Архив 2013 - 2017 гг.. областного журнала Смоленск

Смоленский журнал

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Главная 2014 № 10 (170) Октябрь 2014 г. НАПРАВЛЕНИЕ – ИСТОК-ГОРОД...

НАПРАВЛЕНИЕ – ИСТОК-ГОРОД...

Рейтинг пользователей: / 1
ХудшийЛучший 

ИМЕНЕМ СОКОЛОВА-МИКИТОВА

Пётр ПРИВАЛОВ

Раз в два года, в день рождения Ивана Сергеевича Соколова-Микитова, международную премию его имени получают самые «природные» писатели. Нынче все они из России (в числе претендентов были два белоруса, украинец и норвежец). Напомним, премия учреждена журналом «Смоленская дорога» и одноимённым литературно-краеведческим клубом и присуждается уже второй раз. Думаю, постоянные читатели помнят рассказ о первом награждении: 2012 год, Угранский район, дом-музей Соколова-Микитова, любимые липы, солнечный полдень в Полдневе... Эти слова позванивают и переливаются, как готовая цвето-музыкальная картина, в центре которой был наш первый, главный лауреат – Василий Михайлович Песков. Так получилось, что премия им. Соколова-Микитова стала последней в длинном ряду его наград, сделав очевидной родственность судеб и предназначений двух писателей-путешественников, вечных паломников в зачарованном храме природы. Не студенческие аудитории, а бесконечные тропы и бездорожья огромного мира людей стали их университетами, а все мы – их читателями-собеседниками на вечные времена. Мистические бывают переклички судеб: Соколов-Микитов и Песков даже умерли «дружно» - на 84-м году жизни, с разницей в 38 лет. Уже год, как нет с нами Василия Михайловича, и я снова и снова как наяву вижу солнечный дом в Полдневе и неугомонного спецкора «Комсомолки» с неразлучным фотоаппаратом...

А нынче премию мы вручали в Дорогобуже, в центральной районной библиотеке.

Почему Дорогобуж?

Объяснить можно просто. В конце XIX-начале XX века и благословенная родная деревня Кислово, и Полднево, куда перевезли в пору развитого социализма и неперспективных деревень дом Соколовых, входили в Дорогобужский уезд. Но Дорогобуж для маленького Вани был не просто ближайшим административным центром – он был «папиным городом». Лесничий Сергей Соколов в своё время там учился, да и для всей отцовской фамилии Дорогобуж был именно родным. Об этом напомнил собравшимся Юрий Шорин, сам в не столь уж давнем прошлом успешный дорогобужский краевед, а ныне главный редактор журнала «Край Смоленский», откликнувшийся на наше приглашение «поучаствовать». Особо надо здесь сказать, что недавно Юрий Николаевич подарил районному музею настоящую драгоценность – найденные им три вырезки из газеты «Известия Дорогобужского Совета Рабочих, Крестьянских и Красноармейских Депутатов» за 1918 год. Это кусочки публикаций книжки Соколова-Микитова, о которой прежде доводилось только слышать и читать в воспоминаниях самого Ивана Сергеевича. Вот строки, которые давно меня интриговали: «Вернувшись с военной службы на родину, я стал учителем в единой трудовой школе. Всё ломалось, всё рушилось тогда в старой деревне, переживавшей нелегкие переходные времена. Тогда же вышла крошечная книжечка „Исток-город», в которой со всей пылкостью я излагал план детской коммуны, высказывал мысли, искренне меня волновавшие.

Эта маленькая книжечка могла положить начало педагогической карьере, но, чувствуя полную свою неподготовленность, я отказался от учительской работы. Вновь потянуло странствовать, снилось море».

А надобно сказать, что постранствовать и повоевать до учительства «на родине» (т.е. в Дорогобуже!) ему досталось полной мерой (впрочем, как и после своего единственного неполного учительского года). На восемнадцатом году жизни, после исключения за политическую неблагонадёжность с «волчьим билетом» из Александровского реального училища (в Смоленске, на нынешней ул. Коммунистической, напротив Блонье), «плавал матросом вокруг Европы». Был послушником в Старом Афоне (знаменитая Святая гора и одноимённый греческий полуостров – крупнейшее в мире средоточие православного монашества, где не ступала нога ни единой женщины). Через враждебную Турцию пешком пробирался оттуда в Россию, чтобы уйти добровольцем на первую мировую – был санитаром, летал на легендарном «Илье Муромце». В революционную пору служил на Балтийском флоте, «чуть не попал в наряд для разгона Учредилки». И вдруг – школа...

