Архив 2013 - 2017 гг.. областного журнала Смоленск

Смоленский журнал

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

ВОЗВРАЩЕНИЕ

Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Растущая деревня

Пётр Привалов

Селу Ризскому – 250 лет

В июле промелькнула в областных СМИ информация о праздновании 250-летия села Ризское Вяземского района. Село примечательно не столько славным прошлым (на Смоленщине десятки, если не сотни, «весей» древнее и славнее), сколько необычным настоящим. Поищите-ка село или деревню, в которой «почётно жительствует» Патриарх Московский и всея Руси! Однако не удивлюсь услышать скептиков: нынче хоть Папу Римского мужики за рюмкой чая выберут почётным жителем, да ещё и с постоянной пропиской в соседней заколоченной хате. Речь о другом – о некой неформальной связи, и гражданстве, не побоюсь сказать, духовном. 

О природе этого феномена пришлось задуматься в пору составления и редактирования типовой юбилейной брошюрки-буклета под столь же типовым названием «Возрождение села Ризское». Неожиданно работа затянулась и даже вовсе застопорилась. Решительно мне не нравился результат. Этот готовый заголовок... Напоминает он мне некую шумную кампанию. А как у всех сверстников-современников, у меня давно уже оскомина от всякого рода кампанейщины и «спасительных» реформ. Хутора, коллективизация, расхуторизация, сселение, выселение, укрупнение, разукрупнение, неперспективные деревни, целина – Нечерноземье... Всякий раз – не к добру.

Читаю рукописную историю села Ризского в изложении местного летописца (его все односельчане так именуют) Виктора Александровича Скребкова – и думаю: господи, ведь всегда так было. Во всяком случае, последние два с половиной века. Вот несколько характерных выдержек для первого знакомства:

«История села Ризское связана с именами старинных дворянских родов Белкиных и Энгельгардтов. Они являлись владельцами ризсковского имения. Вначале сельцо Телевово принадлежало поручику Ивану Григорьевичу Белкину. В 1762 году им было заложено основание господского дома с домовой церковью, с благословения Парфения, епископа Смоленского и Дорогобужского. 6 ноября 1774 гола домовая церковь в честь Положения ризы Господа нашего Иисуса Христа была освящена. С тех пор сельцо Телевово стало называться селом Ризское»....

«Наибольшего расцвета Ризсковское имение, а вместе с ним и село Ризское, достигло в период с 1815 по 1861 год. В селе было 65 крестьянских хозяйств с общей численностью 450 человек. К имению относилась и деревня Горнево. Из этих двух населённых пунктов в имении в качестве крепостных крестьян работали триста человек. Это благодаря их добросовестному отношению к работе процветало имение. Здесь занимались молочным животноводством, садоводством, растениеводством и рыбоводством. При имении успешно работали сырзавод, рыбзавод, винзавод и две мельницы по размолу зерна. Были построены четыре плотины, образовавших четыре больших озера, где выращивались различные виды рыб. На площади десять гектаров был разбит парк с аллеями из различных пород деревьев, с множеством цветочных клумб и различных аттракционов. Характерным для Ризсковского имения Энгельгардтов было и то, что на площади 50 гектаров лесного массива был создан зоопарк-зверинец, где в специальных вольерах содержались все виды зверей и животных, обитающих на европейском континенте. В селе Ризском, на одном из родниковых источников, был оборудован святой колодец, над которым была построена часовня. В имении действовала земская школа на 85 учащихся и работала библиотека им. Н.В. Гоголя.

Люди, проживающие в селе Ризское, не только хорошо работали, но умели торжественно, весело проводить различные мероприятия. Русской православной церковью был учреждён в селе Ризское и деревне Горнево престольный праздник – Ризы, который традиционно, с давних времён ежегодно отмечается 23 июля. В этот день всё население посещало церковь, где шло богослужение, посвящённое этому празднику. После богослужения население возвращалось по своим домам, где заранее были накрыты праздничные столы.

Начиналась праздничная трапеза. В этот день приходило и приезжало большое количество гостей из города Вязьмы и близлежащих деревень. После праздничной трапезы в селе образовывалось два больших танцевальных круга. Гармонисты, балалаечники веселили граждан, которые танцевали, плясали, хороводили. Неотъемлемой была игра в русскую лапту. Праздник продолжался и на второй день. Таковы были традиции этого мероприятия»....

«Вследствие проведенной, в 1861 году, реформы, так называемой отмены крепостного права, деятельность Ризсковского имения Энгельгардтов стала хиреть. Производство стало сокращаться. Многие крестьяне оказывались не у дел»...

«В 1906 году деятельность в Ризсковском имении вообще прекратилась. Последний владелец имения Дмитрий Дмитриевич Энгельгардт женился на женщине из публичного дома, стал посещать с ней театры, всякие заведения, тратил при этом на неё огромные деньги, которых стало не хватать. Он распродал всё своё имение, кроме церкви, которую продавать не разрешалось. Ходили слухи, что когда Дмитрий продал своё имение и угодия, то вырученные деньги пропил вместе с мужиками. Дошло до того, что сам Дмитрий, стоя на балконе своего господского дома, лил водку сверху прямо в рот мужикам, лежавшим на крыльце дома»....

