Архив 2013 - 2021 гг.. областного журнала Смоленск

Смоленский журнал

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Главная 2012 №12(148) ДЕКАБРЬ 2012 г. НАМ НЕ НАДО АНТАРКТИДЫ?

НАМ НЕ НАДО АНТАРКТИДЫ?

Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

ПОСЛЕСЛОВИЕ К ЮБИЛЕЮ

ПЁТР Привалов

В СУББОТУ 26 МАЯ В ДЕРЕВНЕ ПОЛДНЕВО УГРАНСКОГО РАЙОНА СОСТОЯЛСЯ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ПРАЗДНИК, ПОСВЯЩЁННЫЙ 120-ЛЕТИЮ ПИСАТЕЛЯ И.С. СОКОЛОВА-МИКИТОВА (1892–1975). ФОТОРЕПОРТАЖИ ОБ ЭТОМ МЕРОПРИЯТИИ БЫЛИ ОПУБЛИКОВАНЫ В КРУПНЫХ ОБЛАСТНЫХ СМИ, СЮЖЕТЫ ПОКАЗАНЫ ПО МЕСТНЫМ ТЕЛЕКАНАЛАМ. КАЗАЛОСЬ БЫ, ЧЕГО БОЛЬШЕ? А БОЛЬШЕ ВОЗНИКЛО ВОПРОСОВ, НА КОТОРЫЕ НАШИ СМИ С НЕОБЪЯСНИМЫМ ЕДИНОДУШИЕМ ОТВЕТОВ, УВЫ, НЕ ДАЛИ. НЕМАЛО ВРЕМЕНИ ПРОШЛО, А ГОРЬКИЙ ОСАДОК ОСТАЁТСЯ, ИБО ДЕЛО НЕ В КАКОМ-ТО ОТДЕЛЬНО ВЗЯТОМ СЛУЧАЕ.

1. БУМ ИЛИ НЕ БУМ?

Странное, а может как раз закономерное у нас, явление, что при своей долгой жизни писатель, имя которого стоит в ряду таких художников русской природы, как Тургенев и Бунин, не был избалован наградами и почестями. Не кипели страсти вокруг его произведений и после смерти. Иные знатоки литературы в лихие 90-е годы поспешили причислить Ивана Сергеевича к забытым писателям, книги которых без движения пылятся на библиотечных полках. Смоленщина, где прошли детские и юношеские годы Ивана Соколова, куда вернулся он после десятилетия войн, революций и бесприютных скитаний, не была, казалось бы, в этом плане исключением. И «вдруг» - в смоленском издательстве «Маджента» выходят одна за другой яркие книги: М.Н. Левитин «Я вижу Россию» (новые материалы о Соколове-Микитове, 2004 г.); сборник рассказов и повестей «На своей земле» (составитель – кандидат филологических наук, главный редактор популярного в России журнала «Муравейник» Н.Н. Старченко, 2006 г.). К 115-летию писателя (2007 г.) открывается мемориальный дом-музей в Полдневе и присваивается имя Соколова-Микитова област¬ной детской библиотеке (бывшей им. Н.К. Крупской)...

Можно ли всё объяснить тем, что в 2004 году А.С. Соколов (внук писателя) стал министром культуры России? «Всё» объяснить нельзя, ибо и книга Левитина была уже готова, и борьба за родительский дом писателя шла не первый год.

«Перед глазами так и встаёт тот морозный февральский день 2000 года, когда я впервые увидел затерянный в смоленской глуши родной дом Соколова-Микитова. Ехал-то я сюда, в Угранский район (земли эти раньше входили в Дорогобужский уезд), в скромной надежде найти хоть какие-нибудь следы былого пребывания здесь любимого мною писателя, а тут оказалось, что даже целый дом стоит! Правда, целыми-то были только степы да крыша, а в остальном — полный разграб: вы¬драны двери, рамы со стёклами, разобраны печи, полы дубовые, потолки... Вернувшись в Москву, я выступил с публикациями в нескольких всероссийских периодических изданиях: в «Парламент¬ской газете», в «Литературной России», журналах «Муравейник», «Охота и охотничье хозяйство», альманахе «Охотничий сборник» — хотелось пробудить чувство сопереживания и участия у возможно большего количества читателей, у нашей общественно-сти, призывая, пока не поздно, спасти родной дом замечательного писателя» (из предисловия Н. Старченко к книге «На своей земле»).

