Архив 2013 - 2017 гг.. областного журнала Смоленск

Смоленский журнал

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Главная 2012 № 9 (145) сентябрь “Комсомольская правда” в тылу врага

“Комсомольская правда” в тылу врага

Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Ради нескольких строчек в газете 

Игорь Васильевич Деменков, научный сотрудник музея Партизанской Славы 

12 августа исполнилось 70 лет со дня выхода первого номера выездной редакции “Комсомольской правды” в период Великой Отечественной войны в тылу врага в Демидовском районе Смоленской области 

В начале 1942 года в северо-западных районах Смоленщины развернулось широкое партизанское движение. Партизанское соединение «Батя», действовавшее в этих районах, создало большую угрозу коммуникациям фашистов на путях к Москве. 

Летом 1942 года командир этого соединения – Никифор Захарович Коляда был вызван в Москву на совещание руководителей партизанского движения на временно оккупированной территории западных областей России, Белоруссии и Украины.

Одной из важных политических задач, поставленных Советским правительством перед руководителями партизанских формирований, являлась широкая организация военно-патриотической деятельности на захваченных врагом территориях. Важным звеном в этой работе рассматривалась печать.

Находясь в Москве, Н.З. Коляда выступает на секретариате ЦК ВЛКСМ с рассказом о боевых действиях партизан в северо-западных районах Смоленщины, об участии комсомольцев и молодёжи в боевых, диверсионных и разведывательных действиях партизанского соединения. Передав письмо от комсомольцев и молодёжи соединения, Никифор Захарович обратился с просьбой направить в соединение корреспондентов «Комсомольской правды». И 13 июля 1942 года секретариат ЦК комсомола принимает решение послать выездную редакцию «Комсомольской правды» в тыл врага, в партизанское соединение «Батя».

Редактором газеты был назначен Карл Ефимович Непомнящий – военный корреспондент «Комсомолки». Было ему 23 года, зарекомендовал он уже себя бывалым журналистом-воином, о чём свидетельствовал орден Боевого Красного Знамени на его груди. Ближайшими помощниками Карла Непомнящего были: молодая комсомолка Любовь Васильевна Фёдорова – секретарь редакции, она же корректор, и Алексей Петрович Николаев – наборщик и печатник, опытный рабочий-полиграфист. В состав корреспондентской группы вместе с редакцией «Комсомолки» вошли: Леонид Алексеевич Коробов – военный корреспондент газеты «Правда», хорошо известный по военным очеркам ещё со времени фин­ской войны, награждённый за храбрость и мужество орденом Ленина; Лидия Ивановна Бакашова – репортёр ТАСС и от Союза советских писателей – писатель Михаил Платошин.

Любовь Фёдорова пишет в своих воспоминаниях: “…Роскошный номер гостиницы «Москва». Здесь мы знакомились с теми, с кем нам потом пришлось ехать длинную дорогу, переходить линию фронта, жить, работать и воевать в особых условиях. Наше оформление, подготовка настоящей типографии, получение бумаги 2-х тонн, печатной машины, наборных касс и прочего необходимого оборудования отнимало много сил и времени. Хотелось скорее уехать, начать выполнять задание по-настоящему, по-боевому…

В одно июльское утро гружёные машины, затянутые брезентом, и мы, сидящие наверху, тронулись по спящим улицам столицы в направлении Ленинградского шоссе и взяли курс на Калининский фронт. В пути, на стоянках мы проводили редакционные летучки, обсуждали, какая должна быть у нас газета, как её макетировать, какие материалы готовить. Ехали мы работать не с пустыми руками. Мы везли с собой письма совет­ских писателей к смоленским партизанам, стихи, фельетоны, клише плакатов и карикатур…

Переходили линию фронта в районе села Слобода (ныне посёлок Пржевальское). Встал вопрос: где проходить, как сохранить людей и грузы, как переправить типографию. Кругом на многие километры тянулись минные поля, которые минировали и наши войска, и немцы, и партизаны, где найти лазейку и прорваться…

Было решено переправлять типографию на лошадях. Отвечал и сопровождал нашу группу начальник штаба партизанского соединения «Бати» Леонид Васильевич Громов, которого мы тогда звали Василичем, замечательный человек, проживавший после войны в Москве.