Не знаю, как вам, а мне видится в каждой этой строчке не просто авторская ревностная любовь к родному селу, а пронзительная боль и жалость ко всему прошедшему милому деревенскому ладу-укладу. Как было замечательно, и как ломалось и хирело от недобрых внешних вмешательств. Нам дико, но мы с автором клянём в душе возносимую до небес «так называемую отмену крепостного права». Она подорвала благосостояние хозяев цветущего имения, а вместе и всего села. Предел всему и венец падения – судьба последнего Энгельгардта (оговорюсь, что я опустил заботливо прописанные извивы родового древа и биографии всех владельцев Ризского). Этот Дмитрий, женившийся на публичной женщине, посещавший с ней «всякие заведения», погубивший зазря себя (как он эту водку с балкона льёт!) - закономерный итог той первой «свободы» и типичный продукт «свободы» второй – знаменитого манифеста, «вырванного» у царя революцией 1905 года. Как мы восхищались всякого рода «буревестниками» в школьные наши времена! Между тем, нехорошее поведение последнего Энгельгардта – как раз в духе творившихся тогда «безобразий»: он даже церковь пытался продать!

Работая над очередной книгой 45-томника смоленских библиографических редкостей, я познакомился, наконец, с некоторыми свидетельствами и оценками современников «первой русской революции» из числа смоленской интеллигенции, настроенной патриотически, переживавшей поражение от японцев как глубочайшую не только общенациональную, но и личную трагедию. В первую очередь, речь о настоящем подвижнике, талантливом журналисте, литераторе и, пожалуй, лучшем историке-краеведе за всё тысячелетие смоленской историографии Иване Ивановиче Орловском. Разнузданность «освободителей» (это у него ироничное наименование революционеров, как у нас «демократы») доводила его до болезни, до ощущения творящегося конца света. А, казалось бы, всего невинное озорство школяров, напяливших фуражку на крест гимназической церкви; или «юношеский максимализм» семинаристов и епархиалок, устраивавших кощунственные вечеринки с осквернением могил на кладбище его родных Даниловичей в Ельнинском уезде. Причём, самая разнузданность и падение нравов, по наблюдению Орловского, там, где начинается атеизм – отрицание всего святого и священного.

Своего рода церковной трагедией завершает историю старого, патриархального Ризского и деревенский летописец – в прошлом председатель Вяземского агропрома а ныне рядовой пенсионер В. А. Скребков. Имение разорившихся Энгельгардтов приобрела, как водится, «купеческая дочь» Зинаида Николаевна Вашкова. «К ней же, - пишет автор, - отошла и Ризсковская церковь. Здесь она организовала женскую общину, которая называлась «Ризоположенской». Эта община была утверждена Указом императора Николая II. В то время здесь проживало 56 насельниц-монахинь (т.е. очень много. – П.П.)».

И вот итог... Впечатляющий, прямо из Ильфа и Петрова: «В 1919 году община была преобразована (здесь надо паузу!– П.П.) в артель «Светоч»(!).

Сегодня ничего здесь от тех времён не осталось, кроме мрачного остова той самой церкви, которую нельзя было продавать.

Вообще, хоть и с задержкой, но здесь скажу, как я и, кстати, редактор журнала «Смоленск» «запали» на село Ризское ещё задолго до его юбилея. Был у журнала славный период борьбы за последнего смоленского «председателя-самородка» - директора знаменитого на всю страну племзавода «Рассвет» Новодугинского района Владимира Яковлевича Усачёва. Его самым банальным образом «уходили» на заслуженный отдых, чтобы положить огромнейшее хозяйство со всей движимостью и недвижимостью в большой негосударственный карман. И вот в апреле 2006 года мы в очередной раз направились в «Рассвет» - на день рождения Усачёва. По дороге В.И. Атрощенков завёз нас в Ризское, которое он с самого начала опекал и много нам рассказывал. Так в большом материале об Усачёве появилась «попутная» главка «У святого колодца» - о Ризском. Она разделила печальную участь знаменитого «пропавшего» майского номера журнала «Смоленск». Но, кто хотел (а желающих оказалось много), тот нашёл и прочёл о хитроумном губернаторе Маслове, который изобрёл безотказный рецепт решения проблемы смоленского села. В том самом печально известном духе: нет села – нет проблемы. Дескать, сельским хозяйством в нашей полосе заниматься невыгодно, а лучше зарастить все угодья лесом. Потомки лет через семьдесят «спасибо» скажут за драгоценную древесину, заботливо для них запасённую. Всё это было бы смешно, если бы не было так грустно. И настолько это тогда затрагивало и Ризское, с большими его надеждами и планами, и «Рассвет», обречённо стоявший на пути наступающих административных дубов, что как-то слились они в моём представлении воедино – как в одну братскую могилу легли...

С тем большим удивлением и радостью увидел недавно в руках В.И. Атрощенкова некий солидный фотоальбом со знакомой фотографией аиста, свившего гнездо прямо на водонапорной башне Ризского. Этот красивый альбом – подарок Почётному жителю Ризского, Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу. От односельчан. Аккуратно подклеенные, подписанные и убранные под целлофан яркие фотографии перемежаются в нём с текстами собственного сочинения (половина и вовсе рукописные), газетными вырезками, копиями научных статей и информацией из Интернета по истории села. Естественно на почётном месте переписка с Патриархом! С первых страниц я понял, что самого главного в тот раз не заметил, занятый другой темой – и согласился делать брошюру.

