Архив 2013 - 2017 гг.. областного журнала Смоленск

Смоленский журнал

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Главная 2012 № 3 (139) март Есть такая профессия – просто хороший человек

Есть такая профессия – просто хороший человек

Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Встречи с интересными людьми 

Нелли СТАВИРОВА, социальный работник ЦСО г. Смоленска

Традиционно в мартовском номере журнала мы поздравляем дорогих женщин с Днем 8 Марта. И обязательно отмечаем, что женщина приносит в дом уют, тепло, доброжелательность. А когда набор этих качеств является главной составляющей профпригодности, необходимым условием в работе, то очень хочется рассказать о людях такой профессии. Сегодняшний гость редакции – Нелли Васильевна Ставирова. Из ее ответов на вопросы нашего корреспондента мы и составили предлагаемую вниманию читателей статью. 

- Я работаю социальным работником в центре социального обслуживания г. Смоленска с 2000 года – уже 12-й год. Моя обязанность – помогать престарелым, инвалидам, обеспечивать их всем необходимым – продуктами питания, лекарствами, содействовать в оформлении различных бумаг – медицинских, коммунальных.

В день я должна обслуживать 6 человек, но чаще всего получается больше. Потому что если кто-то уходит в отпуск или заболевает, участки делятся, и нам дается дополнительная нагрузка.

Рабочий день начинается по-разному. Нет такого, чтобы обязательно к 9 часам утра приходить. Вот сейчас зима, а к бабушкам очень сложно ходить рано утром, потому что они еще спят. Поэтому ы ориентируемся на каждого человека отдельно. Например, одна говорит, мол, не приходите ко мне в это время – я сериал смотрю, приходите ко мне позже, другая наоборот – приходи ко мне раньше. Но как-то с течением времени мы освоились, уже привыкли, к кому во сколько нужно идти.

Бабушки всякие. Обычно как говорят: если человек сам хороший, то и люди рядом с ним хорошие. Я хочу сказать, что у меня вокруг все очень хорошие. У меня нет таких капризных. Но были, конечно, встречались на моем пути. Но как-то судьба меня огораживала от совсем уж капризных и неприятных. Все мои бабушки замечательные, добрые, внимательные. Я должна быть к ним внимательна, а они в ответ ко мне.

Есть обслуживание, у кого нет родственников. Часто есть родственники, но с ними не очень хорошие отношения. Бывает, потерян общий язык с дочерьми и сыновьями. Порой дети посещают мать всего лишь раз-два в году, а то и годами не появлятся. Человек остается брошенным даже несмотря на то, что у него есть дети, которые к тому же рядом не живут. Есть даже случай, мать с дочерью проживают в одной квартире, но даже не общаются друг с другом. Приходится мне как социальному работнику выписывать бабушке лекарства, бегать по магазинам.

У нас участок – 12 человек. Половину обхожу в понедельник, другую половину – во вторник, а потом повторяем обход в четверг и пятницу. В среду день для разъездных дел – например, надо поехать в горгаз или какую-то другую коммунальную службу или в крупную аптеку на Шевченко, а мы на Лавочкина работаем. Где-то постоять в очереди, заплатить на почте или в банке за квартиру.

Бабушки, как правило – консервативны – заплати на почте и именно в этом отделении, или наоборот, в Сбербанке. Должна быть такая квитанция, которую они тебе показывает. Кстати, раньше счета по налогам оплачивались в отделениях Сбербанка,но сегодня там стоят терминалы – попробуйте объяснить бабушке, что 7 или 10 рублей пойдут в счет следующего года, - нет, принеси мне все до копейки. Что за чек – я такого не понимаю. Приходится в отделениях банка просить сотрудниц принять платеж по-старому. Как правило нам идут навстречу.

Когда только создавались центры социального обслуживания, развозились даже бесплатные обеды. Вот и у меня обслуживалась женщина-инвалид с детства, она ко всем несчастьям еще и руку сломала, не могла себе готовить. И обеды были очень хорошим подспорьем.

Но и сегодня есть у нас бабушки, которые уже не в состоянии приготовить себе горячую пищу. Мы приходим на выручку и готовим им что-то простенькое – это тоже входит в наши обязанности.

Есть у нас спецотделение, там работают женщины с медицинским образованием, ониходят к тяжелым клиентам, которые не могут сами за собой убрать и в лучшем случае по квартире. Вот к там ходят они 4 раза в неделю.

Доводилось слышать: а не легче ли такого больного в интернат направить. Не легче. Вы попробуйте оформить. У меня обслуживался дедушка, который жил в доме без удобств. Нужно было дрова ему покупать, и в гортопе почти всегда приходилось сталкиваться с проблемой – то дров нет, то денег не выделяется, то еще что-то. Мы оформили все бумаги в интернат, а потом еще полгода пришлось ждать места. И уже в январе, когда морозы, дедушке выделили место после вмешательства директора ЦСО в Кардымовском доме-интернате Других подопечных возила в Ново-Никольский интернат под Рославлем, в Ярцево, в то же Кардымово. В «Вишенки» наши клиенты не попадали. Как я понимаю, наплыв желающих попасть туда очень большой... Хотя одна бабушка из «Вишенок» - наша бывшая обслуживаемая – просила нас подыскать ей другой интернат, где она была бы ближе к сельскому быту...