Так был остановлен «разграб». По словам Николая Николаевича Старченко – инициатора восстановления и, пожалуй, главного знатока «новейшей истории» многострадального писательского дома, – в 1976 году, когда была объявлена война «неперспективным деревням», этот дом (в нём долго была школа) перевезли из Кислова за четыре километра в Полднево. С тех пор размещалась в нём куча разных контор: сельсовет, библиотека, сберкасса, почта... С началом «фермеризации» дом бросили. Прикиньте, сколько его растаскивали до приезда Старченко. Местный тракторист сказал тогда: ещё бы год - ничего от дома не осталось...

(Сравните, как выглядит эта история в «Смоленской газете» за 29 мая: «Сохранившийся дом семьи писателя несколько лет назад перенесли из соседней деревни Кислово в Полднево. Старожилы говорили, что ещё одной зимы стоявшее без окон, без дверей здание не пережило бы». - То есть его спасли «переносом»?!.).

Только в 2003 году Старченко «привёз» в Полднево А.С. Соколова – тогда ещё ректора Московской консерватории. За десятилетие, как видим, многое изменилось. Несколько лет, как вернулся Александр Сергеевич на прежнюю должность, а своего рода соколово-микитовский бум на Смоленщине продолжается. К примеру, уже традиционному празднику в Полдневе предшествовала научная конференция в областной библиотеке его имени.

2. О ПРЕМИИ

А главное, в этом году журналом «Смоленская дорога» и одноимённым литературно-краеведческим клубом была учреждена премия имени И.С. Соколова-Микитова за лучшие произведения о природе в трёх номинациях: художественная литература, детская литература (особо воспитательная и просветительская составляющие), то же самое – в публицистике. И речь вовсе не о символическом поощрении почётными грамотами «авторского актива» журнала (хотя и это было бы событие).

Премия заявлена как международная, то есть лауреатами могут стать не только наши сограждане, но и самые настоящие иностранцы. Причём, как оговорено в положении, лишь в случае, если их произведения получили высокую оценку и признание читающей публики. Только тогда авторы могут рассчитывать на роскошный диплом в рамочке, уникальную медаль, конверт с денежными знаками (от 50 до 75 тыс. рублей) и коллекцию лучших книг, вышедших в издательстве «Маджента». Положением предусмотрены и поощрительные премии, которые отличаются от трёх главных лишь толщиной пресловутого «конверта» (10 тыс. рублей).

Можете поверить, что определение лауреатов, приглашение и обеспечение их приезда в Полднево, переговоры со спонсорами, формирование всех премиальных комплектов потребовало, скажем так, некоторых затрат не только сил и времени. И, в первую очередь, от директора издательства «Маджента», учредителя журнала «Смоленская дорога» Е.А. Мининой (чего ей стоила одна эпопея с медалями, которые еле-еле изготовили к сроку в Москве).

Не станем говорить, какие споры были по кандидатурам первых лауреатов, как ломались копья и сшибались грудь с грудью громкие имена. – Не было никаких споров.