Я сам в 26 лет ещё продолжал учительствовать и набивать шишки после педвуза в сельской восьмилетке. И просто интересно было, как этот человек – с таким «институтом», с его признанием, что для самого учёба в реальном училище с первого дня была каторгой, – как и чему он учил? Ведь не только в «старой деревне» тогда всё ломалось и рушилось. Вся прежняя Школа с её программами и порядками была отменена, а новая - «трудовая» - что это такое? В общем-то, сплошная самодеятельность шкрабов (школьных работников – учителей). И вот я (спасибо директору районного музея Татьяне Антоновне Московченко) читаю в этих газетных вырезках (некоторые особенности правописания сохраняю как колорит эпохи):

«План детской коммуны

ИСТОК-ГОРОД

Как люди открывали земли.

К делу! Выбор места. Где должен стоять город? (У реки, у дороги, на возвышенности). Сметка и глазомер. Определение севера и юга (по коре и сучьям, по солнцу и звёздам, компас). Огонь (значение огня, как первоосновы их культуры; умение разводить огонь в сырую и ветренную погоду; кочевье и осёдлая жизнь)...»

И дальше, дальше – чтоб не каторжная зубрёжка непонятно для чего, а знания и умения, которые пригодились лично ему в жизни. Вот так – играючи, один перед другим, на родной земле, под открытым небом. Уроки жизни.

«Изследование окрестностей. Удобства и недостатки выбранного места. Лес, качества деревьев, возраст и годность. Население лесов; птицы и звери (и кроты в счёт!). Растения (полезные и вредные; как люди открыли картофель и культировали злаки). Качество и количество удобной земли, луга и поля (луга у реки; поля на южных склонах, защищённые лесом)...». Обрыв текста. Но я не собираюсь здесь приводить все сохранившиеся кусочки и планы. Главное, что дети начали строить свой город! Вот, смотрите:

«... С о ц и а л ь н о е у с т р о й с т в о. Коммуна. Принципы социализма. Гражданские обязанности: дисциплина и ответственность, — отчетность. Ленивым и тунеядцам места пет.... (разрыв текста)

....здание коммуны, школа, больница, каланча, и каждый выбирал себе место для дома.

— Я пожарный! — Я инженер! — Я доктор! — Федьку Жукова протопопом!

Загорелось! Я с радостью чувствовал, что придуманная мною игра увлекла детей, и сам загорелся... Картина строющагося города стояла перед глазами.

В первый же день было сделано достаточно; познакомились кое с чем из истории культуры, из географии и естествоведения, научились мерить землю, на деле узнали что такое план и масштаб и т.д., главное, во всех явилось горячее желание строить.

Были, конечно, и сучки и задоринки, главным образом от незнания общественной дисциплины,— недостатки устранимые.

Возвращались возбужденные, кричащие:

— Завтра лопату принесу!.. У меня топор!.. Мост будем строить!..

— А главное-то забыли,— вспоминал я,— как назовем наш город?

Эта задача оказалась труднее. Долго ломали головы, а все выходило такое, что уже есть. Харьков, Петербург, Москва...

—Такое, чего нет!— требовал я.

— Ручей называется И с т о к, пусть и город будет Исток! — сказала одна девочка.

Так и постановили; И с т о к - г о р о д»...

Талантливый человек талантлив во всём. Сегодня, сто лет спустя, когда и ребятишек этих в живых давно не осталось, я будто слышу их возбуждённые от грандиозных задач голоса... Юрий Николаевич сказал: в педагогике он мог бы быть, как Макаренко. Но, слава богу, он остался Соколовым-Микитовым. И мы пришли к Истоку.

О тесном мире и малой родине

В мире - миллиарды людей, сотни тысяч городов, бессчётно деревень и сёл. А порой кажется, что мир тесен, как школьный класс – так причудливо переплетаются в нём человеческие судьбы, так люди странно натыкаются друг на друга. Это легко заметить по персонажам учебников истории и литературы. Тот же Ваня Соколов из затерянной в лесах деревеньки Кислово, будучи матросом, солдатом, послушником, невольным эмигрантом и ещё бог весть кем, именно натыкается в разных местах (и запоминается встречным крепко!) на Бунина, Шмелёва, Горького, Ремизова, Куприна, Федина, Алексея Толстого... Легче перечислить, пожалуй, с кем он не сталкивался из великих того бурного времени. И где? В Ростове, в Одессе, в Петрограде, в Берлине, в Лондоне (везде был-то всего чуть!). Как-то писал я о смоленском Нахимовском музее, и директор его с жаром рассказывал о пионере русской авиации легендарном лётчике Глебе Алехновиче, нашем земляке. Меня крепко впечатлил тогда этот образ. С удивлением узнал позднее, что этот лётчик был в 1916 году непосредственным командиром унтера Ивана Соколова, и последний даже опубликовал о нём в газете рассказ «Глебушка» (получил нагоняй от воинского начальства за столь фамильярное обращение к образу командира, штабс-капитана).