А сейчас, как в начале работы, бьюсь над объяснением появления владыки Кирилла, тогда ещё митрополита, по собственной его воле не просто с визитом, а в списке жителей села Ризское. Села, мягко говоря, рядового. Собственно, его юридически давно не существует. Есть в официальных бумагах неуклюжее словосочетание «село Вяземский». Наследие тех времён, когда здесь была крупнейшая МТС, затем центр гигантского по площади совхоза. Но такая уж мерцающая история выдалась у села в советское время. Вот поднимается в нём, расправляет крылья новая жизнь (МТС со всем соцкультбытом). Вдруг война, кровавый «котёл», выжженная пустыня с двумя уцелевшими домами. Только восстановили всё, людей больше стало, чем до войны (265 чел.) – вдруг в 1963 году «вышестоящие органы» центральную усадьбу совхоза переносят в деревню Относово. И дальше – обыкновенная история: всё – для Центра. «К 2000 году, – констатирует Виктор Александрович, – осталось всего 27 человек. Село практически исчезло».

Но вот начинается то, что сельский летописец именует «не было бы счастья, да несчастье помогло». Пришла в негодность система водоснабжения, сработанная при советской власти, а без воды, сами знаете... Помог по старому знакомству В.И. Атрощенков. Построили в Ризском колодец «шахтного типа». Как в давние времена. Только не очень приглядно. И тут, как мне кажется сейчас, случилось маленькое чудо, которое дало толчок всему последующему. «Помня, что в селе Ризское когда-то был святой водоисточник, над которым была сооружена часовня, - записывает Скребков, - я стал, в 2001 году, возводить над построенным колодцем часовню». Опять Атрощенков помог: заказал в Смоленске «маковку». Вообще, многие помогали, и всех скрупулёзно перечисляет летописец. Но руками, как понимаю, ему больше всех сосед В.А. Яковлев помогал.

19 января 2002 года часовню и колодец освятили, а ещё через полгода на огороде того же Яковлева случайно обнаружились останки ста наших воинов, погибших в октябрьском котле 1941-го и захороненных кем-то в воронке от авиабомбы. По сохранившимся портупеям установили, что 32 из них были офицерами, по остаткам волос, заколкам и медицинским инструментам опознали двух женщин-врачей... Как их настигла смерть, какая трагедия разыгралась в этих живописных местах, сегодня можно только гадать. Но эта находка потрясла сельчан. Они воспротивились решению районных властей забрать останки для захоронения на мемориале в Богородицком. Спор разгорелся нешуточный. Вот тогда и обратился В.И. Атрощенков к митрополиту Кириллу как к третейскому судье. Владыка поддержал жителей Ризского и посоветовал на месте захоронения воинов построить сень-часовню. Часовню построили. Опять-таки общими усилиями, на общественных началах – власти ни рубля не дали. Так появилось в Ризском ещё одно святое место – благодарной памяти и поклонения. Здесь же установили памятный знак жительнице села Прасковье Захаровне Каретниковой. «В октябре-декабре 1941 года она собрала с поля боя в свой дом 14 тяжелораненых наших воинов. И в течение трёх месяцев, под смертельной опасностью, ведь в селе стояли немцы, лечила, кормила, выхаживала бойцов», - читаем в истории Скребкова. Можно сказать, что целый взвод наших ребят спасла эта замечательная женщина ценой собственной жизни. Она не пережила голодной зимы в оккупированном селе, так как все свои скудные запасы скормила раненым. Один из бойцов после войны приезжал специально поклониться в ноги своей спасительнице, но в живых её не застал...

Ловлю себя на мысли, что дальнейшие события в Ризском развивались с какой-то неумолимой логикой нарастающего благополучия, не только духовного:

«17 июня 2003 года, в день Святой Троицы, посетил село Ризское митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл.... молился на месте предстоящего захоронения воинов, а также возле освящённого колодца. Испил из него родниковой воды. Принял участие в праздничной трапезе. Беседовал со многими гражданами села. Благословляя духовных чад на добрые дела, он пожелал жителям села благополучия, здоровья, а селу Ризское возрождения и процветания»...

«В мае 2004 года, по предложению Атрощенкова В.И., сходом граждан села Ризское принято решение: присвоить митрополиту Смоленскому и Калининградскому Кириллу звание «Почётный гражданин села Ризское».

Прошло не так много времени (но оно всё же потребовалось для обдумывания и принятия решения!) и 15 июля был получен ответ, в котором митрополит благодарит жителей села за гостеприимство и присвоение почётного звания. В письме есть строки, которые позволяют судить и о мотивах «принятия гражданства: «Отрадно было видеть, что строительство часовни на братском захоронении воинов-героев стало стимулом духовного возрастания общины. Успешно преодолевая трудности, вызванные социальными и экономическими потрясениями последних лет, Вы, жители Ризского, уверенно идете по пути построения стабильной и благополучной жизни».