Сначала через минное поле проходили партизаны-разведчики и связисты. Потом двигались мы с типографией. Каждый шаг грозил смертью. Шли, не отрывая глаз от земли, ступали след в след за проводником, часто приходилось телеги поднимать и нести на руках, особенно на поворотах и выбоинах.

Так, пройдя линию фронта и перебросив оборудование походной типографии, выездная редакция «Комсомольской правды» обосновалась в небольшой деревушке Кореве, окружённой густыми лесами, и начала свою работу. В Корево находился и штаб партизанского соединения «Бати»”.

Первый номер газеты «Комсомольская правда» в партизанских отрядах Смоленщины вышел 12 августа 1942 года, в котором были напечатаны сводки о боевых операциях отрядов, об активных действиях партизан, письмо Ильи Эренбурга к партизанам Смоленщины, специально написанный для газеты рассказ «Москва сегодня», сообщение о выпуске газеты «Комсомольская правда» в тылу врага. И особую гордость вызывала пометка под заголовком газеты «Выездная редакция в тылу врага при штабе смоленских партизан “Бати”». Тираж первого номера газеты был 100 экземпляров (последующие номера печатались ещё большими тиражами).

На другой же день газета была доставлена во все отряды, где встретила очень тёплый приём и вызвала живой интерес у партизан и местного населения.

В газете были поставлены вопросы о боевой активности молодых партизан, передавался опыт боевой работы лучших разведчиков, минёров. «Комсомолка» своими заголовками призывала: «Сражаясь – учись!», «Распространяй боевой опыт!», «Рвать большаки, взрывать мосты и поезда!», «На смоленских дорогах хозяевами должны быть мы!», рассказывала о боях партизан с карателями, о зверствах фашистов, об их кровавых преступлениях.

Специальные номера были посвящены памяти комсомольца Героя Советского Союза Володи Куриленко, пустившего под откос со своими боевыми товарищами пять гитлеровских эшелонов, боевым действиям отдельных партизан­ских отрядов.

Газета с каждым номером набирала силы и грозно звучала.

«Комсомольская правда» – «малютка», как окрестили её партизаны, появлялась на свет прямо на внутреннем фронте партизанского соединения. Ни одна более или менее значительная перемена в тылу не проходила не замеченной «малюткой».

Л.В. Громов в своих воспоминаниях так рассказывает о работе редакции в Кореве: “Здесь, в доме, стоявшем почти на опушке леса, разместилась выездная редакция «Комсомольской правды». У дверей всегда стоял часовой с автоматом. Сколько раз заходил я в этот дом, и сейчас он стоит перед моими глазами. Просторные сенцы, а по стенам ящики со шрифтами, бумагой, книгами, журналами. В большой светлой комнате всё – и редакция, и типография. У окна стол, заваленный рукописями, гранками, макетами. Рядом – маленький столик с портативной пишущей машинкой. У другого окна – «хозяйство Николаева» - наборный и печатный цехи. Две другие небольшие комнатки – жилые: чистая и уютная – «девичья», темноватая и невзрачная – «ребячья».

В этом доме редко можно было застать всю «пятёрку», почти всегда кто-нибудь был в отъезде. Но работа редакции шла чётко и слаженно. Если уезжал редактор, его заменял один из оставшихся корреспондентов: если их не было – редактор здесь.

Часто можно было наблюдать и такую картину: за наборной кассой стоит Люба Фёдорова или кто-то другой из журналистов, помогая Николаеву выпускать газету. А он – дядя Коля – был всем: и наборщиком, и печатником, и метранпажем, и выпускающим. “Многостаночницей” была и Люба Фёдорова: машинистка, корректор, зав. отделом писем, ответственный секретарь. Эти двое всегда были на своём посту, оставлять который им не разрешалось. А как они рвались в “настоящее дело”, какой грустью им застилало глаза, когда ребята уходили за материалами для газеты к подрывникам, разведчикам, минёрам. Этот “материал” добывался в огне, в бою, на невидимых партизанских тропах у железнодорожных насыпей и большаков, где взлетали на воздух вражеские эшелоны, машины, солдаты.

Надо сказать, что наши друзья журналисты доставляли нам иногда немало хлопот и волнений. Они рвались туда, где намечались наиболее смелые и рискованные операции, а мы считали себя ответственными за их жизнь и безопасность.

- Где Коробов, почему его давно не видно? – допрашивал меня Батя, теребя свою бороду.

- Уехал в отряд “Баяниста”.