Больше того, именно творчество замечательных русских подвижников во имя Природы, красот и богатств «своей земли», продолжателей слова и дела писателя и путешественника, знатного охотника и рыболова Ивана Соколова диктовало необходимость премии. И мы, и, надеемся, многие из вас давно знают наших первых лауреатов: легендарного журналиста «Комсомолки», писателя, телеведущего Василия Пескова (все сразу вспоминают Лыковых из «Таёжного тупика»); уже упоминавшегося здесь редактора журнала «для семейного чтения» «Муравейник» и захватывающего альманаха «Охотничий сборник» (а ещё автора неспешно-пешеходных очерков и рассказов в лучших русских писательско-охотничьих традициях!) Николая Старченко, и камчатского журналиста-«землепроходца» Михаила Жилина. Как бы всю Россию насквозь прошли...

То есть мы были убеждены, что эти люди давно работали и работают именно в соколово-микитовском духе, что им особенно дорога будет эта премия. И мы не ошиблись: лауреаты всё отложили в сторону и приехали в Полднево. Ладно Москва, но Петропавловск-Камчатский... оцените. Мне один знакомый сразу так и сказал: «Как раз ему будут ваши 50 тысяч на дорогу». А я подумал: а сколько стоит, к примеру, тысяча километров на вёслах вдоль диких камчатских берегов?.. Вот то и дорого, что люди у нас – из едущих «за туманом».

С другой стороны, мы понимали, что неправильно, если среди первых лауреатов не будет смолян. И тоже не надо особо напрягаться. Уже упоминалось здесь имя зачинателя новой «соколовской волны» Михаила Левитина. Недавно у него вышла замечательная книга об Исаковском. Из тех, что по душе пришлась бы Ивану Сергеевичу. Но всё ж это не художественный жанр. Здесь, на наш взгляд, вне конкуренции – Евгений Алфимов. Вот у кого и язык, и стиль и, главное, жизненная философия – прямо микитовские. Настоящий, большой писатель. Он первой премии достоин, но откладывать на два года... тоже жаль. Жаль многого и многих. Из журналистов лучше бы не найти Саши Сивакова, да посмертно премии не вручают... Словом, вместо предусмотренной положением одной поощрительной премии, в виде исключения, утвердили две (хотя заведомо знали, что оба смолянина приехать в Полднево не смогут). Итого - пять первых в истории лауреатов премии Соколова-Микитова, наиболее достойных.

Вручение премии, выступления лауреатов должны были стать и стали центральным событием праздника в Полднево. Но загляните в газеты той поры, а если есть возможность и видеосюжеты посмотрите – не поймёте, что за премия и откуда взялась. Да и лауреаты, что называется, не вписались. Как будто на каждом шагу у нас такие премии валяются. А их всего две литературных – от Администрации: Исаковского и Твардов¬ского. И мы знаем, как и кому их вручают чиновники, вернее, чаще недоумеваем, как и за что их присуждают. Теперь, когда не только из первого, но из второго ряда все смоленские члены союзов писателей эти премии получили, бывший губернатор позаботился о них и учредил ещё премию Рыленкова, чтоб совсем без наград не завяли. Но вот впервые у нас – литературная премия ... не от чиновников. И что же?

Я как начал, так и продолжу ссылки на самую нашу солидную «Смоленскую газету». Главное событие, на её взгляд (и это сплошь у остальных) – прибытие на празд¬ник и выступление нового вице-губернатора Ольги Васильевой... Ничего не имеем против Ольги Николаевны, наоборот – мы вместе с ней и А.С. Соколовым поздравляли лауреатов, и вице-губернатор вовсе не пыталась «перетянуть одеяло» исключительно на Администрацию. Это за неё сделали наши коллеги. Одной строчкой в заключительных абзацах помянута премия и её учредители, а из лауреатов назван один Песков (присутствует и портрет Василия Михайловича)...