Здесь надо добавить и мотивах не столь явных. Митрополит Кирилл неоднократно бывал на залитой кровью защитников Отечества земле Вяземского котла. Мы писали в журнале о тех храмах и грандиозном строящемся монастыре на Богородицком ратном поле, живых попечением нынешнего Патриарха. Это место назвал он русской Голгофой, и не раз повторял, что жизнь не иссякнет в святых местах, где и он, как видим, счёл за долг и честь «прописаться».

«В мае 2005 года состоялся второй визит митрополита Кирилла в село Ризское .... он отслужил Литию в часовне. Осмотрел посёлок. Посетил дом Шувалова В.А. Подарил жителям села книгу «Слово, благодать несущее» с собственной ручной подписью «Жителям села Ризское от Почётного гражданина. Митрополит Кирилл». В заключение своего визита он выразил уверенность, что село Ризское и дальше будет развиваться и процветать».

И, вы знаете, так и происходит. В этом я убедился, побывав в Ризском в мае и в июне. Здесь приведу письмо жителей Патриарху из упоминавшегося памятного альбома. В том, что они пишут нет преувеличений, а даже успела устареть эта информация – так быстро меняется картина, всякий раз встречает тебя здесь какая-то «обновка».

«Вы, как духовный наставник и Почетный гражданин села, можете с удовлетворением увидеть реальные результаты дел своих односельчан. В последние годы без всякой государственной помощи в селе сделано многое: более чем вдвое увеличилось население, впервые за многие годы в селе стали рождаться дети, люди заняли под строительство все свободные земли, выполнены проектные работы по газификации села, отремонтирована дорога, благоустроено братское захоронение советских воинов, павших в годы Великой Отечественной войны, на месте захоронения возведена часовня, благоустроено место сельского схода... Но еще многое предстоит сделать».

Я немало мог бы добавить. О самоуправлении в Ризском, о детской площадке, новых мемориальных знаках, благоустроенных усадьбах и прудах «с лебедями», о традиционных сельских праздниках и гуляньях... Но воздержусь. Что-то увидите на фотографиях, что-то дорисует воображение.

Позади у Ризского 250 лет. Как хочется, чтобы и будущее у него было не менее долгим и славным, чем прошлое. Вообще, хочется верить. С Веры – со святого колодца, с крохотной часовни началась новая история Ризского, казалось бы, безнадёжно больного общей, увы, болезнью наших деревень. Сколько горьких слов на эту тему сказано, сколько жутких картин «исхода Руси» нарисовано. Зато с какой радостью ловим мы малейшие признаки выздоровления, пробуждения жизни.

А заголовок брошюры «Возрождение села Ризское» я всё же поменял. Казалось бы, всё правильно, но... Есть слова, даже дорогие и высокие, которые мы затаскали до сплошной дырки. Кто постарше, помнит смоленскую программу «Возрождение села», принятую в последние годы Советской власти в рамках Всероссийской программы. Помнят бессмертную трилогию «Целина», «Малая земля» и «Возрождение» дорогого Леонида Ильича. Помнят, чем обернулось это возрождение для СССР.

Не стоит забывать, что пока есть село «Вяземский»... И всё же Ризское – вот оно: просится вернуть его в списки и поставить на довольствие. Значит, есть надежда, как у любимого нашего Тёркина, вернуться с того света. И Ризское – пример Возвращения. Вынося это слово в заголовок, мы не ставим восклицательный знак. Уместнее вопросительная интонация.

Сегодняшнее Ризское мало похоже на хранящуюся в нашей памяти деревню. Не теснится в хлевах новых хозяев скот (и хлевов нету), возле домов стоят иномарки, а не плуги и трактора; не роются в пыли куры, не плавают в прудах утки и гуси... Но огороды, теплицы почти у всех, но сходы сходятся, и песни поются, и дети рождаются – а главное не дичает земля отцов и дедов, радует сердце красотой и благообразием.

Невольно задумываешься и о роли во всём этом единственного почётного гражданина села, и почему-то кажется, что очень велика эта роль. Не раз за время работы вспоминал «Матрёнин двор» Солженицына. Это название тоже подарил Александру Исаевичу Твардовский. А поначалу было «Не стоит деревня без праведника»...

Селу Ризскому – 250 лет

В июле промелькнула в областных СМИ информация о праздновании 250-летия села Ризское Вяземского района. Село примечательно не столько славным прошлым (на Смоленщине десятки, если не сотни, «весей» древнее и славнее), сколько необычным настоящим. Поищите-ка село или деревню, в которой «почётно жительствует» Патриарх Московский и всея Руси! Однако не удивлюсь услышать скептиков: нынче хоть Папу Римского мужики за рюмкой чая выберут почётным жителем, да ещё и с постоянной пропиской в соседней заколоченной хате. Речь о другом – о некой неформальной связи, и гражданстве, не побоюсь сказать, духовном.

О природе этого феномена пришлось задуматься в пору составления и редактирования типовой юбилейной брошюрки-буклета под столь же типовым названием «Возрождение села Ризское». Неожиданно работа затянулась и даже вовсе застопорилась. Решительно мне не нравился результат. Этот готовый заголовок... Напоминает он мне некую шумную кампанию. А как у всех сверстников-современников, у меня давно уже оскомина от всякого рода кампанейщины и «спасительных» реформ. Хутора, коллективизация, расхуторизация, сселение, выселение, укрупнение, разукрупнение, неперспективные деревни, целина – Нечерноземье... Всякий раз – не к добру.

