Архив 2013 - 2017 гг.. областного журнала Смоленск

Смоленский журнал

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Главная 2012 № 5 (141) май ОБОРОНА СМОЛЕНСКА: ДО ВРЕМЕН ГОДУНОВСКОЙ КРЕПОСТИ

ОБОРОНА СМОЛЕНСКА: ДО ВРЕМЕН ГОДУНОВСКОЙ КРЕПОСТИ

Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Страницы истории 

Анатолий СТЕРЛЯГОВ, профессор

О названии статьи. Слово «оборона» здесь используется в значении «система оборонительных сооружений»; именно о них в по­следующем повествовании и пойдет речь. Поводом для изучения послужило начатое в 2010 году строительство в районе площади Победы подземного перехода. 

По проекту переход должен был пройти практически по линии тыльной части стены Смоленской крепости, как раз перед южными воротами старого города. Ворота располагались в башне прямо­угольной формы, носившей название Молоховской, – второй по значимости из 38-ми башен Смоленской крепости. Молоховские ворота открывали путь на Рославль (юг) и Красное (запад). Особенно часто воротами Молоховской башни пользовались, по-видимому, польские и литовские купцы, въезд которым в другие города Московского государства царским указом был закрыт в 1590 году. Таким образом, царь пытался превратить Смоленск из транзитного пункта в торговый центр. Но и до этого периода южные ворота города имели важное стратегическое значение.

К сожалению, не сохранилось источников, которые дали бы полное представление о Молоховской башне. 5 ноября 1812 года при отступлении из города французы взорвали Молоховские ворота. В 1830-х годах на их месте были возведены новые с надвратной церковью Благовещения в честь иконы, висевшей в киоте башни и уцелевшей при взрыве. В 1835 году храм был освящен. В 1937 году башня была разобрана.

На противоположной стороне Смоленской крепости, в ее северной части, располагались Фроловские ворота. Фроловская башня стояла прямо перед Большим Днепровским мостом, связывающим Смоленск с дорогой на Моск­ву. Она была самой грандиозной, самой величественной и самой красивой – главной башней города. Огромные размеры этой башни, место ее расположения, наличие отводной стрельницы (башня, вынесенная за периметр стены и охраняющая подступы к мосту и воротам) и сторожевой вышки под гербом – наводит на мысль, что Федор Конь уделил Фроловской башне особое внимание, сделав ее главными воротами Смоленска.

Поскольку в процессе строительства перехода нарушался культурный слой древнего Смоленска, к раскопкам были привлечены московские археологи.

В процессе раскопок было обнаружено земляное укрепление, датируемое XV – XVI веком. На фотографии видна торцевая часть земляного вала. Толстые бревна (20-30см в диаметре) сложены в подпорные клети, которые сдерживали напор земли, не позволяя ей осыпаться с вала.  На другой фотографии видны остатки деревянного оборонительного частокола (тына) толщиной 40-50 см. Частокол дополнительно укреплял гребень земляного вала. Видно, что оборонительный тын с обуглившимися следами и вал по­страдали во время одной из осад города.

С древнейших времен Смоленск занимал важное стратегическое положение на перекрестье торговых и межгосударственных путей, поэтому часто подвергался внешней агрессии. Даже не имея археологической информации, можно с уверенностью утверждать, что город должен был иметь оборонительные укрепления, которые соответствовали степени опасности и ее источнику, а также численности его населения и пространственной инфраструктуры. Все древние города имели укрепленное ядро и окольный город – часть заселенной территории, примыкающей к ядру.

Не вдаваясь в историю и детали споров о местоположении древнего Смоленска, точнее, праотеческого города, попробуем определить характер и местоположение древних оборонительных сооружений «княжеского» Смоленска, т.е. города, культурный слой которого отнесен исследователями к XI веку. И еще одну аксиому следует принять: древний детинец (месторасположения князя и его дружины) изначально находился на Соборной горе. Этой точки зрения придерживался И.И. Орловский1; ее поддерживают и многие современные исследователи, в частности Л.В. Алексеев.2  Орловский привел некоторые доказательства того, что именно отсюда начинался древний город. В монгольское время здесь были три каменные постройки, включая первое каменное здание – Мономахов собор. Правда, следует отметить, что культурные отложения на детинце датируются всего лишь второй половиной XI века.

