Архив 2013 - 2017 гг.. областного журнала Смоленск

Смоленский журнал

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Главная 2012 №10(146) ОКТЯБРЬ 2012 г. В ЛЕСУ, ГДЕ ВЕЕТ ДУХ МОГИЛЬНЫЙ

В ЛЕСУ, ГДЕ ВЕЕТ ДУХ МОГИЛЬНЫЙ

Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Катынская трагедия

Четверть века трагедия в Катынском лесу не сходит со страниц печатной прессы, теле и радиоканалов. Советской стороной в бытность генсеком ЦК КПСС М.С. Горбачева, а потом и российской при президенте В.В. Путине Польскому правительству переданы официальные документы о расстреле интернированных поляков органами НКВД. Однако злой рок - авиакатастрофа под Смоленском, когда погибла делегация ПНР во главе с Президентом, летевшая поклониться праху соотечественников, в очередной раз обозначила межгосударственные болевые точки. Недавно вновь прозвучала и старая версия: виновны немецко-фашистские оккупанты.

Постоянный автор нашего журнала Александр Павлович Якушев в конце 80-х - начале 90-х годов прошлого столетия работал корреспондентом областного радио, проводил собственное расследование обстоятельств катынской трагедии, рассказывал радиослушателям о живых свидетелях и участниках тех событий. Мы попросили Павла Александровича Якушева, кандидата исторических наук, доцента Российского государственного университета туризма и сервиса взять интервью у отца.

- Зная твою точку зрения на события 1940 года, в свое время широко обнародованные, не могу не спросить: может, еще есть зазор в суждениях, кто виновен, открылись новые обстоятельства?

- Во-первых, давай расставим точки над очевидным, отбросим политические спекуляции, что в недавнем прошлом опирались на идеологические воззрения. Мой хороший знакомый, ныне покойный писатель Евгений Васильевич Максимов, рассуждая о Катынской трагедии, говорил с явным негодованием: «...но ведь они же (поляки) почти сто тысяч наших пленных угробили, голодом заморили. И мы это злодеяние прощаем, ты помнишь такой же вселенский шум по этому поводу? Я нет...»

Евгения Васильевича я хорошо понимал. Убежденный коммунист, партработник, талантливый прозаик, он безоговорочно уверовал во благо так называемого освободительного похода 1920-го года армий Западного фронта во главе с М. Тухачевским на Польшу. Авантюрное, подогретое эйфорией неправедной победы над частью собственного народа, это вторжение на территорию суверенного государства закончилось крахом. Сегодня мы еще более отчетливо понимаем, какую свободу на кончиках штыков несли трудящимся Европы. И, слава Богу, - скажу с полным осознанием глубины своего патриотического чувства к родному Отечеству - нам не удалось разжечь «пожар мировой революции». «Даешь Варшаву! -не получилось, но вскоре у будущего кровожадного маршала в активе была победа - усмирение так называемого Антоновского мятежа.

- Считаешь, что эта глубоко сидящая заноза с неудавшимся походом в Польшу спустя два десятилетия, при иных исторических обстоятельствах, послужила катализатором для беспощадной расправы?

- Скажу осторожнее: содействовала принятию решения на уничтожение. 37-й год, в его расширительном толковании, не мог перемолоть всех обиженных полководцев из народа, участников польской кампании. И Сталин, и Ворошилов, и Буденный... здравствовали, а тут подвернулся случай поквитаться, пусть подленький, бессердечный, но кто из них свято блюл понятия чести, справедливости, милосердия? Да и в наши дни у многих в подсознании - видимо, в силу глобального классового воспитания - застолблена мысль: кто не с нами, тот против нас, а жертвы катынской трагедии - элита польского государства, шагать под интернационал никогда бы не стала. Их расстрел был предопределен нашим «гуманным» социалистическим строем, при котором в те годы кровавая селекция собственного народа была обычным делом. И церемониться с враждебно настроенными поляками - было против правил.