С Твардовским случай свёл Ивана Сергеевича неожиданно поздно (учитывая землячество и общее пребывание в писательском цехе Смоленщины до 1929 года), лишь в 1955 году – в Ленинграде, где был А.Т. не такой уж частый гость... Зато свёл на всю оставшуюся жизнь, неразрывно – с далеко идущими последствиями как для русской литературы и культуры, так и для нашей премии, в частности.

В сентябре прошлого года в Дорогобуж приехала Наталья Ивановна Харлампьева, народный поэт Якутии, лауреат премии им. А.Т. Твардовского 2003 г. Естественно, за тридевять земель отправилась она не случайно, а по приглашению директора районного музея Т.А. Московченко, которая подтвердила, что в братской могиле около санатория «Алексино» покоится прах её дяди - «Семёна-младшего». Как раз в это время я готовил материал Натальи Ивановны, полученный через знакомых, для восьмого сборника Твардовских чтений. В конце рассказа о поездке Твардовского в Якутию автор написала о долге памяти перед родным дядей, который в годы войны погиб где-то на Смоленской земле: надо разыскать могилу и приехать. И вот такое совпадение – можно и познакомиться лично, и расширить материал. Мало того, проводником якутской поэтессы от столицы вызвался стать редактор журнала „Муравейник", давний друг и постоянный автор „Смоленской дороги", лауреат премии Соколова-Микитова (вместе с Песковым) Николай Старченко. В своё время он исходил пешком все места Смоленщины, упомянутые в произведениях писателя. То есть мало сказать, что он любит творчество нашего земляка – его таланту и энергии мы обязаны сохранением родового гнезда Соколовых и созданием музея в Полдневе. Да и идею премии Старченко подарил нам – чтобы от земляков и на родной земле она вручалась – и несёт на себе немалую часть организационных премиальных хлопот. Словом, мы с учредителем журнала Е.А. Мининой не могли не поехать в Алексино, а затем в музей. Спасибо Татьяне Московченко, которая тогда свела нас вместе и предложила премию Соколова-Микитова вручать в Дорогобуже. Как известно, инициатива наказуема, и все дальнейшие согласования и контакты с библиотекой шли через директора музея, да и хлопоты по приему лауреатов, ознакомление их с историей и достопримечательностями Дорогобужа достались ей. К числу всякого рода совпадений и тесноты мира добавлю, что с Таней Московченко (в ту пору Саполновой) учились мы на литфаке в одной группе и дружим до сих пор.

В библиотеке, где проходило вручение премий, и гости и хозяева именовали Дорогобуж „малой родиной" Соколова-Микитова. Собственно, мы все привычно употребляем это словосочетание, говоря о знаменитых земляках. Между тем, мало кто знает, что именно в связи с Соколовым-Микитовым этот эпитет впервые был употреблён и наполнен конкретным содержанием.

В начале этого года вышел в свет „Дневник" Александра Твардовского 50-х годов (долгожданную книгу подготовили наши давние друзья Валентина и Ольга Твардовские). Теперь у каждого есть возможность из первых рук узнать о беспримерной духовной близости Твардовского и Соколова, родившейся, что называется, с первого взгляда. Александр Трифонович в 1958 году записывает со свойственным ему самоуничижением что, наконец, „домучил статейку" о Соколове-Микитове – обещанное предисловие к новому изданию писателя. Но из дневника видно, насколько серьёзно, долго и трудно А.Т. обдумывал „статейку", набрасывал планы и варианты, как стремился поймать главное, соответствовать дорогому образу писателя, уровню его прозы, его языку. Одним из главных пунктов будущей статьи он сразу помечает „язык". И кратко расшифровывает пришедшую мысль: язык – это и есть писатель. Обычно у Твардовского заголовок отыскивается в силу необходимости, в самую последнюю очередь, и практически всякое новое произведение пребывает в описательном состоянии: некая вещь о том-то и том-то,или с условным наименованием для внутреннего пользования (так было даже с самыми известными его поэмами). Здесь название, как самое важное и принципиальное, записывается сразу – „О родине большой и малой". Кто-то может сказать: подумаешь, большое дело к „родине" добавил „малую". Но не просто определение присовокупил Твардовский – он нам целый новый мир чувств и образов открыл. Да, смутное понимание, „ощущение предмета" существовало и до А.Т. Но так уж устроено наше сознание, что неназванные предметы и явления для него не существуют. Мы не можем, грубо говоря, думать о неназванном, включать это „нечто" в смысловые и ассоциативные ряды. Вот вам – „стихи о Родине". Весьма широкое, размытое понятие. И конкретизирующее его, более интимное, глубокое и близкое каждому – „малая родина". Откуда мы знаем, что это такое? А всё из той же „статейки" о Соколове-Микитове. Именно творчество Ивана Сергеевича подвигло Твардовского изобрести „специальный термин":