- Почему разрешаешь им лазить в огонь?

- Они говорят, что специфика их работы… - начинал объяснять я, но Батя не унимался.

- Вот вернётся, я покажу ему “специфику”!

Однажды он при мне распекал Непомнящего.

- Ты редактор, и не твоё дело ходить к подрывникам. Выпускай газету, остальное без тебя сделаем!

- Но я ведь должен писать об этих людях.

- Штаб снабдит тебя любым материалом.

- Нет, Батя, так газета не делается! – твёрдо заявил редактор. – Мы должны всё видеть своими глазами, говорить с этими людьми…

- А отвечать за вас кто будет?

- Мы сами…

Но Батя оставил последнее слово за собой:

- Приказываю соблюдать осторожность. Без моего разрешения или без разрешения Василича впредь не отлучаться!

- Есть!

Однако провела нас даже Лида Бакашова. Как-то она пришла в штаб и попросила верховую лошадь, чтобы поехать в знаменитый партизанский полк Сергея Гришина, действовавший самостоятельно за десятки километров от нас.

- А с кем поедешь? – спросил Батя.

- От Гришина приехал связной.

И она получила лошадь. Как выяснилось потом, её проводником оказался четырнадцатилетний малец, который ехал впереди на стогу с сеном, прикрывающим ящики с гранатами. Так в партизанском крае переправляли оружие. Проговорился об этой “экспедиции” Коробов. Возвращаясь из очередной “отлучки”, он встретил их на пути.

Батя разбушевался, а журналисты недоуменно пожимали плечами: что же тут такого? Корреспондент поехал за материалом… И всё-таки ребята забеспокоились, но ещё больше волновались мы, пока не узнали, что всё обошлось благополучно. Зато сколько радости было у всех, когда по радио из Москвы передали опубликованную в газете “Известия” корреспонденцию “Вражеские поезда летят под откос” спец. корр. ТАСС Л. Бакашовой …

Каждый номер газеты дышал ненавистью к врагу, призывал к усилению борьбы с захватчиками. На её страницах выступали и сами партизаны. Они передавали в редакцию через связных свои письма, заметки, стихи, отклики на опубликованный материал. Да и сами они стали частыми гостями в редакции. Уже если и кто приезжал в штаб, то ни за что не уедет, не зайдя в “Комсомолку”. И видишь, сидит иногда Карл Непомнящий с кем-нибудь из героев-партизан на крылечке редакции и ведёт задушевную беседу, а карандаш его быстро бегает по блокноту. А потом записанные им рассказы партизан появляются в газете.

Не раз приходилось мне наблюдать, с каким интересом встречали в отрядах каждый номер “Комсомолки”. Я слышал слова признательности и восхищения, адресованные газете и её создателям. “Комсомолка” пользовалась большой популярностью у партизан и населения, её номера бережно хранились, передавались из рук в руки…

Журналисты давно стали своими людьми у нас. По просьбе командования и по своей инициативе они проводили беседы среди партизан, организовывали выпуск боевых листков в отрядах, информировали бойцов о последних новостях с Большой земли.

В газете они печатали сводки Советского информбюро, которые принимали по радио, а также наиболее важные сообщения из Моск­вы. Как все ждали их!

Когда разведчики, ходившие в Смоленск, сообщили, что видели, как с фонарного столба гитлеровцы яростно срывают наклеенный кем-то номер ”Комсомолки”, разгоняя людей автоматами, стало ясно, - газету, несмотря ни на какие трудности, надо регулярно доставлять в оккупированный Смоленск. Разведчики, рискуя жизнью, взяли это на себя. Возвращаясь из таких походов, они рассказывали о том, что делается на занятой врагом территории. И “Комсомолка” из номера в номер сообщала о зверствах фашистов, о их кровавых преступлениях. Это ещё больше разжигало ненависть к врагу, стремление отомстить ему за слёзы и страдания советских людей, за зверскую расправу над беззащитными женщинами, стариками, детьми”.