3. О ПРОФЕССИОНАЛИЗМЕ

Я не буду говорить об обидах и недоумении – нашем и наших дорогих гостей... Но об элементарном профессионализме, о, казалось бы, неотделимом от журналистской доли чувстве долга и ответственности не могу не сказать. Естественно, мы с Еленой Александровной Мининой приехали в Угру гораздо раньше официальных лиц. А лауреаты и вовсе прибыли накануне днём, все досто¬примечательности осмотрели и ночь провели, скажем, по-походному. Двум из них, Пескову и Жилину, немало годков – соответственно, 82 и 75. Казалось бы, купайтесь на здоровье в лучах славы. Но они, знаете ли, журнали¬сты (это почище клятвы Гиппократа), и даже премию получать явились «с лейкой и блокнотом». Я интервью беру – и чувствую, как они сами меня прощупывают, посматривают этак... - «материал собирают». Уже второй день! А только начал я Старченко на диктофон писать – в Полднево заторопили. «Да рано ещё, успеем!» - говорю. – Песков: «Начальство успеет, а нам осмотреться. Наговоримся ещё».

Что такое «осмотреться», я понял, когда прибыли в дом-музей. Вообще-то, Минина меня предупредила: Василий Михайлович после инсульта, до последнего момента были сомнения насчёт приезда, выступления. А Песков впереди всех, бодро так двинулся экспозицию осматривать. Мы раньше всех успели. Сотрудники все в хлопотах, распределяют: куда самодеятельность, куда народные промыслы, где берёзовым соком встречать. А Василий Михайлович в неосвещённом коридоре интересную фотографию насмотрел, примеривается фотокамерой. «Дайте свет!». Нашли хозяев – дали. «Не то», - и тянет фото со стены. Веревочки не пускают. «Снимите!» - «Но как же...» - «Это для работы!» - как будто всё этим сказано, - и в комнату директора, переснимать. И ещё. Ещё... Директор нам жалуется: народ, мол, подходит, а экспозиция разбирается. Напоминаю Пескову об интервью. - «Потом»... Вдруг осенило меня: для работы, мол, надо. Всё!.. Пошли место искать, где записаться можно.

А кругом уже народ бродит, самодеятельность разминается. Фон такой – не расшифруешься, да и говорить Василию Михайловичу ещё трудно, иные слова вовсе не даются (но за весь день ни разу ни на что не пожаловался!). Наконец, стали у окошка в комнате, где поменьше экспонатов. А всё равно идёт народ. Глянул Песков, как я с диктофоном исхитряюсь – и вдруг просит всех из комнаты. Энергично так, замешкавшихся под локоток подталкивает: «Для работы надо». И дверь закрыл. Тихо стало, благодать...

И мелькнуло тогда: вот так он и добился со своими десятью классами и Ленинской премии, и десятков других; и в Антарктиду, и по Америке 15 тысяч вёрст, и на Аляску шесть раз, и в Африку, и к чукчам, и в знаменитый на весь мир «таёжный тупик», и сорок книжек своих, и пятнадцать лет «В мире животных», и до сих пор рубрику в «КП» держит. В 82 года. А мы...

Время подошло, выбрались на свежий воздух, к импровизированной эстраде. Народу прибывает и прибывает, а не начинаем. Стоим с лауреатами кучкой в сторонке, начальства ждём: ни к нам никто, ни мы ниоткуда. «А, кроме вас, есть тут журналисты?» - интересуется Старченко. – «Конечно!» - гордо отвечаю. И чую вдруг, что не просто так спрошено. Подхожу к знакомому фотокору: вот, мол, премии вручаем; вон Песков, вон редактор из Москвы, вон с Камчатки журналист-писатель. Тот про всё это первый раз слышит. Но фотографировать взялся. Подходит к нашей группе, примеривается. Вдруг Песков: «Свет плохой... Пойдёмте, выберу место». И через всю лужайку за домом привёл к пряслу, всех расставил, обнял за плечи нас с Мининой: «Теперь снимай». Ну, думаю, сейчас набегут, воспользуются возможностью. Ни один... За всё время. Нюх потеряли совсем? Или нос по ветру держат? В любом случае – худо.