«У большинства людей чувство родины в обширном смысле — родной страны, отчизны — дополняется еще чувством родины малой, первоначальной, родины в смысле родных мест, отчих краев, района, города или деревушки. Эта малая родина со своим особым обликом, со своей — пусть самой скромной и непритязательной— красотой предстает человеку в детстве, в пору памятных на всю жизнь впечатлений ребяческой души, и с нею, этой отдельной и личной родиной, он приходит с годами к той большой родине, что обнимает все малые и — в великом целом своем — для всех одна».

И дальше – закрепление сказанного: «В литературу он (Соколов-Микитов) вошел со своей малой родиной — смоленской лесной стороной, со своей рекой Угрой и неповторимым очарованием не броской и, по его собственному выражению, как бы застенчивой красы отчих мест, глубоко воспринятой им в пору простецкого деревенского детства».

Как водится, мы готовно взяли в обиход новое понятие и забыли об авторстве. Так, безымянно, тысячи строк и словечек Твардовского вошли и во многом сформировали сознание сотен миллионов людей, даже тех, которые книг не читают вовсе. А.Т. где-то в дневниках сам отмечает не без обиды, что многие его строчки в сотнях газетных заголовков даются без кавычек. Как пример, приводит «Ради жизни на земле». Это из «Василия Тёркина»:

Переправа, переправа!
Пушки бьют в кромешной мгле.
Бой идет святой и правый.
Смертный бой не ради славы,
Ради жизни на земле.

Не только последняя, но каждая из этих строк мильоны раз цитировалась, перекочёвывала в заголовки, на всевозможные плакаты и т.п. Без авторства, как само собой разумеющееся. Между тем Твардовский отмечает, что отнюдь эти строчки поначалу не казались бесспорными – даже всепонимающему другу Александру Фадееву. Тот при первом прочтении довольно резко возразил: почему же «не ради славы»? Как раз «ради»!

О боевой славе, славной гибели за Родину трубили тогда на каждом шагу. Это был главный атрибут патриотического воспитания.

И коль уж зашла речь о Фадееве, то «Дневник» 50-х годов свидетельствует, как мучит и давит Твардовского растущая стена непонимания между ним и лучшим другом. Стремительное духовное сближение с Соколовым-Микитовым как раз приходится на эту пору, как бы утоляет растущую жажду духовного общения и понимания. Строки о творчестве Соколова-Микитова не только оценка критика – но друга и «единоверца». Они очень важны и для понимания целей и задач учредителей премии имени Соколова-Микитова.

Три составляющие

добродетели

Что ж, пожалуй, достаточно мы уже интриговали читателя, говоря о вещах, казалось бы, необязательных. Но мы не информацию о спортивных состязаниях предлагаем. Литературные премии – предмет весьма деликатный. Нет прибора, точно устанавливающего меру таланта, – литературные премии неизбежно субъективны. Нет гарантии, что в поле зрения учредителей попали все заслуживающие внимания произведения и авторы. Хотя, по признанию наших гостей-лауреатов, число их коллег, пишущих о природе, сегодня невелико, и роста рядов не наблюдается. Издатели уверяют, что современному читателю, кроме детективов, слащавых любовных или «эротических» опусов, боевиков, всяческой ненаучной фантастики и скандальных измышлений, ничего больше не надо. Литература о природе на рынке не котируется, и занимаются ей люди, именуемые в мире книжного бизнеса, скажем мягко, «не от мира сего». Может, это и к лучшему. Подлинная любовь бескорыстна, и в данном случае отпадает литературная накипь, готовая любить по заказу что угодно. Подобные суррогаты «добрых чувств» способны только отвращать и развращать. Но это не значит, что литературу и литераторов, пишущих о природе, не нужно рекламировать и поощрять. Наоборот. Этому и служит наша скромная в материальном выражении премия, присуждаемая по трём номинациям.