В фондах Пржевальского музея Партизанской Славы хранится и дневник Любови Васильевны Фёдоровой, сотрудницы выездной редакции. Предоставим слово автору дневника:

“17.8.42 г. Штаб Бати. Как давно не писала, а зря. Сколько было нового – люди встречались замечательные, каждый день что-то необычное, и день не похож на другой. Выпустили два номера газеты. Работы страшно много, и это хорошо. За этим и приехала, чтобы от темноты и до темноты работать. Прежде всего хочется описать место, где живём. Штабная деревня Корево, в 20 км от Слободы. Кругом леса. Окружающий народ – партизаны. Начинаю ближе знакомиться с ними. Женя Баянист – командир партизанского отряда. Воюет и играет. Играл и здесь… Хорошие голубые глаза, золотистые вьющиеся волосы, широкая ласковая улыбка и взгляд очень, очень ласковый и грустный, но решительный, смелый, с задором. Недаром о нём такая слава, песни поют о нём в народе. …Немцы обещали за его поимку 25 тысяч рублей. Гриша – адъютант его – тоже стоит своего командира. Был расстрелян и воскрес из мёрт­вых. Молодое решительное лицо, суровый исподлобья взгляд, но какая-то удивительно обаятельная сила есть в этом парне. Вещи у него – трофейные, добытые своим оружием. Сам он из Куйбышева.

Вот уже из москвичей, которые поехали сюда со мной, троих нет – погибли. Валя Лебедева подорвалась на нашей противотанковой мине, оторвало ноги, истекла кровью. Жаль – ехала к мужу, он командир партизанского отряда майор Садчиков – думала работать. Настоящая девушка. Весь год на войне, была в труднейших условиях, ранена была гранатой. Вылечилась, чтобы так нелепо погибнуть на пороге достигнутого.

Сегодня второе печальное известие – погиб Костя Авакумов. Пошёл в бой, хотел взять языка… Катюша увидела, что Костя упал, подползла к нему во время боя, видит, что он мёртв, застрелилась его же наганом. Глупая смерть! Надо было жить, хотя бы для того, чтобы мстить вдвойне – за Родину и за Костю”.

Только через две недели в дневнике появляется новая запись:

“Корево, 30 августа. Досадно, что редко приходится писать… Работа кипит по-настоящему. Три номера газеты готовы, и радостно, что сделано всё своими руками. 1000 экземпляров отпечатала. Уже второй день сообщают по радио, что в тылу у немцев выходит молодёжно-комсомольская газета “Комсомольская правда”, что она пользуется большой популярно­стью у партизан. Действительно газету любят, читают и ждут с нетерпением следующего номера…

Ни одного дождливого дня. А ночи такие лунные, что, мне кажется, никогда раньше не видела таких светлых ночей. Хочется побывать в отрядах, посмотреть боевую жизнь партизан, хотя и здесь вечером можно наблюдать разные «световые эффекты» - зарево пожаров, вспышки взрывов, ракеты. На днях привели полицейского, который заснул на посту в окопе, и партизаны выкрали его. Взяли прямо с винтовкой и привели сюда. Немцы – сволочи заставляют крестьян насильно брать оружие и служить в полиции. Написали листовку от его имени к полицейским. Завтра будем печатать.

Немцы бросили сюда листовку, в которой предупредили, что если партизаны до 31 августа не придут в немецкую комендатуру и не сложат оружие, они уничтожат нас, пустят танки, самолёты, артиллерию. Значит осталось жить всего один день. Ладно, будем защищаться, перейдём в лес, недаром же они называют нас «лесными бродягами». Разведка приносит сведения, что немцы в округе подтянули танки и что они готовятся к чему-то. Ну вот, завтра и будем ждать в гости. Бояться нам нечего. Мы на своей, родной земле.

Несколько дней тому назад под Смоленском разбился наш самолёт-бомбардировщик. Вышли уже два лётчика. Один очень удачно выпрыгнул и добрался сюда, другой обгорел. Оба поехали в Москву. Счастливо отделались ребята. А писем из дома всё нет”.

Новая запись:

“2 сентября. Вышел 4-й номер газеты. Кажется, удачнее первых. По радио утром передали о награждении партизан Смоленщины орденами и медалями. Батя получил орден Ленина… Вчера вечером возвращались поздно с Леонидом от Бати. Совершенно тёмный вечер – луна всходит к середине ночи. Кругом светятся брошенные немцами осветительные ракеты. Когда в небо летят ракеты, у нас принято считать, что немцам страшно, они от трусости освещают. В 11 вечера рядом с деревней было сброшено четыре бомбы”.

Наконец получила возможность побывать в партизанском отряде и Люба Фёдорова:

“4 сентября. Сейчас страшно спешу. Первый выезд в отряд, причём в такой отряд, где немцы в полукилометре. Сколько я думала, мечтала поехать, и так быстро состоялось решение, что не могу осознать всей радости.