Детинец имел оборонительный земляной вал. В 1902 году еще сохранились следы этого вала в виде небольшого повышения уровня южной части холма. Рост города начался с примыкающих территорий по рвам, окружающим детинец, – Соборную гору. Орловский писал, что между Соборной горой и Троицким монастырем был «сухой ров», через который («возможно») был перекинут подъемный мост. Если при Владимире Мономахе рядом с ядром находился окольный город, то он, считает Орловский, располагался за Сухим рвом. По мере роста города расширялся окольный город. В северной части окольного города его укрепления проходили по кромке верхнего плато Соборной горы, за северной стороной ул. Нижне-Митропольской.3  Рельеф местности показывает, что от упомянутой кромки Нижне-Митропольской улицы земляной вал шел вдоль Воскресенского переулка к Воскресенскому холму. Слабые следы этой первой оборонительной линии вне детинца видны на рисунках 1627 года, однако свое значение к этому времени они утратили.

Границы оборонительных сооружений и их временная привязка могут рассказать исследователям о границах города и численности населения в разные периоды времени. Именно эта концепция долж­на быть положена в дальнейшее историческое исследование Смоленска и в раскрытие тайных страниц его истории. К сожалению, на сегодня в исторической пространственной инфраструктуре Смоленска много белых пятен. К примеру, сегодня нельзя точно сказать, где располагалась крепость, которую осаждало войско Витовта. Как известно, в 1404 году Витовт с сильным войском подошел к Смоленску и окружил его. Пушки били по городу со всех сторон, многочисленные вылазки не приносили успеха, и после семи недель осады войско вынуждено было оставить город.4

Основываясь на немногочисленных исследованиях оборонительных сооружений, можно сделать только общие предположения о том, каким был город в начале XV века. Известный русский историк С. П. Писарев на рисунках Смоленска до 1637 года обратил внимание на вал, который, «начинаясь на востоке у Зеленого ручья, шел к западу, приблизительно, по Козловой Горе (ныне ул. Ленина), в Козловом Ов­раге он пропадал, а с другой стороны снова появлялся. Далее, пересекая улицы, он имел переправы для переезда (видимо, места проездных ба­шен). Дойдя до Почтовой площади (К. Маркса), он круто повер­нул к северо-западу (...) и направился по окраине оврага за теперешнею Воскресенской церковью (ул. Большая Воскресен­ская, ныне – Войков­ская), наконец, спустился к Днепру, к Пятницким воротам».5  Л.В. Алексеев, соглашаясь с тем, что это и были границы окольного города, т.е. фактические границы Смоленска, привел дополнительные подтверждения.6

В северной части укрепления проходили по кром­ке верхнего плато Соборной горы, за северной стороной ул. Нижне-Митрополь­ской. Судя по наименованиям, расположенным ниже Армянской ули­цы (Соболева) и севернее, за стеной кремля – Армянской набережной, вся низинная часть до постройки годуновского кремля воспринималась единой территорией с единым, сравнительно, правда, поздним названием «Армянская слобода». Другой единой территорией, относящейся к «митрополичьей» Соборной горе, были два плато: ее северного склона с улицами Верхне- и Нижне-Митропольскими. Вал, следовательно, прохо­дил между этими едиными территориями. Наличие склона и дальше – Днепра, можно думать, позволяли возвести невысокий и неширокий вал».