Итак, лауреатами премии имени И.С. Соколова-Микитова 2014 года стали:

в номинации «художественные произведения о природе» – новосибирский писатель Юрий Чернов (книги «Кому поют жаворонки», «Ищу центр тяжести», «Запоздалая стая», «Где живут домовые», «Сумасшедшая трясогузка» и др.);

«детская литература» – Олег Трушин (книгу писателя-земляка «Хорюшка» (повести и рассказы о природе и животных) представила на конкурс городская детская библиотека города Шатуры Московской области);

«публицистика» – рязанский журналист и писатель Иван Назаров (ведущий рубрики «Встречи с природой» в областной газете «Рязанские ведомости», автор книг «Зори Мещёры», «Свидания с Мещёрой», «Путешествия в зачарованный край» и др.).

Вручение дипломов, памятных медалей и денежных премий проходило в небольшом зале Дорогобужской центральной библиотеки. В этом же здании расположена детская библиотека, так что на встрече присутствовали оба коллектива и их читатели. Вообще, мы боялись заорганизованности и сухого, официального тона. Не приглашали «свадебных генералов», не устраивали фуршетов. Хотелось восстановить по возможности простую и действенную цепочку: писатель – библиотека – читатель. В своих выступлениях лауреаты хвалили «атмосферу», благодарили хозяев.

К ним присоединились и герои «первого призыва»: журналист из Петропавловска-Камчатского Михаил Жилин и неоднократно упоминавшийся Николай Старченко. Они уже воспринимались нами чуть ли не как родные люди. А редактор «Муравейника» и вовсе помогал нам с Е.А. Мининой вручать награды. Надобно сказать, что Н.Н. Старченко приехал в Дорогобуж не только со своеобразным дружеским визитом. Он вручил ежегодную премию всероссийского журнала «Муравейник» Дорогобужской центральной детской библиотеке (заведующая Н.В. Масютина). Думается, событие это не только районного и даже не только областного масштаба.

Много говорилось о важности раннего приобщения читателей к книжкам о природе. Важности и для самой личности, и для общества в целом. Кому ж тут и карты в руки, как не библиотекам и школе. Только с литературой такой просто беда. И с этой стороны обеим дорогобужским библиотекам повезло: их фонды пополнились книгами о природе и краеведческой литературой, подаренной лауреатами и директором издательства «Маджента» Е.А. Мининой.

Пересказывать все выступления нет ни места, ни смысла, их характер, в основном, передают слова писателя из Подмосковья Олега Трушина:

«Когда меня спрашивают, какая литература имеет наибольшее воспитательное значение, я всегда говорю, что литература о природе. Только эта литература несёт в себе три составляющие добродетели: добро, сострадание и истину.... Природа даёт человеку понятие о собственном предназначении, заставляя его думать о вечных ценностях».

Хотелось бы, чтобы все мы думали об этом почаще – пусть нас заставляют; если не именем закона, то именем Соколова-Микитова и иже с ним...

 
01_5-201-2017.jpg

Журнал Смоленск 2007 год

Журнал Смоленск 2006 год

Чтобы сообщить об ошибках в тексте на нашем сайте, нужно выделить текст и нажать SHIFT+ENTER

Похожие материалы

Комментарии

  • ВЕРА, ВЕРОЧКА

    21.10.2020 23:54
    В заброшенном состоянии находится могила Веры Анатольевны на Окопном кладбище. Родник, Институт искусств, Детская библиотека, Физакадемия хотят исправить ...
     
  • ВЕРА, ВЕРОЧКА

    21.06.2019 16:10
    Какое счастье, что я знал этого светлого человека! Встретились мы на занятиях "Родника" Юрия Пашкова. Посредством таких людей душа моя осталась в ...
     
  • ПОКЛОН УЧИТЕЛЮ

    03.05.2019 01:25
    Ильющенкова Мария Антоновна после переезда в Смоленск была директором 31 школы, а не 34(как указано в вашей статье). Я являюсь ее внучкой, дочерью ...
     
  • Шишок

    09.12.2018 13:38
    В ноябре этого года,я посетила могилу М.К.Тенишевой,о на находится в идеальном состоянии,видим о А А.Ляпин (мое глубочайшее почтение),остав ил кладбищу ...
     
  • ОПЕРА

    11.10.2018 23:53
    Здравствуйте! Мой дедушка - Кукес Юрий Матвеевич, Народный артист РФ, разыскивает своего двоюродного брата Алексдрова Александра Марковича. Наткнулась ...
     
  • Бога за бороду схватили?

    19.05.2018 17:38
    Могу ли я стоять в стороне, когда честных добросовестных лейтенантов ДПС за добросовестное выполнение своих обязанностей (а это подтвердила служебная проверка ...

© 2021 Журнал Смоленск. Все права защищены.
Журнал Смоленск — независимое издание.