Читаю рукописную историю села Ризского в изложении местного летописца (его все односельчане так именуют) Виктора Александровича Скребкова – и думаю: господи, ведь всегда так было. Во всяком случае, последние два с половиной века. Вот несколько характерных выдержек для первого знакомства:

«История села Ризское связана с именами старинных дворянских родов Белкиных и Энгельгардтов. Они являлись владельцами ризсковского имения. Вначале сельцо Телевово принадлежало поручику Ивану Григорьевичу Белкину. В 1762 году им было заложено основание господского дома с домовой церковью, с благословения Парфения, епископа Смоленского и Дорогобужского. 6 ноября 1774 гола домовая церковь в честь Положения ризы Господа нашего Иисуса Христа была освящена. С тех пор сельцо Телевово стало называться селом Ризское»....

«Наибольшего расцвета Ризсковское имение, а вместе с ним и село Ризское, достигло в период с 1815 по 1861 год. В селе было 65 крестьянских хозяйств с общей численностью 450 человек. К имению относилась и деревня Горнево. Из этих двух населённых пунктов в имении в качестве крепостных крестьян работали триста человек. Это благодаря их добросовестному отношению к работе процветало имение. Здесь занимались молочным животноводством, садоводством, растениеводством и рыбоводством. При имении успешно работали сырзавод, рыбзавод, винзавод и две мельницы по размолу зерна. Были построены четыре плотины, образовавших четыре больших озера, где выращивались различные виды рыб. На площади десять гектаров был разбит парк с аллеями из различных пород деревьев, с множеством цветочных клумб и различных аттракционов. Характерным для Ризсковского имения Энгельгардтов было и то, что на площади 50 гектаров лесного массива был создан зоопарк-зверинец, где в специальных вольерах содержались все виды зверей и животных, обитающих на европейском континенте. В селе Ризском, на одном из родниковых источников, был оборудован святой колодец, над которым была построена часовня. В имении действовала земская школа на 85 учащихся и работала библиотека им. Н.В. Гоголя.

Люди, проживающие в селе Ризское, не только хорошо работали, но умели торжественно, весело проводить различные мероприятия. Русской православной церковью был учреждён в селе Ризское и деревне Горнево престольный праздник – Ризы, который традиционно, с давних времён ежегодно отмечается 23 июля. В этот день всё население посещало церковь, где шло богослужение, посвящённое этому празднику. После богослужения население возвращалось по своим домам, где заранее были накрыты праздничные столы.

Начиналась праздничная трапеза. В этот день приходило и приезжало большое количество гостей из города Вязьмы и близлежащих деревень. После праздничной трапезы в селе образовывалось два больших танцевальных круга. Гармонисты, балалаечники веселили граждан, которые танцевали, плясали, хороводили. Неотъемлемой была игра в русскую лапту. Праздник продолжался и на второй день. Таковы были традиции этого мероприятия»....

«Вследствие проведенной, в 1861 году, реформы, так называемой отмены крепостного права, деятельность Ризсковского имения Энгельгардтов стала хиреть. Производство стало сокращаться. Многие крестьяне оказывались не у дел»...

«В 1906 году деятельность в Ризсковском имении вообще прекратилась. Последний владелец имения Дмитрий Дмитриевич Энгельгардт женился на женщине из публичного дома, стал посещать с ней театры, всякие заведения, тратил при этом на неё огромные деньги, которых стало не хватать. Он распродал всё своё имение, кроме церкви, которую продавать не разрешалось. Ходили слухи, что когда Дмитрий продал своё имение и угодия, то вырученные деньги пропил вместе с мужиками. Дошло до того, что сам Дмитрий, стоя на балконе своего господского дома, лил водку сверху прямо в рот мужикам, лежавшим на крыльце дома»....

Не знаю, как вам, а мне видится в каждой этой строчке не просто авторская ревностная любовь к родному селу, а пронзительная боль и жалость ко всему прошедшему милому деревенскому ладу-укладу. Как было замечательно, и как ломалось и хирело от недобрых внешних вмешательств. Нам дико, но мы с автором клянём в душе возносимую до небес «так называемую отмену крепостного права». Она подорвала благосостояние хозяев цветущего имения, а вместе и всего села. Предел всему и венец падения – судьба последнего Энгельгардта (оговорюсь, что я опустил заботливо прописанные извивы родового древа и биографии всех владельцев Ризского). Этот Дмитрий, женившийся на публичной женщине, посещавший с ней «всякие заведения», погубивший зазря себя (как он эту водку с балкона льёт!) - закономерный итог той первой «свободы» и типичный продукт «свободы» второй – знаменитого манифеста, «вырванного» у царя революцией 1905 года. Как мы восхищались всякого рода «буревестниками» в школьные наши времена! Между тем, нехорошее поведение последнего Энгельгардта – как раз в духе творившихся тогда «безобразий»: он даже церковь пытался продать!