- Отец, ты десятки раз бывал в Катынском лесу, когда он еще был огорожен глухим забором.

Люди тогда побаивались говорить о том, чему были свидетелями, да и Акт комиссии академика Бурденко о результатах эксгумации на месте трагедии не оспаривался.

- Этот акт, изданный отдельной брошюркой, мне тогдашний председатель областного телерадиокомитета А.Н. Новиков вручил со словами: «Копай, есть сомнения в правдивости изложенного, но помни о благоразумии. Неоспоримое

будем давать в эфир».

Да, КГБ тогда еще функционировало, но ветерок демократических перемен задувал и в наше областное управление, массивное новое здание которого высилось на задворках улицы Дзержинского. По наводке Анатолия Николаевича познакомился с сотрудником ГБ, майором Олегом Закировым. Он дал адреса некоторых пенсионеров своего ведомства. Слушая их скованные тяжелым грузом многолетней секретности рассказы, я и сам немел от подробностей ранее нечитанных и не слышанных.

- Ты рассказывал о Кирилле Евстафьевиче Бороденко.

- Высокий, худощавый, угрюмый старик, с бегающими, глубоко сидящими глазами. Жил на 3-ей Красноармейской, д. 9, кв. 7, рядом со зданием КГБ, на втором этаже еще построенного пленными немцами двухэтажного дере-вянного дома. Закиров вначале побывал у него, предупредил о моем визите, попросил не таясь поведать известное. По скрипучей лестнице поднимаюсь в темный коридор. Обитая порванной на углах клеенкой дверь. Запах сырости и неухоженности.

Стучу.

Дверь открывается изнутри. -Кто будешь? - глухой, полный силы голос предваряет мое «Здравствуйте». Показываю редакционное удостоверение, смотрит внимательно с язвительным - «похож», отдает. Замечаю убогую обстановку продолговатой коммунальной комнаты с рукомойником в левом углу и не меняющееся насупленное, бровастое лицо хозяина. Кивает головой:

- Проходи. Видишь, как живу на старости лет. Служил, не отлынивал, да еще в таких местах, где и черт не выдержит. Что узнать хочешь?

- Перед войной где работали?

- В системе. Был старшим надзирателем корпуса «американка» областной тюрьмы. Перед приходом немцев вот этими руками (не руки, кувалды жилистые) закрывал тюрьму на замки, и ключи бросил в скверике в прудок.

- Кирилл Евстафьевич, вы участвовали в расстреле поляков в Катынском лесу?

- Было. Тогда мы называли то место Козьи горы.

- Подробности не вспомните?

- Какие подробности. Приходила машина, их строили в шеренгу перед забором. А мы стояли за ним, пригнувшись, вроде как на лавочках, чтоб потом, по команде, привстать и разом в затылок пальнуть. Сколько их, столько и нас. И раздевать приходилось, и пристреливать.

- И часто вас привлекали к этому?

- Не считал. Когда надо было, тогда и привлекали. Это ж враги были.

- А наши говорили, что немцы поляков расстреливали?

- Брехня это. Мне Закиров сказал вам правду говорить. Еще помню в войну, в 43-м кажется, по радио зачитывали этот акт, что

немцы их убили. А я в это время под Москвой, в шарашке, главного инженера охранял - он был заключенный. Так вот он планерку проводит, а я в приемной сижу, и это по радио слушаю. Засмеялся даже.

- Это Бороденко рассказывал тебе, как хоронили заключенных смоленской тюрьмы на территории нынешнего Братского кладбища, за мединститутом?

- Да, но это отдельная история, свидетельствующая о цене человеческой жизни в социалистическом Отечестве.

- Сотрудники органов госбезопасности давали подписку о неразглашении, им даже в соцстраны не дозволялось выезжать. Ты чувствовал эту занозой сидящую настороженность, скованность в речевых оборотах - не дай Бог, обронить лишнего?