6 сентября. Опять Корево. Приехали вчера поздно. Ну, кажется, всех впечатлений не записать. Уж больно их много. У “Баяниста” - это не то, что в штабе. Приехали в расположение отряда уже совсем вечером. Дорогой Женя рассказывал, как и где воевал в прошлом году. Ещё до сих пор валяются подорванные машины около дороги, уже заржавевшие. Места очень красивые, страшно густые леса, в которых неизвестно, кто стреляет. Да, у «Баяниста» настоящая партизанская жизнь. Штаб расположен в полутора километрах от немцев, в шалаше, сделанном из веток. Правда, сейчас он приспособил маленький домик под огромной сосной. Лазили на передовую: к пулемётам, миномётам, пушке. В бинокль видно большак, как идут по дороге немецкие машины и подводы. Виднеется купол церкви, с которой немцы следят за партизанами…

Возвращаясь из отряда, едва успели заехать в лес, как началась немецкая канонада. Четыре снаряда пролетели над головой и разорвались где-то впереди. После мы узнали, что там, где мы были, ранило двух женщин…

Колхозная рожь одним краем вплотную подходит к немецким дзотам, а колхозники не могут убирать рожь. Неубранной ржи около 50 гектаров, и самой лучшей ржи. Но всё же ухитряются ночью подползать, партизаны устраивают за­слоны, а крестьяне убирают”.

Активизация действий партизан Бати всё больше тревожила гитлеровское командование. В конце августа партизанская разведка получила конкретные данные о планируемой немцами карательной экспедиции «Жёлтый слон» против соединения “Бати”, что против партизан выделены значительные силы: кавалерийская бригада СС, три пехотных дивизии, артиллерийский полк. Стало известно, что массированное наступление противника начнётся 10 сентября.

Начались ожесточённые бои. Но выпуск газеты продолжался. В дневнике Л. Фёдоровой так описываются эти события:

“10 сентября. Ну, кажется, началась боевая жизнь. Сижу на полу и пишу. Кругом всё пришло в движение…

Положение становится всё опаснее. Немцы из Каспли бросили огромную силу…

Корево эвакуируется. Двинулся госпиталь. Приехала машина за нами. Мне приходится уезжать».

Гитлеровцы всё теснее сжимали кольцо блокады. Партизаны с боями отходили к Слободе (Пржевальское). И плечом к плечу в едином строю с партизанами работали и сражались журналисты «Комсомолки». Скупы строки дневника в эти тревожные дни: “18 сентября. 7 дней живём в Слободе. Сюда переехала типография. Сначала есть было нечего. Три дня было трудновато, потом наладилось.

19 сентября. Сейчас выпускаем восьмой номер и едем обратно в Корево.

23 сентября. Сидим в Слободе. В Кореве уже никого нет. Выпустили 8-9-10 номера, готовим одиннадцатый. Немцы приближаются. Бои идут близко. С 9 часов не умолкают. Стреляют так, что стёкла и земля дрожат. Навстречу немцам пришли регулярные части. Самолёты над Слободой всё кружатся, пока не бомбят, всё высматривают.

25 сентября. Едем в Березуги. По дороге встречаются войска, целая конная дивизия пронеслась с полным вооружением, все направляются в Слободу. В Березугах расположилась авторота полка. Все устали. Нашли домик почти на краю деревни. Хозяйка приготовила завтрак, поели и так как всю ночь не спали – легли все на полу, а Коля Матвеев – на печь. Я крепко уснула и проснулась от страшного рёва самолётов над нашим домом. Слышала спросонок, кто-то крикнул «ложись», и раздался оглушительный взрыв бомбы. Крышу дома сорвало, стёкла все вылетели и засыпали нас осколками. Печь раскололась пополам. Видела только, как Коля кубарем скатился с печи и выскочил из дома. Тут раздался второй взрыв, ещё взрыв. Через плетень выбежали в поле. Самолёты кружатся, заходят и пикируют. Свистят бомбы, строчат пулемёты, стонут люди. Мы побежали к кустам. Туда же потянулось всё население с вещами, коровами. По всей этой толпе проклятые немцы строчили из пулемётов. И так в течение получаса – 15 бомбардировщиков издевались над нами.