Самое необходимое качество для социального работника – терпение, а также умение сострадать и сочувствовать. Вот я до этой работы учительствовала. И 10 лет я каждое утро вставала с мыслью, есть ли такая работа – просто хороший человек. Пришел, сделал доброе дело и пошел. И когда я сюда попала, сразу сказал: вот она, профессия, - просто хороший человек.

Но, оказывается, делать добрые дела тоже очень тяжело. Это тоже отнимает очень много сил и здоровья. Особенно, если обслуживаемая персона с тяжелым характером.

Вот начинала я в Серебрянке работать. Там бабушки деревенские, попроще. Они каждый раз говорили мне «спасибо» за то, что просто пришла, принесла кусочек хлеба, молоко, навестила их. Они были такие благодарные. Посмотришь на их добрые лица, и чувствуешь себя счастливой, что получила возможность их поддержать.

А потом, когда меня перевели на работу в чисто городской квартал, здесь уже стали попадаться женщины с характером, которые начинали требовать, как говорят, по полной программе. Коллеги по ЦСО, обслуживающие ветеранов Ленинского района, где проживает бывшая элита нашего города, порой жалуются, что некоторые их подопечные никак не отвыкнут давать указания и ведут себя по отношению к социальным работникам как требовательные начальники к подчиненным.

Вот вы обратили внимание, что я в основном называю бабушек. Дедушек среди обслуживаемых в разы меньше, их можно пересчитать по пальцам. У меня, например, среди клиентов сейчас нет ни одного дедушки. Наверное, сказывается, что век мужчин короче. И они, заметила, когда остаются одни, долго не живут, быстро умирают.

У нас есть бабушки, которым уже под 90. Была у меня одна клиентка – дожила до 97 лет. Кстати, еще года за полтора до кончины она самостоятельно ходила, сама стирала за собой вещи, готовила пищу. А потом пришли две мошенницы, украли деньги, и старушка это очень близко к сердцу приняла и слегла. Обидно...

На прошлой неделе мы с одной бабушкой сидели, ждали полицию. Ночной звонок: ваш внук попал в аварию. Сбил человека. А машина, кстати, стояла под ее окнами... Молодец, женщина, не поддалась. Требовали с нее 300 тысяч рублей.

Прошлой весной другая бабушка 50 тысяч отдала... Они же все простые, верят всему. Мы им объясняем, говорим, но зачастую это бесполезно.

Меня спрашивают, сразу ли мы приходим к обслуживающим с продуктами или сначала берем список-заявку, деньги, и потом уже идем по магазинам. По-разному бывает. Вот есть у меня одна клиентка – она сразу дает тысячу рублей и говорит: высчитывай, чтобы каждый раз мы не считали. Потом, когда деньги заканчиваются, она мне дает еще тысячу. Мы с ней идем в банк, снимаем деньги. Банк рядом, и бабушка порой гуляет во дворе. Цветы выращиваем с ней.

И вообще у меня все женщины со вкусом. Кто-то вяжет, цветы выращивает – и домашние, и во дворе. У нас на улице Лавочкина двухэтажные дома, и за каждой квартирой закреплен кусочек земли – у кого-то клумба, у кого-то пара грядок. Розы даже выращиваем – очень красивые! Тюльпаны, а дома пальмы, ананасы, кофейные деревья.

Каждая обслуживаемая ищет в социальном работнике еще и собеседника. И большинству дела нет, сколько квартир ты сегодня должен обойти. Если им надо поговорить, лучше сесть и набраться терпения, никуда не торопиться – быстрее получится. Они очень не любят, когда мы торопимся. Нужно прийти, раздеться, всем своим видом показать, что никуда не торопимся. Женщина выговорится, и можно потом продолжить обход.

В наши обязанности не входит, например, уборка квартиры. Но если с человеком много лет работаешь, разве откажешь в просьбе? И половики трясем, и окна моем, клеим на зиму. Вот ведутся разговоры, что будут вводиться платные услуги. Я не представляю, как можно брать деньги за заклеенное окно или ввернутую лампочку. Не оставишь же человека в темноте!

Или ведем инвалида в поликлинику или больницу – можно битый час прождать, пока врач заполнит карточку. Однажды в онкологии мне прямо сказали: «Вы знаете, у нас никто никуда не торопится». И дела никому нет, что машина стоит, ждет, а транспорт нужно другому инвалиду подавать.

Хочу еще сказать про профнепригодность. Если человек не честен, он у нас работать не сможет. Если кто-то ждет манны небесной, ничего подобного тут не будет. Благодарности зачастую тоже не дождешься...

Нас фильтрует не руководство, бабушки нас проверяют! Могут деньги бросить – подняла или нет, отдала ли, куда положила, как будто не видят. Могут специально больше денег дать, а потом посмотрят, что ты с этими деньгами будешь делать. Бывали даже случаи, что шли следом за социальным работником, проверяли, в каком магазине по какой цене купили.