- Еще бы! Помню, проживал на улице Кирова Титков Иван Иванович, бывший старший лейтенант госбезопастности. Ему в 1989 году было 82 года, работал в НКВД с 1934 по 1968 год, возил на служебном авто девятерых начальников областных Управлений.

Начнет вспоминать, потом раз - и молчок.

- Что вы, Иван Иванович?

- Самому страшно, о чем говорю. С этим повременить надо...

А уже тяжело больной - другой свидетель Михаил Григорьевич Кривозерцев, проживавший в Н. Батеках, на улице Солнечной, д. 16 без утайки дал мне интервью о том, что он лжесвидетель и перед смертью желает очиститься от скверны.

Рядом с тюрьмой (ул. Неве-ровского 1-4) жил Кравцов Петр Федорович. Маленький, тщедушный, 1910 года рождения, инвалид 2 группы. Как и Бороденко, тоже «заслужил» коммунальную 14-ти метровую комнатушку. В подробностях рассказывал, как действовал транспортер, чтобы тела убитых в подвале нынешнего здания УВД (тогда НКВД - Я.П.) на улице Дзержинского подавать прямо в машину, отмывать которую от крови стоило 5 рублей. После экзекуции спирт в столовой использовали и руки помыть и внутрь принять, благо закуска - колбаса с балыком - была тоже бесплатной.

- Часто по ночам работали, - спрашиваю, - куда убитых увозили?

- Часто, - отвечал, - отгул ведь давали, а два десятка трупов под брезент уложить, отвезти на грузовой машине в Козьи горы (Катынский лес - Я.П.) и закопать вчетвером непросто.

Это уж точно - зря хлеб не ели. От такой «работы» в комендантском взводе Стельмаха, а потом Подрезова повесилось или застрелилось четверть сотрудников, одним политпросвещением человеческую душу за безвинно пролитую кровь не успокоишь...

Давно следовало бы на фасаде здания УВД установить памятную доску с соответствующим текстом. А в кровавом подвале лишь однажды - по воспоминаниям старых чекистов - обреченный на пару часов отсрочил свою смерть - очнувшись от ранения, завладел беспечно оставленным там же оружием, стрелял - пришлось применить газ... Может, знание нефальсифицированной истории подвигнет городской депутатский корпус посерьезнее подумать о деяниях безвестных и вознесенных на пьедестал «рыцарях» революции, именами коих, как Божьим проклятьем, поименованы улицы Смоленска.

- Ноздрев, кажется, бывший майор КГБ рассказывал, как инспирировали дела?

- Да, Ноздрев Иван Лукич, ему в 1989 году было далеко за 80.

Начинал службу оперуполномоченным ГПУ-НКВД-МГБ в южных районах области, катынский лес позднее знал, как свои пять пальцев. В Шумячском районе к примеру, в 1930-е году, когда отстрел людей шел и по разнарядке - ЧК не спало - собрали 17 человек крестьян, имеющих охотничьи ружья, оформили как террористическую группу и в катынском лесу расстреляли, т.к. «следствие» вели в Смоленске. Иван Лукич, видимо, был лично причастен к этой трагедии, вспоминал, что не раз подходил к той провалившейся яме в лесу...

Лазарь Моисеевич Каганович перед Великой Отечественной войной, проездом, отдыхал на катынских дачах. - Наши люди, -вспоминал Иван Лукич, - человек пятнадцать, всю ночь бодрствовали под деревьями. Ноздрев заведовал и кадрами областного управления, рассказывал, что был удивлен, каким интернациональным сбродом в свое время были заполнены должности начальствующего состава, включая райотделы. Факт, подтверждаемый документально, - русских в этой когорте почти не было.