С 1404 по 1514 год Смоленск входил в Великое княжество Литовское и, по мнению Орловского, новая цепь валов выросла именно в это время. Археологические исследования 2010 года, проведенные в рамках строительства перехода, подтверждают наличие сооружений XV века, периода Литовской эпохи. После завершения строительства оборонительные земляные валы охватывали большее, по сравнению с прежними сооружениями, пространство. Валы с башнями между ними укреплялись частоколами – вертикально врытыми в глиняный фундамент бревнами, скрепленными между собой. Орлов­ский писал: «Известно, что Литов­ские князья, особенно Казимир Ягеллович (1440 – 1492) и его сын Александр Казимирович (1492 — 1507), ввиду притязаний Москвы на Смоленск, заботились об укреплении Смоленска, и именно «старого города», а не форштадта или Свирского посада. Казимир два года жил в Смоленске (1445 – 47 г.) укрепляя его. В 1470 году он снова прибыл сюда для осмотра, насколько город приспособлен к обороне. В 1482 г. он ставит в Смоленске 10000 ратников, в числе которых были пушкари. Александр Казимирович в своих грамотах в Смоленск постоянно наказывает и напоминает Смолен­ским князьям, боярам и владыке, чтобы они верно служили ему, «так иж, дали – бог, замок наш Смоленск будет в целости захован». Он посылает сюда войско, и сам приезжает в Смоленск».

В Литовскую эпоху по берегу Днепра был устроен так называемый «деревянный город». Это укрепление было вскрыто при раскопках на месте строительства в 1900 году первой электрической станции на Армянской улице (ныне ул. Соболева). Строилось это укрепление следующим образом. В землю «рядами вбивали дубовые сваи»7  длиной около 5 м и диаметром от 10 до 30 см. По бокам укладывали тяжелые брусья. Внутреннее пространство заполняли камнями, землей и мусором. Сверху укладывали толстые в несколько метров длиной бревна, в которые врубались поперечные балки. Образовывалось что-то наподобие клеток или гнезд, которые также засыпались землей. На этом укреплении как на фундаменте воздвигали шулы (деревянные стойки), по-видимому, для прясел (стена между башнями или лопатками – вертикальными плоскими выступами стены) верхнего забора. Высота таких стен могла быть больше 8 метров. В свое время это была прочная и неприступная крепость. В ней были башни с проездными воротами, названия которых сохранились и при «Годуновской стене». В период строительства «Годуновской стены» укрепление было уничтожено.

С одной стороны, оборонительные сооружения защищали жителей Смоленска и не давали неприятелю беспрепятственно войти в город, но с другой – вынуждали терпеть бедствия при длительных осадах. «В 1502 г. кн. Дмитрий Иванович, сын Ивана III, несколько раз подступал под Смоленск, бил из пушек по нему днем и ночью, но не мог взять его: так он был укреплен!»8 Возможно, обгоревший частокол, вскрытый в 2010 году, – свидетель именно этой осады Смоленска, а может быть, другой, 1513 года. Серьезные испытания оборона Смоленска понесла в военные кампании 1512 – 1514 годов. В 1512 году Великий князь Московский Василий ІІІ Иванович с большим войском осадил Смоленск, желая присоединить его к Московии. 19 декабря была сделана первая попытка войти в город со стороны Днепра; закончилась неудачно. В сентябре 1513 года московское войско подступило к городу с юго-восточной стороны, но все, что нападавшие разрушали своими пушками днем, защитники города ночью восстанавливали. И вновь – неудача.

В 1514 году московское войско, с нанятыми в Германии и Богемии (совр. Чехия) ратными людьми, в третий раз подошло к Смоленску. 300 пушек нового образца стали из-за Днепра бить по крепости и городу огненными кулями и ядрами, окованными свинцом. Деревянные стены крепости по берегу Днепра во многих местах были разрушены. Смоленский воевода Сологуб уговаривал защитников держаться до прихода королевских войск, но, когда повсеместно начался пожар, жители потребовали от него сдачи города. 1-го августа 1514 года Василий III торжественно вступил в покоренный город. Епископ Варсанофий Смоленский приветствовал его в Мономаховом соборе следующими словами: «Божиею милостию радуйся и здравствуй, православный царь всея России, на своей вотчине и дедине града Смоленска».