Если человек в течение двух месяцев не уволился, значит это наш коллега. Обычно те, кто не подходит для нашей службы, сами уходят.

Бывали случаи, что и мошенницы устраивались на работу, присваивали деньги, которые клиенты давали, например, на оплату квартиры. Правда, сама я таких мошенниц не встречала, только слышал, что имели место факты.

Порой бабушка говорит: ой, я потеряла документ. Ни в коем случае нельзя его лично искать. Проверяй сама, я буду рядом стоять и смотреть. Потому что были случаи, когда социальных работников обвиняли, мол, это они документы забирали, вот лазили по ящикам, украли. Вот мою подругу однажды обвинили, а когда паспорт нашли за холодильником, ей сказали: «Да ты колдунья!»...

Если мы берем какой документ, записываем в тетради под роспись. Ведь есть разные клиенты. Отдала – распишись, пожалуйста, что получила документ назад. Так же и с квитанциями. По оформлению субсидий, например, требуют многие документы, и социальному работнику надо быть исключительно внимательным, чтобы, не дай Бог, ничего не потерять.

Случалось, что социальных работников пытались ограбить или отобрать у них информацию об одиноких клиентах. Поэтому мы в рабочих тетрадях не носим адреса, не записываем персональные данные, размер пенсий и т.п.

Проблем в нашей работе немало. Например, чтобы свозить или сводить бабушку к врачу, прежде нужно взять талон. А попробуйте записаться к окулисту, когда очередь человек 30, а талонов только 2. Льготы нам как социальным работникам для наших клиентов не предоставляют. И это несмотря на то, что большинство наших клиентов как инвалиды имеют право на внеочередное обслуживание. Надеюсь, после этой публикации департамент по здравоохранению и департамент по социальному развитию разрешат эту проблему.

Даже в Пенсионном фонде сняли объявление, что социальные работники обслуживаются вне очереди.

Я своим бабушкам от всей души желаю здоровья. Кроме доброго отношения, есть и личная причина: тогда у меня работы меньше. Одно дело принести продукты, поговорить и пойти, а если у клиентки приступ – проведешь с ней, как минимум полдня. Или однажды вызвали мы полицию в десять часов утра, а появился у нас наряд в половине седьмого. Я каждых полчаса названивала бабушке, приехали они или нет. Кто будет подсчитывать, сколько я часов отработала? Или летом, в период отпусков, когда нагрузка возрастает в разы, ночью просыпаешься и лихорадочно вспоминаешь, всех ли навестила. Потому что в мыле пребываешь, набегаешься за 12-14 часов так, что возвращаешься домой без сил.

Переживаем настоящую трагедию, когда наши подопечные уходят из жизни. По инструкции мы обязаны оповестить родственников, порой приходится и в оформлении документов помогать.

Если бабушка не отвечает на звонки, мы также оповещаем родственников. Но вскрывать двери можно лишь через сутки. А может, у человека инсульт? Промедление с оказанием медицинской помощи оборачивается скоропостижной смертью.

Расскажу случай с одной женщиной. Она так ждала 75-летия! К ней приехали все дети, внуки, другие родственники. Был организован шикарный праздничный обед. Вечером юбилярша все убрала, а ночью умерла...

Подобные трагедии мы пропускаем через сердце. Работа требует от социального работника больших душевных сил.

Записал

Владимир ВЕКОВ.

 
201306-154.jpg

Журнал Смоленск 2007 год

Журнал Смоленск 2006 год

Чтобы сообщить об ошибках в тексте на нашем сайте, нужно выделить текст и нажать SHIFT+ENTER

Комментарии

  • ВЕРА, ВЕРОЧКА

    21.06.2019 16:10
    Какое счастье, что я знал этого светлого человека! Встретились мы на занятиях "Родника" Юрия Пашкова. Посредством таких людей душа моя осталась в ...
     
  • ПОКЛОН УЧИТЕЛЮ

    03.05.2019 01:25
    Ильющенкова Мария Антоновна после переезда в Смоленск была директором 31 школы, а не 34(как указано в вашей статье). Я являюсь ее внучкой, дочерью ...
     
  • Шишок

    09.12.2018 13:38
    В ноябре этого года,я посетила могилу М.К.Тенишевой,о на находится в идеальном состоянии,видим о А А.Ляпин (мое глубочайшее почтение),остав ил кладбищу ...
     
  • ОПЕРА

    11.10.2018 23:53
    Здравствуйте! Мой дедушка - Кукес Юрий Матвеевич, Народный артист РФ, разыскивает своего двоюродного брата Алексдрова Александра Марковича. Наткнулась ...
     
  • Бога за бороду схватили?

    19.05.2018 17:38
    Могу ли я стоять в стороне, когда честных добросовестных лейтенантов ДПС за добросовестное выполнение своих обязанностей (а это подтвердила служебная проверка ...
     
  • ПОСТОВОЙ КУРИЦЫН

    01.05.2018 23:27
    Из правды в статье только фамилия милиционера. Офицерская форма не смущает? Почему никто не обращался к архивам, не искал родственников? Сколько можно ...

© 2020 Журнал Смоленск. Все права защищены.
Журнал Смоленск — независимое издание.