Работая над очередной книгой 45-томника смоленских библиографических редкостей, я познакомился, наконец, с некоторыми свидетельствами и оценками современников «первой русской революции» из числа смоленской интеллигенции, настроенной патриотически, переживавшей поражение от японцев как глубочайшую не только общенациональную, но и личную трагедию. В первую очередь, речь о настоящем подвижнике, талантливом журналисте, литераторе и, пожалуй, лучшем историке-краеведе за всё тысячелетие смоленской историографии Иване Ивановиче Орловском. Разнузданность «освободителей» (это у него ироничное наименование революционеров, как у нас «демократы») доводила его до болезни, до ощущения творящегося конца света. А, казалось бы, всего невинное озорство школяров, напяливших фуражку на крест гимназической церкви; или «юношеский максимализм» семинаристов и епархиалок, устраивавших кощунственные вечеринки с осквернением могил на кладбище его родных Даниловичей в Ельнинском уезде. Причём, самая разнузданность и падение нравов, по наблюдению Орловского, там, где начинается атеизм – отрицание всего святого и священного.

Своего рода церковной трагедией завершает историю старого, патриархального Ризского и деревенский летописец – в прошлом председатель Вяземского агропрома а ныне рядовой пенсионер В. А. Скребков. Имение разорившихся Энгельгардтов приобрела, как водится, «купеческая дочь» Зинаида Николаевна Вашкова. «К ней же, - пишет автор, - отошла и Ризсковская церковь. Здесь она организовала женскую общину, которая называлась «Ризоположенской». Эта община была утверждена Указом императора Николая II. В то время здесь проживало 56 насельниц-монахинь (т.е. очень много. – П.П.)».

И вот итог... Впечатляющий, прямо из Ильфа и Петрова: «В 1919 году община была преобразована (здесь надо паузу!– П.П.) в артель «Светоч»(!).

Сегодня ничего здесь от тех времён не осталось, кроме мрачного остова той самой церкви, которую нельзя было продавать.

Вообще, хоть и с задержкой, но здесь скажу, как я и, кстати, редактор журнала «Смоленск» «запали» на село Ризское ещё задолго до его юбилея. Был у журнала славный период борьбы за последнего смоленского «председателя-самородка» - директора знаменитого на всю страну племзавода «Рассвет» Новодугинского района Владимира Яковлевича Усачёва. Его самым банальным образом «уходили» на заслуженный отдых, чтобы положить огромнейшее хозяйство со всей движимостью и недвижимостью в большой негосударственный карман. И вот в апреле 2006 года мы в очередной раз направились в «Рассвет» - на день рождения Усачёва. По дороге В.И. Атрощенков завёз нас в Ризское, которое он с самого начала опекал и много нам рассказывал. Так в большом материале об Усачёве появилась «попутная» главка «У святого колодца» - о Ризском. Она разделила печальную участь знаменитого «пропавшего» майского номера журнала «Смоленск». Но, кто хотел (а желающих оказалось много), тот нашёл и прочёл о хитроумном губернаторе Маслове, который изобрёл безотказный рецепт решения проблемы смоленского села. В том самом печально известном духе: нет села – нет проблемы. Дескать, сельским хозяйством в нашей полосе заниматься невыгодно, а лучше зарастить все угодья лесом. Потомки лет через семьдесят «спасибо» скажут за драгоценную древесину, заботливо для них запасённую. Всё это было бы смешно, если бы не было так грустно. И настолько это тогда затрагивало и Ризское, с большими его надеждами и планами, и «Рассвет», обречённо стоявший на пути наступающих административных дубов, что как-то слились они в моём представлении воедино – как в одну братскую могилу легли...

С тем большим удивлением и радостью увидел недавно в руках В.И. Атрощенкова некий солидный фотоальбом со знакомой фотографией аиста, свившего гнездо прямо на водонапорной башне Ризского. Этот красивый альбом – подарок Почётному жителю Ризского, Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу. От односельчан. Аккуратно подклеенные, подписанные и убранные под целлофан яркие фотографии перемежаются в нём с текстами собственного сочинения (половина и вовсе рукописные), газетными вырезками, копиями научных статей и информацией из Интернета по истории села. Естественно на почётном месте переписка с Патриархом! С первых страниц я понял, что самого главного в тот раз не заметил, занятый другой темой – и согласился делать брошюру.

А сейчас, как в начале работы, бьюсь над объяснением появления владыки Кирилла, тогда ещё митрополита, по собственной его воле не просто с визитом, а в списке жителей села Ризское. Села, мягко говоря, рядового. Собственно, его юридически давно не существует. Есть в официальных бумагах неуклюжее словосочетание «село Вяземский». Наследие тех времён, когда здесь была крупнейшая МТС, затем центр гигантского по площади совхоза. Но такая уж мерцающая история выдалась у села в советское время. Вот поднимается в нём, расправляет крылья новая жизнь (МТС со всем соцкультбытом). Вдруг война, кровавый «котёл», выжженная пустыня с двумя уцелевшими домами. Только восстановили всё, людей больше стало, чем до войны (265 чел.) – вдруг в 1963 году «вышестоящие органы» центральную усадьбу совхоза переносят в деревню Относово. И дальше – обыкновенная история: всё – для Центра. «К 2000 году, – констатирует Виктор Александрович, – осталось всего 27 человек. Село практически исчезло».

