба написали воспоминания о периоде жизни брата Александра в розовом гнезде Загорье. Но вот какое дело: показывая мне свои семейные фотоархивы (альбомы), ни один не мог похвастаться снимком, где бы он был сфотографирован со своим знаменитым братом, хотя возможность была не раз. Братья видели причину одну: не хотел».

А вот еще одна цитата, проливающая свет на взаимоотношения братьев Константина и Ивана. Были они не простыми, чего братья и не скрывали. «А причина тому, - пишет Виктор Станкевич, - судьба, которая развела братьев по разные стороны жизненной баррикады. Константин Трифонович – участник Великой Отечественной войны, был членом ВКП(б), был ранен, всю жизнь тянулся за знаменитыми братом, стремясь «не замарать» известную фамилию».

Иначе получилось с Иваном Трифоновичем. Его обвинили в том, что он, якобы, сам сдался в плен во время войны, судили по зловещей 58-й статье, приговорили к 10 годам заключения, а вполне могли подвести и «под вышку», как тогда говорили. Что уберегло земляка? Не могу не согласиться с Виктором Станкевичем. Шел 1947 год, полагаю, влияние на его судьбу оказала «звезда» знаменитого брата», - так сказано в книге «Встречи». Добавлю к этому, что спустя много лет после войны Иван Твардовский был реабилитирован, признан участником войны и получил уведомление, что в свое время семью Твардовских раскулачили несправедливо...

Не меньше всяких перипетий выпало и на долю брата Константина. Коротко и выразительно сказал еще в начале книги «Встречи» Виктор Станкевич: «Жизнь братьев Твардовских – это огромный космос, до конца не раскрытый. Звездой первой величины сияет на нем имя Александра Твардовского». И далее – о Константине: «Ошибается тот, кто думает, что старший брат его, Константин, лишь отражает свет прославленного родственника. Он сам по себе был личностью интересной, самодостаточной. Он никогда не кичился братом, но в душе, несомненно, гордился им, хотя в воспоминаниях о нем хранил и крупицы обиды»...

Книгу, какого бы объема она ни была, невозможно пересказать в короткой публикации или радиопередаче. Посему ограничусь отдельными цитатами из биографии старшего из братьев Твардовских.

... Одно из самых трагичных событий в биографии Константина Трифоновича и всего рода Твардовских пришлось на 19 марта 1931 года: в этот день семью приехали раскулачивать. Все ли сегодня знают и помнят, что крестьянство в 30-е годы стало самой многочисленной и пострадавшей от репрессий категорией нашего общества. Слышал от Ивана Трифоновича, а потом прочитал в его книге «Родина и чужбина» такое признание – воспоминание: «Мы-то поначалу решили, что лозунги «Ликвидировать кулачество как класс!» следует понимать в политическом смысле, а оказалось – в физическом». И слова-цитата из книги Станкевича «Встречи»:

«Рассказ Константина Трифоновича о том, как их везли на Северный Урал, меня потряс. Везли, как скот, не кормили. Мужчины в «столыпинском вагоне» для отхожего места вынуждены были в углу прорезать отверстие, и это было связано с большим риском – охрана могла заподозрить их в побеге. Уборная была отгорожена занавеской... С места поселения Константин вместе с младшим братом Иваном убегали трижды, но только последний побег увенчался успехом. До железной дороги 300 километров, и пути к ней контролировались. Местному населению за помощь в поимке беглецов выдавались премии деньгами и продуктами. Смолян выдавал их говор. И только когда братья решили уходить бездорожьем, тайгой, - побег их удался».

За побег с места поселения уже на родине, на Смоленщине, получил Константин 3 года исправительно-трудовых работ. Но и после отсидки оставалось на нем клеймо судимого, сына кулака – жилось трудно и морально, и материально. Но грянула Великая Отечественная. Перед войной детей раскулаченных на военную службы не призывали. Война многое изменила, и пошел Костя служить. В ходе неудачных для нас боев в Крыму был тяжело ранен, год лечился в госпитале в Новосибирске... Потом – снова фронт, эскадрон конной разведки. За войну получил орден Солдатской славы, Отечественной войны 1-й степени, медали...

Встречались супруги Станкевичи с Константином Твардовским неоднократно: и на Смоленщине, и дважды даже в Сибири, где и закончил брат поэта свой жизненный путь.

А после войны судьба занесла земляка в Краснодарский край, где он, сын кузнеца и сам кузнец, учил молодых непростому ремеслу. Но родную Смоленщину Мастер не забывал. В начале 50-х случай свел его в Смоленске с директором хозяйства «Лонница», что в Краснинском районе. Узнав, что Константин Трифонович – кузнец, предложил тот ему работу и жилье. На Лонницу пришелся изрядный период жизни Трифоновича – аж целых 30 лет. Здесь вышел он на пенсию, здесь пришлось похоронить супругу – Евдокию Кононовну. Уже будучи в Сибири, приезжал, поставил жене памятник, посадил у могилы лиственницу. Годы спустя, списался и встретился Константин Трифонович со знакомой еще по госпиталю военных лет – Полиной Григорьевной, к этому времени овдовевшей. И появилась новая семья. О новой спутнице жизни старшего из братьев Твардовских в книге «Встречи» сказано: «Умная, степенная, сердечная, доброжелательная русская женщина». А еще оценили супругу Станкевичи и такие ее качества: «По-доброму относится ко всем Твардовским».