Остатки валов видны «на плане Смоленска 1627 и 1634 года от Авраамиева монастыря до Королевской крепости и далее, по Казанской улице, к Днепру». В конце XIX века большая часть оставшихся к тому времени валов была срыта в результате строительства домов. К началу XX века валы сохранялись «от Никольских ворот до Шеина пролома и от Громовой башни до Королевского пролома».9 

Первый вывод, который можно сделать в процессе исследования обороны Смоленска, связан с расширением границ города в период с конца XIV до первой четверти XVI века, т.е. фактически в Литовскую эпоху. Если предположить, что первоначальные границы города в указанный период совпадали с описанными выше (на юге, в направлении пл. Победы граница шла примерно по ул. Ленина), то в литовскую эпоху границы города раздвинулись до Годуновской стены, которая прошла по контуру крепости конца XV – начала XVI века.

Каким видели Смоленск и его укрепления современники XVI века? В первой четверти XVI века Матвей Меховский10  писал, что это был «замок и город..., выстроенный из дуба и защищенный глубокими рвами». Сигизмунд Герберштейн11 , проезжавший через Смоленск в 1526 году, отметил, что он имеет «крепость, выстроенную из дуба, которая заключает в себе очень много домов», и что крепость эта «укреплена рвами и... острыми кольями, которыми отражается набег врагов».

Во второй половине XVI века Даниил Принц12  писал о Смолен­ске, что он «расположен между некоторыми холмами, в нем все здания построены из дерева и без всякого определенного порядка; однако в городе виднеется много храмов, довольно красиво построенных из жженого кирпича. Самая крепость расположена на очень возвышенном месте; кроме стены, которою она окружена, каменного храма и каких-то деревянных заключений она ничего другого не имеет». Стефан Гейс13, проезжавший через Смоленск в 1593 году, в своих заметках написал, что это был «самый знаменитый пограничный город», в котором имелась «крепость, очень высокая, только вся деревянная».

Из вышесказанного можно сделать несколько выводов.

Первый. До середины XVI века Смоленск, по-видимому, сохранил укрепления, построенные в Литовскую эпоху – земляные валы с частоколом, которые, безусловно, подверглись реконструкции после осады города московским войском в 1514 году.

Второй. На Соборной горе (в детинце, окруженном крепостной стеной) находился только Мономахов собор и «какие-то деревянные заключения(?)».

Третий. К концу второй половины XVI века в Смоленске появились новые укрепления – высокая деревянная крепость. По-видимому, деревянная крепость в Смоленске была построена при Иване Грозном. В Разрядной книге сказано, что весной 1554 года сгорел город Смоленск, в связи с чем князю В. Д. Данилову было велено «город Смоленск делати».14  Что из себя представляла крепость, пока не ясно.

После присоединения Смоленска к Московскому государству, учитывая притязания польского короля на Смоленск, царь Федор Иоаннович принял решение об укреплении обороны Смоленска. Было решено построить крепость по всем правилам современного военного искусства. Н.А. Мурзакевич в «Истории Смоленска» под 1587 годом пишет: «заложена каменная крепость города», «работа сия продолжалась медленно до самого восшествия Годунова на престол российский». В 1598 году «царь Борис повелел в Смолен­ске начатое и забвению преданное каменное строение города производить с великим тщанием и спешностью».15

Считается, что на некоторых участках стену строили на месте старых укреплений с использованием их основания, которое обновлялось путем замены сгнивших свай новыми. Это предположение, конечно, ошибочно, так как деревянные стены ранних укреплений стояли на земляных валах, а годуновская стена нигде не имеет вала. Нагрузка от старых стен была значительно меньше, чем от каменной, поэтому требовался более прочный фундамент. Но при этом характерно то, что в некоторых местах стена стоит рядом со старым земляным валом. В этом отношении Смоленская крепость не отличалась от Белого города Москвы, который возводился рядом с валом времен Ивана Грозного. Однако Смоленская крепость не повторяла контуров старых земляных валов; Борис Годунов заложил город «больши старого». При этом не только расширилось обороняемое пространство, но и повысились защитные свойства, так как стены и башни крепости приблизились к оврагам, которые были прекрасным защитным рубежом.16 