Но вот начинается то, что сельский летописец именует «не было бы счастья, да несчастье помогло». Пришла в негодность система водоснабжения, сработанная при советской власти, а без воды, сами знаете... Помог по старому знакомству В.И. Атрощенков. Построили в Ризском колодец «шахтного типа». Как в давние времена. Только не очень приглядно. И тут, как мне кажется сейчас, случилось маленькое чудо, которое дало толчок всему последующему. «Помня, что в селе Ризское когда-то был святой водоисточник, над которым была сооружена часовня, - записывает Скребков, - я стал, в 2001 году, возводить над построенным колодцем часовню». Опять Атрощенков помог: заказал в Смоленске «маковку». Вообще, многие помогали, и всех скрупулёзно перечисляет летописец. Но руками, как понимаю, ему больше всех сосед В.А. Яковлев помогал.

19 января 2002 года часовню и колодец освятили, а ещё через полгода на огороде того же Яковлева случайно обнаружились останки ста наших воинов, погибших в октябрьском котле 1941-го и захороненных кем-то в воронке от авиабомбы. По сохранившимся портупеям установили, что 32 из них были офицерами, по остаткам волос, заколкам и медицинским инструментам опознали двух женщин-врачей... Как их настигла смерть, какая трагедия разыгралась в этих живописных местах, сегодня можно только гадать. Но эта находка потрясла сельчан. Они воспротивились решению районных властей забрать останки для захоронения на мемориале в Богородицком. Спор разгорелся нешуточный. Вот тогда и обратился В.И. Атрощенков к митрополиту Кириллу как к третейскому судье. Владыка поддержал жителей Ризского и посоветовал на месте захоронения воинов построить сень-часовню. Часовню построили. Опять-таки общими усилиями, на общественных началах – власти ни рубля не дали. Так появилось в Ризском ещё одно святое место – благодарной памяти и поклонения. Здесь же установили памятный знак жительнице села Прасковье Захаровне Каретниковой. «В октябре-декабре 1941 года она собрала с поля боя в свой дом 14 тяжелораненых наших воинов. И в течение трёх месяцев, под смертельной опасностью, ведь в селе стояли немцы, лечила, кормила, выхаживала бойцов», - читаем в истории Скребкова. Можно сказать, что целый взвод наших ребят спасла эта замечательная женщина ценой собственной жизни. Она не пережила голодной зимы в оккупированном селе, так как все свои скудные запасы скормила раненым. Один из бойцов после войны приезжал специально поклониться в ноги своей спасительнице, но в живых её не застал...

Ловлю себя на мысли, что дальнейшие события в Ризском развивались с какой-то неумолимой логикой нарастающего благополучия, не только духовного:

«17 июня 2003 года, в день Святой Троицы, посетил село Ризское митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл.... молился на месте предстоящего захоронения воинов, а также возле освящённого колодца. Испил из него родниковой воды. Принял участие в праздничной трапезе. Беседовал со многими гражданами села. Благословляя духовных чад на добрые дела, он пожелал жителям села благополучия, здоровья, а селу Ризское возрождения и процветания»...

«В мае 2004 года, по предложению Атрощенкова В.И., сходом граждан села Ризское принято решение: присвоить митрополиту Смоленскому и Калининградскому Кириллу звание «Почётный гражданин села Ризское».

Прошло не так много времени (но оно всё же потребовалось для обдумывания и принятия решения!) и 15 июля был получен ответ, в котором митрополит благодарит жителей села за гостеприимство и присвоение почётного звания. В письме есть строки, которые позволяют судить и о мотивах «принятия гражданства: «Отрадно было видеть, что строительство часовни на братском захоронении воинов-героев стало стимулом духовного возрастания общины. Успешно преодолевая трудности, вызванные социальными и экономическими потрясениями последних лет, Вы, жители Ризского, уверенно идете по пути построения стабильной и благополучной жизни».

Здесь надо добавить и мотивах не столь явных. Митрополит Кирилл неоднократно бывал на залитой кровью защитников Отечества земле Вяземского котла. Мы писали в журнале о тех храмах и грандиозном строящемся монастыре на Богородицком ратном поле, живых попечением нынешнего Патриарха. Это место назвал он русской Голгофой, и не раз повторял, что жизнь не иссякнет в святых местах, где и он, как видим, счёл за долг и честь «прописаться».

«В мае 2005 года состоялся второй визит митрополита Кирилла в село Ризское .... он отслужил Литию в часовне. Осмотрел посёлок. Посетил дом Шувалова В.А. Подарил жителям села книгу «Слово, благодать несущее» с собственной ручной подписью «Жителям села Ризское от Почётного гражданина. Митрополит Кирилл». В заключение своего визита он выразил уверенность, что село Ризское и дальше будет развиваться и процветать».

И, вы знаете, так и происходит. В этом я убедился, побывав в Ризском в мае и в июне. Здесь приведу письмо жителей Патриарху из упоминавшегося памятного альбома. В том, что они пишут нет преувеличений, а даже успела устареть эта информация – так быстро меняется картина, всякий раз встречает тебя здесь какая-то «обновка».