Помню, как в отроческом возрасте попалась мне книжка Василия Михайловича про его месячную командировку от «КП» в Антарктиду. В 1963 году. Запомнил, как медсестра делает ему прививки от холеры и проч. и смотрит на него, как на космонавта. А и впрямь – не ступала ещё на ледяной континент нога журналиста (с первой зимовки всего семь лет). Появился шанс – и Песков победил конкурентов.

Возможно, кто-то скажет «повезло», но не бывает, чтобы везло постоянно. Его «везение» - это работа, которая превыше всего. И на самолёте, когда через весь глобус летели, когда «нормальные люди» отсыпались до следующего аэропорта и томились от скуки, он не смыкал глаз. Работал сам и подключал весь экипаж, всю экспедицию. Лётчики докладывали ему, когда пролетают над потухшим вулканом и проч., и он бежал в кабину фотографировать. Ему нужно было поскорее перезнакомиться со всеми зимовщиками и войти в круг обязанностей каждого. Редакция просила телеграмм из аэропортов по пути перелёта. Для него изобрели вариант связи с Москвой прямо с борта... через Мирный. Это – одна из интереснейших частей книги.

И ещё одна удивительная история об Антарктиде рассказана Песковым через двадцать лет– о пожаре на станции «Восток», полюсе холода. Люди остались без дизелей (света, тепла) при 70 градусах мороза. Помочь нельзя до конца зимы, которая только начинается, выжить невозможно. Но люди выжили... Находясь в отпуске, журналист узнаёт, что зимовщики возвращаются на родину на корабле. Встретить их в Одессе – мало толку. Все спешат домой, разъедутся – не найдёшь. Он прерывает отпуск, вылетает на Канарские острова, дожидается корабля с полярниками и работает с ними 20 дней до Одессы. Так родилась ещё одна книга.

Я уже слышал: конечно, чего ж не писать, когда тебя хоть на Канарские острова пожалуйста... Но нам не надо было хлопотать об Антарктиде, о Канарах, и даже не было хлопот добраться до Угры. А где они, интересные наши книги или хотя бы заметки?..

 
01_06-190-2016.jpg

Журнал Смоленск 2007 год

Журнал Смоленск 2006 год

Чтобы сообщить об ошибках в тексте на нашем сайте, нужно выделить текст и нажать SHIFT+ENTER

Похожие материалы

Комментарии

  • ВЕРА, ВЕРОЧКА

    21.10.2020 23:54
    В заброшенном состоянии находится могила Веры Анатольевны на Окопном кладбище. Родник, Институт искусств, Детская библиотека, Физакадемия хотят исправить ...
     
  • ВЕРА, ВЕРОЧКА

    21.06.2019 16:10
    Какое счастье, что я знал этого светлого человека! Встретились мы на занятиях "Родника" Юрия Пашкова. Посредством таких людей душа моя осталась в ...
     
  • ПОКЛОН УЧИТЕЛЮ

    03.05.2019 01:25
    Ильющенкова Мария Антоновна после переезда в Смоленск была директором 31 школы, а не 34(как указано в вашей статье). Я являюсь ее внучкой, дочерью ...
     
  • Шишок

    09.12.2018 13:38
    В ноябре этого года,я посетила могилу М.К.Тенишевой,о на находится в идеальном состоянии,видим о А А.Ляпин (мое глубочайшее почтение),остав ил кладбищу ...
     
  • ОПЕРА

    11.10.2018 23:53
    Здравствуйте! Мой дедушка - Кукес Юрий Матвеевич, Народный артист РФ, разыскивает своего двоюродного брата Алексдрова Александра Марковича. Наткнулась ...
     
  • Бога за бороду схватили?

    19.05.2018 17:38
    Могу ли я стоять в стороне, когда честных добросовестных лейтенантов ДПС за добросовестное выполнение своих обязанностей (а это подтвердила служебная проверка ...

© 2021 Журнал Смоленск. Все права защищены.
Журнал Смоленск — независимое издание.