  1. Орловский И.И. Смоленская стена 1602 – 1902. – Смоленск, 1902. 
  2. Алексеев Л.В. Смоленская земля. – М. «Наука», 1980. С. 147. 
  3. Л.В. Алексеев, с. 146-147. 
  4. Мурзакевич Н.А. История города Смоленска. С. 86. 
  5. Писарев С. П. Княжеская местность и храм князей в Смоленске. Смоленск, 1894. 
  6. Л.В. Алексеев, с. 147. 
  7. Орловский пишет: «Вбивали целыми рядами поперек (?) саженей на 5 дубовые сваи в 3, 5 и 7 вершков». Трудно себе представить, что дубовые сваи такого диаметра и длины можно было в те времена «вбить» в землю. Раскопки укреплений, в частности и последние, в случае строительства перехода, указывают на то, что фундаменты крепостей имели глиняные основания. При этом технология установки вертикальных свай могла быть такой. В земле вырывалась траншея, в нее вертикально устанавливались дубовые сваи, а свободное пространство забивалось глиной. 
  8. И.И. Орловский. 
  9. И.И. Орловский. 
  10. Матвей (Матфий) Меховский (Меховита) (1457 – 1523) – польский историк и географ эпохи, профессор Краковского университета, придворный врач и астролог короля Сигизмунда. 
  11. Барон Сигизмунд фон Герберштейн (1486 – 1566) – австрийский дипломат, уроженец современной Словении (владел местными диалектами, что помогло ему в России), писатель и историк. Наибольшую известность, как в России, так и за её пределами, приобрёл за свои обширные труды о географии, истории и внутреннем устройстве Московского Великого княжества и царства. 
  12. Даниил Принц из Бухова (1546 – 1608), посол «Священной Римской империи» в России; был в Москве в 1576, в 1578 вел переговоры о польском престоле, Ливонии и войне с Турцией. 
  13. Гейс (Гизен) Стефан – член посольской свиты Николая Варкоча, посла австрийского императора Рудольфа II к царю Фёдору Ивановичу. Гейс был в Москве в июне – декабре 1593 г. 
  14. П. Н. Милюков, Древнейшая разрядная книга, М., 1901, стр. 168. 
  15. Мурзакевич, с. 102. 
  16. Косточкин В.В. Крепость Смоленска. – М., 2000.
 
201604-188.jpg

Журнал Смоленск 2007 год

Журнал Смоленск 2006 год

Чтобы сообщить об ошибках в тексте на нашем сайте, нужно выделить текст и нажать SHIFT+ENTER

Похожие материалы

Комментарии

  • ВЕРА, ВЕРОЧКА

    21.06.2019 16:10
    Какое счастье, что я знал этого светлого человека! Встретились мы на занятиях "Родника" Юрия Пашкова. Посредством таких людей душа моя осталась в ...
     
  • ПОКЛОН УЧИТЕЛЮ

    03.05.2019 01:25
    Ильющенкова Мария Антоновна после переезда в Смоленск была директором 31 школы, а не 34(как указано в вашей статье). Я являюсь ее внучкой, дочерью ...
     
  • Шишок

    09.12.2018 13:38
    В ноябре этого года,я посетила могилу М.К.Тенишевой,о на находится в идеальном состоянии,видим о А А.Ляпин (мое глубочайшее почтение),остав ил кладбищу ...
     
  • ОПЕРА

    11.10.2018 23:53
    Здравствуйте! Мой дедушка - Кукес Юрий Матвеевич, Народный артист РФ, разыскивает своего двоюродного брата Алексдрова Александра Марковича. Наткнулась ...
     
  • Бога за бороду схватили?

    19.05.2018 17:38
    Могу ли я стоять в стороне, когда честных добросовестных лейтенантов ДПС за добросовестное выполнение своих обязанностей (а это подтвердила служебная проверка ...
     
  • ПОСТОВОЙ КУРИЦЫН

    01.05.2018 23:27
    Из правды в статье только фамилия милиционера. Офицерская форма не смущает? Почему никто не обращался к архивам, не искал родственников? Сколько можно ...

© 2020 Журнал Смоленск. Все права защищены.
Журнал Смоленск — независимое издание.