«Вы, как духовный наставник и Почетный гражданин села, можете с удовлетворением увидеть реальные результаты дел своих односельчан. В последние годы без всякой государственной помощи в селе сделано многое: более чем вдвое увеличилось население, впервые за многие годы в селе стали рождаться дети, люди заняли под строительство все свободные земли, выполнены проектные работы по газификации села, отремонтирована дорога, благоустроено братское захоронение советских воинов, павших в годы Великой Отечественной войны, на месте захоронения возведена часовня, благоустроено место сельского схода… Но еще многое предстоит сделать».

Я немало мог бы добавить. О самоуправлении в Ризском, о детской площадке, новых мемориальных знаках, благоустроенных усадьбах и прудах «с лебедями», о традиционных сельских праздниках и гуляньях... Но воздержусь. Что-то увидите на фотографиях, что-то дорисует воображение.

Позади у Ризского 250 лет. Как хочется, чтобы и будущее у него было не менее долгим и славным, чем прошлое. Вообще, хочется верить. С Веры – со святого колодца, с крохотной часовни началась новая история Ризского, казалось бы, безнадёжно больного общей, увы, болезнью наших деревень. Сколько горьких слов на эту тему сказано, сколько жутких картин «исхода Руси» нарисовано. Зато с какой радостью ловим мы малейшие признаки выздоровления, пробуждения жизни.

А заголовок брошюры «Возрождение села Ризское» я всё же поменял. Казалось бы, всё правильно, но... Есть слова, даже дорогие и высокие, которые мы затаскали до сплошной дырки. Кто постарше, помнит смоленскую программу «Возрождение села», принятую в последние годы Советской власти в рамках Всероссийской программы. Помнят бессмертную трилогию «Целина», «Малая земля» и «Возрождение» дорогого Леонида Ильича. Помнят, чем обернулось это возрождение для СССР.

Не стоит забывать, что пока есть село «Вяземский»... И всё же Ризское – вот оно: просится вернуть его в списки и поставить на довольствие. Значит, есть надежда, как у любимого нашего Тёркина, вернуться с того света. И Ризское – пример Возвращения. Вынося это слово в заголовок, мы не ставим восклицательный знак. Уместнее вопросительная интонация.

Сегодняшнее Ризское мало похоже на хранящуюся в нашей памяти деревню. Не теснится в хлевах новых хозяев скот (и хлевов нету), возле домов стоят иномарки, а не плуги и трактора; не роются в пыли куры, не плавают в прудах утки и гуси... Но огороды, теплицы почти у всех, но сходы сходятся, и песни поются, и дети рождаются – а главное не дичает земля отцов и дедов, радует сердце красотой и благообразием.

Невольно задумываешься и о роли во всём этом единственного почётного гражданина села, и почему-то кажется, что очень велика эта роль. Не раз за время работы вспоминал «Матрёнин двор» Солженицына. Это название тоже подарил Александру Исаевичу Твардовский. А поначалу было «Не стоит деревня без праведника»...

 

Добавить комментарий

В комментариях категорически запрещено:
1. Оскорблять чужое достоинство
2. Сеять и проявлять межнациональную или межрелигиозную рознь
3. Обсуждать личности, личные обстоятельства, интеллектуальный, культурный, образовательный и профессиональный уровень
4. Употреблять ненормативную лексику, проще говоря мат
5. Публиковать объявления рекламного характера в том числе и рекламирующие другой сайт
6. Публиковать комментарии бессодержательного характера, т.н. "флуд"
7. Размещать комментарий содержащий только один или несколько смайлов
За нарушение правил следует удаление комментария или бан (зависит от нарушения)!!!


Защитный код
Обновить

201307_155.jpg

Журнал Смоленск 2007 год

Журнал Смоленск 2006 год

Чтобы сообщить об ошибках в тексте на нашем сайте, нужно выделить текст и нажать SHIFT+ENTER

Похожие материалы

Комментарии

  • Форум строителей

    10.06.2019 21:30
    Управление репутацией сайта в поисковых системах. Ꮋere iѕ my weblog ... продвижение англоязычных сайтов: https://auslander.ru/category/polezno-znat/
     
  • Мастерство всегда в почете

    10.06.2019 02:56
    I am glad to be one of many visitants on this great internet site (: , appreciate it for posting. Also visit my website; Somatodrol Til mænd apotek ...
     
  • В ЗОНЕ ПОВЫШЕННОГО ВНИМАНИЯ

    02.06.2019 21:22
    Очень быстротечно развивается полиграфия в Киеве. My blog post; https://www.1design.org/%D0%BA%D0%B0%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D0%B4%D0%B0%D1%80%D0%B8%D0%BA%D0%B8 ...
     
  • Мастерство всегда в почете

    01.06.2019 12:34
    Therefore, people spend more evening online. My web-site; Apteka potencja. Opinie lekarzy efekty po miesiącu w aptece z czym łączyć skutki uboczne ile ...
     
  • В ЗОНЕ ПОВЫШЕННОГО ВНИМАНИЯ

    27.05.2019 16:47
    Очень быстротечно развивается полиграфия в Киеве. Also visit my web-site ... типография киев 1Дизайн ...
     
  • В ЗОНЕ ПОВЫШЕННОГО ВНИМАНИЯ

    27.05.2019 14:58
    Очень быстротечно развивается полиграфия в Киеве. Feel free to visit my homepage :: типография киев левый берег ...

© 2019 Журнал Смоленск. Все права защищены.
Журнал Смоленск — независимое издание.