Из всех семерых детей смоленского кузнеца и хлебороба Трифона Твардовского самая долгая жизнь вышла на долю сына Константина – он умер в 2002-м, на 94-м году жизни, а это значит, что его биография совпала с биографией Отечества в ХХ столетии. Да, было о чем рассказать своим собеседникам немолодому человеку. Воспроизведу один из поведанных эпизодов. Цитирую по книге Станкевича рассказ Константина Твардовского.

«Было это в начале 70-х. Стою я в Лоннице у колодца, смотрю, идет рыжеватый человек с бородкой и спрашивает, где живет Твардовский. «На ловца и зверь бежит, - отвечаю, - это я». А был это Солженицын. Купили водки, посидели, потолковали. «Я большой поклонник Александра Исаевича, - говорил Константин Трифонович. – Бутылку, которую мы с ним выпили, я долго хранил, написав на этикетке дату и с кем я ее распил».

х х х

...Все ли я рассказал о книге Станкевича «Встречи»? Нет, не все. Пока не упомянул о том, что под одной обложкой помещены целых две книги. Вторая называется «Записки Смоленского опера». Тут требуется пояснение. После окончания смоленского пединститута Виктор Станкевич 6 лет проработал в одной из сельских школ Смоленского района. Затем в его жизни произошел крутой поворот: молодой учитель был направлен на работу в органы КГБ, где и прослужил, в основном в качестве оперативного работника, более 20 лет. Между тем, мы, рядовые граждане, как справедливо заметил в послесловии к книге «Встречи» журналист и писатель из Починка Павел Степанович Стародворцев, очень мало знали о повседневной, будничной работе чекистов 70-80-х годов. Так что подполковнику КГ в отставке было о чем поведать своим читателям. Не вдаваясь в подробности, воспроизведу названия очерков «смоленского опера»: «Побег», «Каратель», «Сын командарма», «Дело Шило-Таврина», «ЧП союзного значения», «Взрывники», «Трагедия в Полуянове», «Тайны Катынского леса»...

И еще два небольших добавления к малость затянувшемуся моему рассказу. Книга «Встречи» - не последняя в творческой биографии Виктора Николаевича Станкевича. В нынешнем году в том же плодотворно работающем издательстве «Маджента» вышла книга того же автора с говорящим названием «Помни корни свои», заслуживающая особого разговора. Коротко говоря, речь в ней идет о предках Виктора Николаевича, об интересных и заслуженных людях, с которыми не раз сводила судьба. Но основная тема – история рода Станкевичей, оставивших реальный след в истории Смоленщины и не только.

Когда знакомился с этой книгой, подумалось: насколько обогатилась бы история нашего края и всей страны, если бы подобная книга появилась бы, скажем, хотя бы в одной семье из десяти.

И последнее. Рядом с Виктором Николаевичем шла десятки лет по жизни еще один творческий человек – жена Валентина Алексеевна. Она заслуженный учитель Российской Федерации, педагог с 40-летним стажем, создатель двух литературных музеев – «Писатели Смоленщины» и «Твардовский и Смоленщина», неоднократный участник Твардовских чтений. А едва ли не главный ее труд – это выпуск несколько лет назад книги «А.Т. Твардовский в школе».

 

Добавить комментарий

В комментариях категорически запрещено:
1. Оскорблять чужое достоинство
2. Сеять и проявлять межнациональную или межрелигиозную рознь
3. Обсуждать личности, личные обстоятельства, интеллектуальный, культурный, образовательный и профессиональный уровень
4. Употреблять ненормативную лексику, проще говоря мат
5. Публиковать объявления рекламного характера в том числе и рекламирующие другой сайт
6. Публиковать комментарии бессодержательного характера, т.н. "флуд"
7. Размещать комментарий содержащий только один или несколько смайлов
За нарушение правил следует удаление комментария или бан (зависит от нарушения)!!!


Защитный код
Обновить

01_12-196-2016.jpg

Журнал Смоленск 2007 год

Журнал Смоленск 2006 год

Чтобы сообщить об ошибках в тексте на нашем сайте, нужно выделить текст и нажать SHIFT+ENTER

Похожие материалы

Комментарии

  • ВЕРА, ВЕРОЧКА

    21.06.2019 16:10
    Какое счастье, что я знал этого светлого человека! Встретились мы на занятиях "Родника" Юрия Пашкова. Посредством таких людей душа моя осталась в ...
     
  • ПОКЛОН УЧИТЕЛЮ

    03.05.2019 01:25
    Ильющенкова Мария Антоновна после переезда в Смоленск была директором 31 школы, а не 34(как указано в вашей статье). Я являюсь ее внучкой, дочерью ...
     
  • Шишок

    09.12.2018 13:38
    В ноябре этого года,я посетила могилу М.К.Тенишевой,о на находится в идеальном состоянии,видим о А А.Ляпин (мое глубочайшее почтение),остав ил кладбищу ...
     
  • ОПЕРА

    11.10.2018 23:53
    Здравствуйте! Мой дедушка - Кукес Юрий Матвеевич, Народный артист РФ, разыскивает своего двоюродного брата Алексдрова Александра Марковича. Наткнулась ...
     
  • Бога за бороду схватили?

    19.05.2018 17:38
    Могу ли я стоять в стороне, когда честных добросовестных лейтенантов ДПС за добросовестное выполнение своих обязанностей (а это подтвердила служебная проверка ...
     
  • ПОСТОВОЙ КУРИЦЫН

    01.05.2018 23:27
    Из правды в статье только фамилия милиционера. Офицерская форма не смущает? Почему никто не обращался к архивам, не искал родственников? Сколько можно ...

© 2019 Журнал Смоленск. Все права защищены.
Журнал Смоленск — независимое издание.