4 октября. Сейчас идут сильные бои за Выставку, которая горит, и здесь нам видно огромное зарево. Вчера всю ночь шли регулярные части с техникой. Сейчас днём уже чувствуется, что они вступили в бой. На подступах к Слободе наступление гитлеровцев было остановлено войсками 43 армии».

Из соединения «Бати» было сформировано пять смоленских партизанских бригад, которые ушли в леса Белоруссии. Выездная редакция «Комсомольской правды» была отозвана в Москву. Корреспонденты просили разрешения остаться. Но приказы, как известно, не обсуждаются, а выполняются. Боевой путь редакции в тылу врага закончился.

«Комсомольская правда» с первых и до последних дней своей деятельности в тылу врага на территории Северо-Западного партизанского края являлась мобилизующим политическим центром, способствовавшим сплочению народных масс в их борьбе против фашизма. Она с честью выполнила свой долг на Смоленской земле.

За время нахождения в тылу противника редакция «Комсомольской правды» выпустила 12 номеров газеты и 5 специальных выпусков общим тиражом 33 тысячи экземпляров.

После войны Карл Непомнящий много лет работал в агентстве печати «Новости», заведовал отделом международной жизни. Он трагически погиб во время событий в Чехословакии в 1968 году. Работал в Москве на поприще писателя Леонид Коробов. Долго работала корреспондентом ТАСС Лидия Бакашова. Люба Фёдорова, автор дневника, трудилась в журнале «Советская женщина». Несколько раз приезжала в Пржевальское и Корево. В последний раз она побывала в «Партизан­ской столице» вместе со своим сыном.

29 октября 1987 года в деревне Корево был установлен памятный знак, посвящённый работе выездной редакции газеты “Комсомольская правда” в тылу врага.

В статье использованы материалы из фондов Пржевальского музея Партизанской Славы.

 

Добавить комментарий

В комментариях категорически запрещено:
1. Оскорблять чужое достоинство
2. Сеять и проявлять межнациональную или межрелигиозную рознь
3. Обсуждать личности, личные обстоятельства, интеллектуальный, культурный, образовательный и профессиональный уровень
4. Употреблять ненормативную лексику, проще говоря мат
5. Публиковать объявления рекламного характера в том числе и рекламирующие другой сайт
6. Публиковать комментарии бессодержательного характера, т.н. "флуд"
7. Размещать комментарий содержащий только один или несколько смайлов
За нарушение правил следует удаление комментария или бан (зависит от нарушения)!!!


Защитный код
Обновить

201302-150.jpg

Журнал Смоленск 2007 год

Журнал Смоленск 2006 год

Чтобы сообщить об ошибках в тексте на нашем сайте, нужно выделить текст и нажать SHIFT+ENTER

Похожие материалы

Комментарии

  • Форум строителей

    10.06.2019 21:30
    Управление репутацией сайта в поисковых системах. Ꮋere iѕ my weblog ... продвижение англоязычных сайтов: https://auslander.ru/category/polezno-znat/
     
  • Мастерство всегда в почете

    10.06.2019 02:56
    I am glad to be one of many visitants on this great internet site (: , appreciate it for posting. Also visit my website; Somatodrol Til mænd apotek ...
     
  • В ЗОНЕ ПОВЫШЕННОГО ВНИМАНИЯ

    02.06.2019 21:22
    Очень быстротечно развивается полиграфия в Киеве. My blog post; https://www.1design.org/%D0%BA%D0%B0%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D0%B4%D0%B0%D1%80%D0%B8%D0%BA%D0%B8 ...
     
  • Мастерство всегда в почете

    01.06.2019 12:34
    Therefore, people spend more evening online. My web-site; Apteka potencja. Opinie lekarzy efekty po miesiącu w aptece z czym łączyć skutki uboczne ile ...
     
  • В ЗОНЕ ПОВЫШЕННОГО ВНИМАНИЯ

    27.05.2019 16:47
    Очень быстротечно развивается полиграфия в Киеве. Also visit my web-site ... типография киев 1Дизайн ...
     
  • В ЗОНЕ ПОВЫШЕННОГО ВНИМАНИЯ

    27.05.2019 14:58
    Очень быстротечно развивается полиграфия в Киеве. Feel free to visit my homepage :: типография киев левый берег ...

© 2019 Журнал Смоленск. Все права защищены.
Журнал Смоленск — независимое издание.