В.И. Ленин своим непререкаемым авторитетом выдал письменную индульгенцию мерзавцам на отпущение грехов и на будущее. Цитирую: «Пусть 90% русского народа погибнет, лишь бы 10% дожило до мировой революции». Это ли не стратегически выверенная позиция на уничтожение собственного народа!?

- Об этом много написано у А. И. Солженицына, а доктор исторических наук, профессор Смоленского государственного института искусств Е.А. Сикорский в своей книге «Россия вчера и сегодня» публикует список организаторов массового террора. Судьба их не завидна. Практически, все уничтожены собственной реп рессивной машиной. Да и моего деда, твоего отца Павла Ивановича, по счастливой случайности судьба уберегла.

- Я только добавлю к сказанному тобой, в справке Л. Берии от 20 декабря 1940 года сообщается: «С 1919 по 1922 годы органами ВЧК-ОГПУ было расстреляно более 2,5 млн. человек» и именно в тот период катынский лес стал секретным местом захоронения

«врагов народа».

До войны и в войну отец мой работал поездным вагонным мастером, отвечал за техническую исправность подвижного состава в пути следования. Как-то по прибытии товарного поезда в Смоленск получили команду два порожних вагона подать в Красный Бор. Через несколько часов, отдохнув, бригада на паровозе прибыла за этими вагонами. В обязанность поездного мастера входило и переключение в нужный режим -груженый или порожний - регулятора воздушного тормоза. Батя был шустрым: быстро взлетел по скобам вагонного борта, заглянул вовнутрь и увидел навалом лежащую форму с характерными головным уборами - польскими конфедератками. Когда спускался вниз -ноги уже на земле, а руки держатся за скобу - услышал: «Стой! Наверх нельзя!». Охранник подумал, что он хочет заглянуть вовнутрь, так как проморгал уже случившееся - был на другой стороне тормозной площадки.

Отец это уловил: - Мне нужно на груз посмотреть, установить переключатель тормозов в нужное положение.

- Нельзя, - еще жестче сказал часовой и снял с плеча винтовку...

Грохот недалеких боев хорошо был слышан в городе. Пригородные поезда уже не ходили, отец после смены пешком шел в деревню. На Панинском разъезде попал с группой таких же, как и сам, рабочих под пулеметный огонь с «мессера». Раненный в ногу, был помещен в переполненную Лютовскую больницу в Вязьме.

- При этом бабушка вспоминала любопытный эпизод за день до появления немцев в Шейкине.

- Да, мама не знала, где муж, думала, что заночевал в Вязьме.

А утром в деревню прикатила легковая автомашина, два человека зашли в дом, спросили, где отец.

Мать ответила, что на работе. Спешно заглянули в спальню, обошли дом и ... уехали.

Рассказывая о странных посетителях и мать, и отец увязывали их визит с сопричастностью к сопровождению тех вагонов из Красного Бора. Удивляло и то, что потом ни знакомого машиниста, ни помощника, ни кочегара паровоза отец уже не встречал, хотя работал в депо до 1955 года.

- Тебя что больше всего потрясло в этом лесу?

- Глубина нравственного падения; оправдываемая целесообразностью массового палачества; необъяснимое с точки зрения нормальной психики соседство зоны дачного отдыха и огромного человеческого могильника. Там физически чувствуешь безмерность страдания всех убиенных и отдельного человека - и русского, и поляка... Мерзость, часто глубоко сокрытую, облагороженных индивидуумов публичной политики, инструментом которой были ложь и кровь. А кровь - не водица, и сегодня, чего грех таить, мы продолжаем платить по выданным сатаной векселям с ущербной совестью и справедливостью. Соблазн узреть и наяву почувствовать жизнь лучшую вне правил морали делает многих слепыми и агрессивными и, спотыкаясь, а то и шагая по телам себе подобных, они ищут и находят оправдание самому тяжкому грехопадению. Не случайно ведь и поныне недосягаемы многие архивы - густо намешано в них грязи и бесчестья правителей. И реабилитирующе -умиротворяющее черномырдинское: «хотели как лучше...» не могу воспринимать всерьез. Да, для себя у них получается как «хотели» еще при жизни, народ же расхлебывает «мудрую» заботу о своем будущем столетиями.

 

Комментарии  

 
Павел
+3 # Павел 06.09.2013 14:07
В.Е. Коренев опубликовал интервью б. журналиста А.П. Якушева совершенно правильно. Потому что Александр Павлович действительно много знает по "катынскому вопросу". Свидетельства очевидцев ясно и четко говорят о том, что расстрел польских офицеров в Козьих Горах был совершен именно ПАЛАЧАМИ НКВД и БОЛЬШЕ НИКЕМ. То, что пули в трупах немецкие не есть доказательство обратного. Широко известно, что Советский Союз закупал оружие за границей, особенно много было его поставок после заключения 23 августа 1939 года пакта Молотов-Риббент роп. Поэтому расстрелы действительно производились из немецких пистолетов, которые палачи из НКВД считали более "удобными", чем отечественные.
ТОВАРИЩИ БОЛЬШЕВИКИ И ИЖЕ С НИМИ! ХВАТИТ ВРАТЬ! ТОТ РЕЖИМ КОТОРЫЙ ВЫ ЗАЩИЩАЕТЕ - В КРОВИ С ГОЛОВЫ ДО НОГ. КАК БЫ ВЫ НЕ СТАРАЛИСЬ - "ЧЕРНОГО КАБЕЛЯ НЕ ОТМОЕШЬ ДО БЕЛА".
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
Doctor X
-6 # Doctor X 23.10.2012 11:28
Потрясает глубина морального падения г-на Коренева, опубликовавшего совершенно бездоказательны й мутный материал, поддерживающий фантазии г-на Геббельса.
А пули-то в трупах немецкие! И ВСЕ это признают.Даже поляки.
Фашисты расстреляли, г-н Коренев!
И это давно доказали Илюхин, Швед, Мухин и другие честные русские люди.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
201501-173.jpg

Журнал Смоленск 2007 год

Журнал Смоленск 2006 год

Чтобы сообщить об ошибках в тексте на нашем сайте, нужно выделить текст и нажать SHIFT+ENTER

Похожие материалы

Комментарии

  • ВЕРА, ВЕРОЧКА

    21.06.2019 16:10
    Какое счастье, что я знал этого светлого человека! Встретились мы на занятиях "Родника" Юрия Пашкова. Посредством таких людей душа моя осталась в ...
     
  • ПОКЛОН УЧИТЕЛЮ

    03.05.2019 01:25
    Ильющенкова Мария Антоновна после переезда в Смоленск была директором 31 школы, а не 34(как указано в вашей статье). Я являюсь ее внучкой, дочерью ...
     
  • Шишок

    09.12.2018 13:38
    В ноябре этого года,я посетила могилу М.К.Тенишевой,о на находится в идеальном состоянии,видим о А А.Ляпин (мое глубочайшее почтение),остав ил кладбищу ...
     
  • ОПЕРА

    11.10.2018 23:53
    Здравствуйте! Мой дедушка - Кукес Юрий Матвеевич, Народный артист РФ, разыскивает своего двоюродного брата Алексдрова Александра Марковича. Наткнулась ...
     
  • Бога за бороду схватили?

    19.05.2018 17:38
    Могу ли я стоять в стороне, когда честных добросовестных лейтенантов ДПС за добросовестное выполнение своих обязанностей (а это подтвердила служебная проверка ...
     
  • ПОСТОВОЙ КУРИЦЫН

    01.05.2018 23:27
    Из правды в статье только фамилия милиционера. Офицерская форма не смущает? Почему никто не обращался к архивам, не искал родственников? Сколько можно ...

© 2020 Журнал Смоленск. Все права защищены.
Журнал Смоленск — независимое издание.